fbpx

Выбор редакции

Академия

Недельная глава «Ваишлах». Будь собой

Покуда Яаков хотел быть Эсавом, между ними были напряженность, конфликт и соперничество. Но в ту ночь, готовясь к новой встрече с Эсавом после двадцати двух лет отсутствия дома, Яаков вступает в борьбу с самим собой; в итоге он сбрасывает личину Эсава — того, кем он хотел быть все эти годы. И это важнейший момент в жизни Яакова. Отныне он вполне удовлетворен, став самим собой. Только когда мы перестаем хотеть быть кем‑то иным, мы можем жить в мире и согласии с собой и миром.

Ваишлах: дома все иначе

Рассказывают, что Межеричский Магид в юности жил в чрезвычайной бедности. Однажды к нему явился богатый еврей, присланный Баал‑Шем‑Товом. Потрясенный увиденным, он сказал праведнику: «Как вы можете так жить? Вот у меня дома мягкая мебель, хорошая еда». Магид заметил: «Это ведь у вас дома, дома все иначе. Мы сейчас не дома, мы в дороге». Все материальные блага этого мира являлись для него временной суетой, домом для него были Тора и заповеди. Это и есть настоящая подготовка к освобождению.

Послания Солженицына

Хотя после того как автор «Архипелага ГУЛАГ», не убоявшись истеблишмента тоталитарного, не убоялся истеблишмента и либерального, в его искренности и бесстрашии сомневаться было трудно, но все-таки открыто взяться за русско-еврейскую тему, за этот «каленый клин»...

Был ли Перон врагом евреев?

Томительно и интересно изучать трактовки перонизма в контексте аргентинского еврейства. Некоторые авторы, не церемонясь, утверждают, что Перон‑де был юдофоб, филонацист и фашист. Другие утверждают, что никаких проблем с евреями не было, Перон был их другом и старался обустроить жизнь диаспоры в духе любви и великого общенационального политического проекта, так же, как он стремился наладить жизнь любого другого аргентинского этнического и религиозного меньшинства.

Как Леви стал коэном

Почему этот хасмонейский писатель разрушает столь тяжело давшееся обоснование, создавая второе видение с ангелами без какой бы то ни было библейской основы, вместо того чтобы просто вставить все, что он хотел сказать, в первое видение? Почему этот хасмонейский писатель, в тексте которого ясно говорится о двух визитах к Ицхаку, не вставил священнические поучения (которые, если следовать этой теории, сам же и придумал) в первый визит? Это и другие аргументы убеждают, что второй, отдельный, текст о Леви действительно был.
Вся академия

События и комментарии

Ну, а так что слышно?

Я понимаю, что развеселить еврея не так‑то просто. Все анекдоты он знает, всякие смешные истории, песенки, афоризмы ему известны в нескольких вариантах — от одесского до парижского, каламбуры он уже где‑то слышал, рисунки где‑то видел... Короче говоря, все ясно, все переговорено, как с бабушкой Этель, но...

Женщины, возглавляющие борьбу с антисемитизмом в Британии

Лейбористский антисемитизм расколол политические и интеллектуальные круги в Британии: рассорил друзей, еще больше разобщил элиту страны. Противостояние лейбористскому антисемитизму, в свою очередь, способствовало усилению новой группы неофициальных еврейских лидеров, группы успешных в своих сферах женщин, причем все они секулярные еврейки и в их жизни иудаизм раньше занимал лишь второстепенное место.

The Atlantic: Почему британских евреев беспокоит Джереми Корбин?

Разумеется, лейбористская партия — не единственная причина для беспокойства у евреев Британии и всего мира. И крайне правые, и исламские экстремисты в последние годы устраивали нападения на евреев. Но дело в том, что эта повсеместная ненависть к евреям тревожит британских евреев, и поэтому им особенно важно, чтобы политические партии прислушивались к их страхам. «Не то чтобы мы опасались, что нас немедленно погрузят в вагоны для скота или примут Нюрнбергские законы», — говорит Поллард. Он лишь беспокоится, что в случае победы Корбина в Англии будет премьер‑министр, которому совершенно нет дела до антиеврейского расизма».

Два Гроссмана и др.

Шалев давно стал русским народным классиком (спасибо его переводчикам Рафаилу Нудельману и Алле Фурман). Амос Оз — очень большой писатель, это было очевидно и при его жизни, а после смерти и вовсе не вызывает никаких сомнений. Давид Гроссман за роман «Как‑то лошадь входит в бар» два года назад получил Международный Букер — одну из самых престижных литературных премий в мире. Этгар Керет переведен на десятки языков. В общем, у израильской литературы все хорошо. Так что когда в этом году Израиль стал страной‑гостем 21‑й ярмарки «non/fiction», это было воспринято как должное.

