Содержание номера

Лехаим № 1 (321)

21 декабря 2018
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

Отростки

Борух Горин

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Мендл Калменсон

Слово раввина

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты

Берл Лазар

Неразрезанные страницы

Основные направления в учении хасидизма

Гилель Цейтлин

Архив

Ребе и профессор

Перевод с идиша и иврита и предисловие Ариэля Эвана Мэйза

Опыт

Оставьте еврейский народ в покое

Адам Кирш

свидетельство

Еврейские старики поколения тшувы

Илья Дворкин

Книжный разговор

Тайный метафизик

Стивен Ашхейм

Книжный разговор

Общий долг: переписка Ханны Арендт с Гершомом Шолемом

Адам Кирш

Опыт

Аристократы и плебеи

Аркадий Ковельман

Архив

Еврейские фамилии. Как понять, кто есть кто

Сара-Бейла Надя Липес

Резонанс

The Times of Israel: 90% европейских евреев чувствуют рост антисемитизма: беспрецедентный опрос ЕС

Роберт Филпот

Трансляция

Jewish Telegraph Agency: Неутешительные результаты последнего опроса по поводу антисемитизма

Кнаан Лифшиц

Commentary: Евреи на востоке и на западе Европы: где безопаснее?

Ивлин Гордон

Commentary: Позор Антидиффамационной лиги

Сет Мандел

The Atlantic: Жалобы Корбина

Говард Джейкобсон

The Atlantic: Прием Нетаньяху: «Если не я, то катастрофа»

Грег Карлстром

Commentary: UNIFIL не позволяет ЕС объявить «Хизбаллу» вне закона

Эвелин Гордон

аналитика

Страх, ненависть и международный терроризм на тройной латиноамериканской границе

Китти Сандерс

Резонанс

Нетривиальные итоги декабря с Лайелом Лейбовицем

цитата

ОБ Этом надо поговорить

12.2018

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

Музей

Дорогой многоуважаемый шкаф!

Михаил Эдельштейн

Репортаж

Евреи дошли до «Точки»

Ирина Мак

Трансляция

The New Yorker: «Операция “Финал”» и популярные представления об Адольфе Эйхмане

Ричард Броди

Frieze: Контрпамятник

Эн Лян Хон

Музей

Трудный и мучительный роман Леонарда Бернстайна с Веной

Лайам Хоур

Неразрезанные страницы

Дневник большого путешествия

Александр Бараш

Интервью

«Это была не работа, а попытка повторения блаженного выдоха существования...»

Беседу с Александром Барашем ведет Линор Горалик

Книжный разговор

Мир опять безвиден и пуст

Валерий Шубинский

Репортаж

В следующем году — в Манеже!

Михаил Майков

Интервью

Натан Ингландер: «Этот рассказ занял у меня целую жизнь»

Беседу ведет Николай Александров

Летопись диаспоры

Тупик

Эдит Перлман. Перевод с английского Нины Усовой

Пат

Войцех Энгелькинг. Перевод с польского Ольги Лободзинской

Поделиться

Палестинский пейзаж

Поленов так глубоко погрузился в еврейскую тему, что она стала для него своей — может быть, потому еще, что он был явным филосемитом. Аристократ по происхождению — внук архитектора Львова, потомок Воейковых, состоявший в родстве с Державиным, Василий Поленов был к тому же истинным аристократом духа. Щедрость и благородство были свойствами его натуры — недаром крестьяне защитили барина в революцию, не дав разорить усадьбу. И ксенофобия была чужда Поленову: среди любимейших учеников в его пейзажном классе, помимо Коровина и Головина, были Левитан и Серов.

Память, Джейкобсон, «J»

Мне часто говорят, что я английский Филип Рот или английский Вуди Аллен. Я отвечаю, спасибо за столь лестный комплимент, но я бы предпочел быть еврейской Джейн Остин. Это шутка, но я и в самом деле в большей степени еврейская Джейн Остин, чем английский Филип Рот. Моя мать предпочитала английскую классику, хотя могла читать, скажем, Дэвида Лоуренса, и я воспитывался на романах Диккенса, Остин. Да, это сложности еврейской интеграции в другую культуру. Мы знаем, чем закончилось для евреев это вживание в культуру немецкую. Но в данном случае, я думаю, это менее опасно.

Разгаданный псевдоним

Еще в конце 60‑х годов во Всесоюзном агентстве по охране авторских прав ему сказали: «Ну кто поверит, что автором популярнейшей народной песни «Родина» является Абрам Самойлович Полячек!» И все же музыканты‑эксперты Союза композиторов, фольклорная секция Союза признали А. С. Полячека автором «Родины». К сожалению, это было чисто формальным решением, не имевшим никакого общественного резонанса, и старый музыкант особой радости не испытал. В 1976 году он умер, никто не вспомнил о нем и 10 декабря 1989 года, когда исполнилось сто лет со дня его рождения.