Содержание номера

Лехаим № 3 (335)

24 февраля 2020
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

100 лет спустя

Борух Горин

Послания Любавичского Ребе

Благословение и мир

Составитель Ишайя Гиссер. Перевод с английского и иврита Евгения Левина

Слово раввина

Твой дом — твой Храм

Берл Лазар

Кабинет историка

Пурим в Петрограде в 1917 году

Эли Рубин. Перевод с английского Любови Черниной

Хасиды и хасидизм

Высшее единение

Моше‑Бер Ривкин

Неразрезанные страницы

Комментарий к празднику Пурим

Рабби Леви‑Ицхак из Бердичева. Перевод с иврита Моше Когана и Цви Канторовича. Под редакцией Ури Камишова

Календарь, Пурим

Откуда взялись ваши любимые пуримские обычаи

Шломо Броди

Неразрезанные страницы

Ислам и другие религии

Бернард Льюис. Перевод с английского Михаила Липкина

трансляция

University of Cambridge: Книга против людей равноденствия: T‑S K.6.63

Надя Видро. Перевод с английского Любови Черниной

Неразрезанные страницы

Восточно‑западная улица

Филипп Сэндс. Перевод с английского Любови Сумм

Репортаж

Мероприятие высокого уровня

Борух Горин

Трансляция

JTA: «Яд ва‑Шем»: вините нас, а не Россию в «неудачных» видео на израильском форуме памяти Холокоста

Кнаан Липшиц. Перевод с английского Семена Чарного

The Times of Israel: Возвращение в Египет

Флорис Бошер. Перевод с английского Семена Чарного

трансляция

The Washington Post: Фотографии нацистов из лагеря смерти Собибор

Деби Ценципер и  Лавдей Моррис. Перевод с английского Любови Черниной

Трансляция

The Medialine: Израиль и искусственный интеллект

Майя Маргит. Перевод с английского Семена Чарного

Резонанс

Действие ближневосточной сказки разворачивается в Белом доме

Лайел Лейбовиц. Перевод с английского Давида Гарта

об этом надо поговорить

2.2020

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

Зрительный зал

Битва за короля

Ирина Мак

Кабинет историка

Почему американские евреи меняли фамилии

Кирстен Фермаглих. Перевод с английского Светланы Силаковой

Зрительный зал

Ничего не надо доказывать: евреи в сериалах

Александр Елин

Если бы Анна была жива

Ирина Кордонская

Тевье против Тевье

Альтер‑Исраэль‑Шимон Фойерман. Перевод с английского Валерия Генкина

Актуалии

Кадиш

The Jerusalem Post: Голливудская легенда

Том Тугенд. Перевод с английского Семена Чарного

Монолог

Россия, моя родина

Говард Джейкобсон. Перевод с английского Светланы Силаковой

литературные штудии

Самоантисемитизм Йосефа‑Хаима Бренера

Гилель Галкин. Перевод с английского Любови Черниной

трансляция

Commentary: Евреоизраильтяне

Эвелин Гордон. Перевод с английского Семена Чарного

Книжные новинки

Хаос нового еврейского бытия

Михаил Липкин

Собрание сочинений

Такие люди были раньше

Авром Рейзен. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Звезда Давида

Записки адвоката

Александр Добровинский

Поделиться

Как рождаются праведники

Памятник хотели открыть в марте, к столетию со дня погрома. Но слегка помешал вирус: страна закрылась на карантин, и организовать открытие памятника в марте не удалось. Но лучше поздно, чем никогда: и три месяца спустя памятник все‑таки стоял на своем законном месте. По случайному стечению обстоятельств он встал буквально «за спиной» братской могилы, в которой похоронены жертвы погрома, убитые Оверко Куравским, — само существование этих жертв значительная часть жителей Тетиева до сих пор отрицает...

Выбор инквизитора

Торквемада был великий инквизитор Испании, искоренял ереси, из которых одной из самых страшных было скрытое еврейство. Открытое не было. Не то чтобы евреи жили вне закона, но закон не протестовал, если инквизиция сжигала их заживо в синагоге. Скрытое же заключалось не в принадлежности к иудаизму, а в предке-еврее у христианина. Это, в понимании инквизиции, угрожало спасению души... Мы такому положению дел, насмотревшись на то, что с человечеством происходило с того времени, с конца XV века, не ужасаемся.

The Times of Israel: Одесские евреи выступают против строительства, которое может разрушить историческую синагогу

Построенное в 1909 году, здание изначально было молитвенным домом для рубщиков кошерного мяса. После Октябрьской революции синагогу преобразовали в военно‑спортивный клуб. Во дворе была башня, которую десантники использовали для тренировочных прыжков с парашютом. Здание выдержало нацистскую оккупацию города, когда последний смотритель синагоги был убит вместе со всей своей семьей. Сегодня в еврейской общине обеспокоены, что строительство нового шестиэтажного элитного жилого дома, который планируется возвести буквально в одном‑трех метрах от стены синагоги, может привести к обрушению исторического здания.