Академия

Недельная глава «Ваишлах». Будь собой

Покуда Яаков хотел быть Эсавом, между ними были напряженность, конфликт и соперничество. Но в ту ночь, готовясь к новой встрече с Эсавом после двадцати двух лет отсутствия дома, Яаков вступает в борьбу с самим собой; в итоге он сбрасывает личину Эсава — того, кем он хотел быть все эти годы. И это важнейший момент в жизни Яакова. Отныне он вполне удовлетворен, став самим собой. Только когда мы перестаем хотеть быть кем‑то иным, мы можем жить в мире и согласии с собой и миром.

Ваишлах: дома все иначе

Рассказывают, что Межеричский Магид в юности жил в чрезвычайной бедности. Однажды к нему явился богатый еврей, присланный Баал‑Шем‑Товом. Потрясенный увиденным, он сказал праведнику: «Как вы можете так жить? Вот у меня дома мягкая мебель, хорошая еда». Магид заметил: «Это ведь у вас дома, дома все иначе. Мы сейчас не дома, мы в дороге». Все материальные блага этого мира являлись для него временной суетой, домом для него были Тора и заповеди. Это и есть настоящая подготовка к освобождению.

Послания Солженицына

Хотя после того как автор «Архипелага ГУЛАГ», не убоявшись истеблишмента тоталитарного, не убоялся истеблишмента и либерального, в его искренности и бесстрашии сомневаться было трудно, но все-таки открыто взяться за русско-еврейскую тему, за этот «каленый клин»...

Был ли Перон врагом евреев?

Томительно и интересно изучать трактовки перонизма в контексте аргентинского еврейства. Некоторые авторы, не церемонясь, утверждают, что Перон‑де был юдофоб, филонацист и фашист. Другие утверждают, что никаких проблем с евреями не было, Перон был их другом и старался обустроить жизнь диаспоры в духе любви и великого общенационального политического проекта, так же, как он стремился наладить жизнь любого другого аргентинского этнического и религиозного меньшинства.

Как Леви стал коэном

Почему этот хасмонейский писатель разрушает столь тяжело давшееся обоснование, создавая второе видение с ангелами без какой бы то ни было библейской основы, вместо того чтобы просто вставить все, что он хотел сказать, в первое видение? Почему этот хасмонейский писатель, в тексте которого ясно говорится о двух визитах к Ицхаку, не вставил священнические поучения (которые, если следовать этой теории, сам же и придумал) в первый визит? Это и другие аргументы убеждают, что второй, отдельный, текст о Леви действительно был.
Вся академия

Выбор редакции

События и комментарии

Ну, а так что слышно?

Я понимаю, что развеселить еврея не так‑то просто. Все анекдоты он знает, всякие смешные истории, песенки, афоризмы ему известны в нескольких вариантах — от одесского до парижского, каламбуры он уже где‑то слышал, рисунки где‑то видел... Короче говоря, все ясно, все переговорено, как с бабушкой Этель, но...

Женщины, возглавляющие борьбу с антисемитизмом в Британии

Лейбористский антисемитизм расколол политические и интеллектуальные круги в Британии: рассорил друзей, еще больше разобщил элиту страны. Противостояние лейбористскому антисемитизму, в свою очередь, способствовало усилению новой группы неофициальных еврейских лидеров, группы успешных в своих сферах женщин, причем все они секулярные еврейки и в их жизни иудаизм раньше занимал лишь второстепенное место.

The Atlantic: Почему британских евреев беспокоит Джереми Корбин?

Разумеется, лейбористская партия — не единственная причина для беспокойства у евреев Британии и всего мира. И крайне правые, и исламские экстремисты в последние годы устраивали нападения на евреев. Но дело в том, что эта повсеместная ненависть к евреям тревожит британских евреев, и поэтому им особенно важно, чтобы политические партии прислушивались к их страхам. «Не то чтобы мы опасались, что нас немедленно погрузят в вагоны для скота или примут Нюрнбергские законы», — говорит Поллард. Он лишь беспокоится, что в случае победы Корбина в Англии будет премьер‑министр, которому совершенно нет дела до антиеврейского расизма».

Два Гроссмана и др.

Шалев давно стал русским народным классиком (спасибо его переводчикам Рафаилу Нудельману и Алле Фурман). Амос Оз — очень большой писатель, это было очевидно и при его жизни, а после смерти и вовсе не вызывает никаких сомнений. Давид Гроссман за роман «Как‑то лошадь входит в бар» два года назад получил Международный Букер — одну из самых престижных литературных премий в мире. Этгар Керет переведен на десятки языков. В общем, у израильской литературы все хорошо. Так что когда в этом году Израиль стал страной‑гостем 21‑й ярмарки «non/fiction», это было воспринято как должное.
Все события и комментарии