fbpx

Выбор редакции

Академия

Воспоминания Соловья Мануила Григорьевича (Гершеновича), доктора медицинских наук

Я выходец из бедной семьи. Безграмотный мальчик, грязный, вшивый, я питался в чужих домах, спал в старой холодной синагоге, топил печи и мыл полы... Таковы были мои детство и юность.Теперь, когда я пишу эти строки, я видный врач, доктор медицинских наук, автор многих научных статей и монографий. Это ли не прыжок снизу вверх, вопреки всем препятствиям, которые мне пришлось преодолеть? Я, как червяк, полз вверх, рискуя быть раздавленным, но все же дополз.

Беседы М. Г. Соловья с Ильей Дворкиным

«Всегда у меня маленькая Гемора была. Когда я ездил в поезде — куда бы ни было — я всегда изучал Талмуд, я без этого никуда. В поезде, в дороге, всегда у меня была маленькая Гемора... Даже на фронте всегда у меня с собой была книга, Талмуд, даже в армии. Бывало так, в лесу, лес бомбят, деревья горят, а я найду где‑нибудь укрытие и занимаюсь Талмудом. Тогда обо всем забывал. Поняли?»

Белая ворона профессор Соловей: заметки внука

Соединяя в своей личности и деятельности эти два мира — мир медицины и мир иудаизма, — дедушка полностью не принадлежал ни одному из них. Среди врачей он нередко выглядел белой вороной, потому что не стремился делать карьеру и ориентировался прежде всего на еврейский круг и еврейские ценности. Среди раввинов же он был чужим, поскольку не мог забыть о врачебном долге и нужды пациентов ставил выше требований Алахи.

Реконструируя жизнь Храма и его обитателей, которым ничто человеческое не было чуждо

В Талмуде никак не обсуждается политическая сторона храмовой жизни; мудрецов интересует не секулярная власть, а священный обряд — неподвластный времени, всегда актуальный, сохранившийся в памяти поколений даже после того, как Храм был разрушен. Но иТалмуд ясно показывает, что к храмовым служителям предъявлялись высокие требования, которым они не всегда соответствовали.

Недельная глава «Корах». Когда истину приносят в жертву ради власти

Раввины не стали делать из мятежа Кораха вывод, будто спорить нехорошо, будто лидерам полагается беспрекословно повиноваться, будто высшей ценностью в иудаизме должна быть покорность (а в некоторых религиях она действительно является высшей ценностью). Напротив, спор — источник жизненной силы иудаизма при условии, что мотивы для спора нравственно чисты, а цели — конструктивны.
Вся академия

События и комментарии

Притча Йегошуа

Оказавшаяся по стечению обстоятельств в Иерусалиме русская женщина, решившая без права на жительство задержаться в стране как можно дольше, погибает в одном из терактов. Гроб с ее телом отправляют в российскую глубинку, чтобы подросток-сын и старуха-мать похоронили ее на родине... Но ее мать, глубоко верующая христианка, категорически отказывается хоронить... Дочь должна вернуться в Израиль!

Подарки

Карола решила, что у меня слишком мало друзей для ее запаса подарков, и стала посылать подарки моим врагам. Обнаружив это, я поднял скандал. В первый и последний раз я заговорил о разводе... «Разве так ужасно, если покажешь немного доброй воли? У твоих врагов, в сущности, та же цель, что и у тебя: помочь евреям. Только подход у вас разный», — сказала тогда она.

Пятый пункт: Лапид, рейтинг Европы, евреи Сухарто, Зеленский против, фальсификатор

Кто такой новый премьер-министр Израиля Яир Лапид? Где в Европе лучше всего жить евреям? И в чем Владимир Зеленский упрекает Израиль? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Ванзее: место, где было сформулировано «окончательное решение»

Гейдрих и Гиммлер боролись за власть и за одобрение Гитлера. Цели их отличались. Гейдрих выступал за уничтожение евреев после войны и хотел эксплуатировать их в концентрационных лагерях. Гиммлер был за расово мотивированную войну на уничтожение в огромных масштабах. Его идеей было: либо мы, либо они: немцам грозит вымирание, если евреям будет позволено существовать. Для него война заключалась не в том, чтобы «создать условия для окончательного решения», а в том, чтобы «поставить окончательное решение на службу войне».

