Содержание номера

Лехаим № 3 (335)

24 февраля 2020
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

100 лет спустя

Борух Горин

Послания Любавичского Ребе

Благословение и мир

Составитель Ишайя Гиссер. Перевод с английского и иврита Евгения Левина

Слово раввина

Твой дом — твой Храм

Берл Лазар

Кабинет историка

Пурим в Петрограде в 1917 году

Эли Рубин. Перевод с английского Любови Черниной

Хасиды и хасидизм

Высшее единение

Моше‑Бер Ривкин

Неразрезанные страницы

Комментарий к празднику Пурим

Рабби Леви‑Ицхак из Бердичева. Перевод с иврита Моше Когана и Цви Канторовича. Под редакцией Ури Камишова

Календарь, Пурим

Откуда взялись ваши любимые пуримские обычаи

Шломо Броди

Неразрезанные страницы

Ислам и другие религии

Бернард Льюис. Перевод с английского Михаила Липкина

трансляция

University of Cambridge: Книга против людей равноденствия: T‑S K.6.63

Надя Видро. Перевод с английского Любови Черниной

Неразрезанные страницы

Восточно‑западная улица

Филипп Сэндс. Перевод с английского Любови Сумм

Репортаж

Мероприятие высокого уровня

Борух Горин

Трансляция

JTA: «Яд ва‑Шем»: вините нас, а не Россию в «неудачных» видео на израильском форуме памяти Холокоста

Кнаан Липшиц. Перевод с английского Семена Чарного

The Times of Israel: Возвращение в Египет

Флорис Бошер. Перевод с английского Семена Чарного

трансляция

The Washington Post: Фотографии нацистов из лагеря смерти Собибор

Деби Ценципер и  Лавдей Моррис. Перевод с английского Любови Черниной

Трансляция

The Medialine: Израиль и искусственный интеллект

Майя Маргит. Перевод с английского Семена Чарного

Резонанс

Действие ближневосточной сказки разворачивается в Белом доме

Лайел Лейбовиц. Перевод с английского Давида Гарта

об этом надо поговорить

2.2020

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

Зрительный зал

Битва за короля

Ирина Мак

Кабинет историка

Почему американские евреи меняли фамилии

Кирстен Фермаглих. Перевод с английского Светланы Силаковой

Зрительный зал

Ничего не надо доказывать: евреи в сериалах

Александр Елин

Если бы Анна была жива

Ирина Кордонская

Тевье против Тевье

Альтер‑Исраэль‑Шимон Фойерман. Перевод с английского Валерия Генкина

Актуалии

Кадиш

The Jerusalem Post: Голливудская легенда

Том Тугенд. Перевод с английского Семена Чарного

Монолог

Россия, моя родина

Говард Джейкобсон. Перевод с английского Светланы Силаковой

литературные штудии

Самоантисемитизм Йосефа‑Хаима Бренера

Гилель Галкин. Перевод с английского Любови Черниной

трансляция

Commentary: Евреоизраильтяне

Эвелин Гордон. Перевод с английского Семена Чарного

Книжные новинки

Хаос нового еврейского бытия

Михаил Липкин

Собрание сочинений

Такие люди были раньше

Авром Рейзен. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Звезда Давида

Записки адвоката

Александр Добровинский

Поделиться

«Штилер, штилер, — данкен вил эр» 

В отличие от Менделе из Кабцанска и Шолом-Алейхема из Касриловки, Перец не нуждался ни в своеобразной литературной маске или образе, ни в особом псевдониме. В своих сочинениях он оставался таким, каким был: секуляризованным евреем, городским жителем, живущим в нескольких культурах и способным критически взглянуть на составляющие их основы. 105 лет назад умер Ицхок-Лейбуш Перец.

The Times of Israel: «Забытый солдат»: голландский еврей, спасший сотни соплеменников в вишистской Франции, наконец получил признание

Дочь Ноаха вспоминает, что однажды шла вместе с отцом в подростковом возрасте по улице Амстердама, когда к нему подошел незнакомец и сказал, что обязан ему за спасение семьи. «Пожалуйста, забудьте об этом», — ответил Ноах. «Папа не хочет об этом говорить, но он действительно помог некоторым людям во время войны», — объяснила тогда Хаттер ее мать. Среди тех, кого он спас, были двое его братьев, их жены и дети. Хаттер, однако, не знала об этом, пока один из ее двоюродных братьев не сказал ей на премьере «Забытого солдата»: «Ты знаешь, мы тоже были спасены твоим отцом».

«Язык мозга не есть язык математики…»

Программирование игр, которое открывает перед человечеством невиданные перспективы, связано с большими трудностями. По-видимому, пророческой окажется мысль основоположника теории игр Джона фон Неймана: «Язык мозга не есть язык математики. Кибернетике еще предстоит обучиться говорить на языке мозга».