Академия

Воспоминания Соловья Мануила Григорьевича (Гершеновича), доктора медицинских наук

Я выходец из бедной семьи. Безграмотный мальчик, грязный, вшивый, я питался в чужих домах, спал в старой холодной синагоге, топил печи и мыл полы... Таковы были мои детство и юность.Теперь, когда я пишу эти строки, я видный врач, доктор медицинских наук, автор многих научных статей и монографий. Это ли не прыжок снизу вверх, вопреки всем препятствиям, которые мне пришлось преодолеть? Я, как червяк, полз вверх, рискуя быть раздавленным, но все же дополз.

Беседы М. Г. Соловья с Ильей Дворкиным

«Всегда у меня маленькая Гемора была. Когда я ездил в поезде — куда бы ни было — я всегда изучал Талмуд, я без этого никуда. В поезде, в дороге, всегда у меня была маленькая Гемора... Даже на фронте всегда у меня с собой была книга, Талмуд, даже в армии. Бывало так, в лесу, лес бомбят, деревья горят, а я найду где‑нибудь укрытие и занимаюсь Талмудом. Тогда обо всем забывал. Поняли?»

Белая ворона профессор Соловей: заметки внука

Соединяя в своей личности и деятельности эти два мира — мир медицины и мир иудаизма, — дедушка полностью не принадлежал ни одному из них. Среди врачей он нередко выглядел белой вороной, потому что не стремился делать карьеру и ориентировался прежде всего на еврейский круг и еврейские ценности. Среди раввинов же он был чужим, поскольку не мог забыть о врачебном долге и нужды пациентов ставил выше требований Алахи.

Реконструируя жизнь Храма и его обитателей, которым ничто человеческое не было чуждо

В Талмуде никак не обсуждается политическая сторона храмовой жизни; мудрецов интересует не секулярная власть, а священный обряд — неподвластный времени, всегда актуальный, сохранившийся в памяти поколений даже после того, как Храм был разрушен. Но иТалмуд ясно показывает, что к храмовым служителям предъявлялись высокие требования, которым они не всегда соответствовали.

Недельная глава «Корах». Когда истину приносят в жертву ради власти

Раввины не стали делать из мятежа Кораха вывод, будто спорить нехорошо, будто лидерам полагается беспрекословно повиноваться, будто высшей ценностью в иудаизме должна быть покорность (а в некоторых религиях она действительно является высшей ценностью). Напротив, спор — источник жизненной силы иудаизма при условии, что мотивы для спора нравственно чисты, а цели — конструктивны.
Вся академия

Выбор редакции

События и комментарии

Притча Йегошуа

Оказавшаяся по стечению обстоятельств в Иерусалиме русская женщина, решившая без права на жительство задержаться в стране как можно дольше, погибает в одном из терактов. Гроб с ее телом отправляют в российскую глубинку, чтобы подросток-сын и старуха-мать похоронили ее на родине... Но ее мать, глубоко верующая христианка, категорически отказывается хоронить... Дочь должна вернуться в Израиль!

Подарки

Карола решила, что у меня слишком мало друзей для ее запаса подарков, и стала посылать подарки моим врагам. Обнаружив это, я поднял скандал. В первый и последний раз я заговорил о разводе... «Разве так ужасно, если покажешь немного доброй воли? У твоих врагов, в сущности, та же цель, что и у тебя: помочь евреям. Только подход у вас разный», — сказала тогда она.

Пятый пункт: Лапид, рейтинг Европы, евреи Сухарто, Зеленский против, фальсификатор

Кто такой новый премьер-министр Израиля Яир Лапид? Где в Европе лучше всего жить евреям? И в чем Владимир Зеленский упрекает Израиль? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Ванзее: место, где было сформулировано «окончательное решение»

Гейдрих и Гиммлер боролись за власть и за одобрение Гитлера. Цели их отличались. Гейдрих выступал за уничтожение евреев после войны и хотел эксплуатировать их в концентрационных лагерях. Гиммлер был за расово мотивированную войну на уничтожение в огромных масштабах. Его идеей было: либо мы, либо они: немцам грозит вымирание, если евреям будет позволено существовать. Для него война заключалась не в том, чтобы «создать условия для окончательного решения», а в том, чтобы «поставить окончательное решение на службу войне».
Все события и комментарии