Новости

Через семьдесят лет голландская железнодорожная компания осознает свою позорную роль во время Холокоста

2 октября 2019, 11:00 История , Холокост
Поделиться

Важная роль, которую немецкие железные дороги играли как часть нацистской машины геноцида во время Второй Мировой войны, была известна давно. Но, возможно, только сейчас голландцы начинают полностью осознавать ту роль, которую сыграла в Холокосте их собственная национальная железнодорожная компания.

В течение нескольких десятилетий, по словам историка Дэвида Барноу, многие голландцы считали деятельность национальной железнодорожной компании, «Nederlandse Spoorwegen», или «N.S.», во время войны героической. В сентябре 1944 года правительство Нидерландов в изгнании, находившееся в Лондоне, приказало железнодорожникам бастовать, что они и делали в течение почти восьми месяцев до конца войны. Эта забастовка, однако, произошла после того, как в поездах «N.S.» по приказу немецких оккупационных властей было депортировано в транзитные лагеря и лагеря уничтожения, такие как Собибор, Берген-Бельзен и Аушвиц, около 107000 нидерландских евреев — из 140 000 человек, которые были идентифицированы как евреи в 1941 году. Из числа депортированных выжило только 5100 человек. Кроме того, тысячи синти и рома, а также геев и лесбиянок, инвалидов и бойцов Сопротивления также были доставлены в лагеря с помощью поездов «Nederlandse Spoorwegen».

Этот факт сейчас широко известен в Нидерландах, как и пресловутая похвала, которую Адольф Эйхман, нацистский чиновник, составлявший планы депортаций и геноцида, однажды высказал в адрес голландских железных дорог: «Перевозки идут так гладко, что просто наслаждение наблюдать за ними». Но новое исследование, опубликованное в книге, которая была выпущена 17 сентября, к 75-й годовщиной забастовки голландских железнодорожников, указывает на то, что было больше поездов, чем считалось ранее, и что «Nederlandse Spoorwegen» оказывала немцам специальные услуги для облегчения депортаций.

В книге «De Nederlandse Spoorwegen in oorlogstijd 1939-1945» («Голландские железные дороги в военное время, 1939-1945») предпринята попытка прояснить роль железных дорог в условиях немецкой оккупации и дать исчерпывающий отчет о количестве поездов и их воздействии на ситуацию. Гус Венендал, один из трех авторов, сказал: «Мы хотели быть максимально точными, чтобы указать правильные цифры депортированных. Существует множество ложных слухов, и есть цифры, для которых нет никаких оснований. Для нас особенно важно установить полный свод данных». Всего, как выяснили исследователи, с июня 1942 по август 1944 года из Нидерландов в девять немецких нацистских лагерей в таких странах, как Германия, Австрия и Польша отправились 112 голландских поездов. Каждый поезд, покидавший главный транзитный лагерь Вестерборк, перевозил в среднем около 1000 человек, причем некоторые поезда перевозили в лагеря смерти до нескольких тысяч евреев одновременно.

По словам Дирка Малдера, одного из авторов исследования, «Nederlandse Spoorwegen выставила немцам счет на сумму, эквивалентную 3 миллионам евро с поправкой на инфляцию, за отправку этих поездов. Немцы, возможно, не заплатили эту сумму, около 3,28 миллиона долларов, полностью, но никто не знает наверняка, потому что документы были утеряны. Немцы платили по одной небольшой сумме на человека, чтобы перевезти кого-то сначала из Амстердама (куда еврейское население было вынуждено переселиться) в транзитный лагерь в Вестерборке. Оттуда немцы платили дополнительно несколько центов за человека за перевозку до голландско – германской границы в Ньивешансе. На границе голландский экипаж поезда меняли на немецкий, заявил Барноу, поэтому остается открытым вопрос о том, насколько голландские железнодорожные чиновники были осведомлены, о том, что произойдет с пассажирами поездов.

«Нельзя сказать, что N.S. знала больше, чем другие люди», сказал Барноу в интервью. Но Венендал не согласен с этим. «Позже, во время войны, в 1944 году, железнодорожники точно знали, что произойдет», – сказал он. «Я не знаю, знали ли они раньше. Может быть, они не хотели знать». В докладе нет подробного освещения этого вопроса, поэтому члены еврейских организаций считают исследование неудовлетворительным. «Железные дороги в Нидерландах были инструментом, который позволил убить тысячи людей во время Холокоста», – сказал в электронном письме Гидеон Тейлор, глава операционного отдела Всемирной еврейской организации по реституции. «Признание того, что произошло, важно не только для тех, кто выжил, но и для воспитания будущих поколений», – добавил он. «Исследования, опубликованные до сих пор, носят ограниченный и частичный характер».

Исследователи обнаружили единственную известную телеграмму от немецких властей, предписывающую голландским железным дорогам подготовить поезда для перевозки евреев из Вестерборка. Остальные документы, вероятно, были сожжены немецкими властями ближе к концу войны, сказал Гус Венендал.

В 2005 году «Nederlandse Spoorwegen» официально признала, что сотрудничала с нацистскими оккупантами, и извинилась за свою роль во время Холокоста, а в прошлом году компания объявила, что выделит около 50 миллионов евро, или около 55 миллионов долларов, на выплату компенсации выжившим и их ближайшим родственникам. Она назначила независимый комитет для разработки плана выплат или того, что она называет «индивидуальным жестом доброй воли», и открыла свои архивы для исследователей. Суммы выплат от 5000 до 15000 евро (или от 5500 до 16450 долларов) были названы в июне. По словам пресс-секретаря государственной железнодорожной компании, на данный момент подано 4500 заявлений о выплатах.

Роджер ван Бокстел, исполнительный директор «Nederlandse Spoorwegen», признал, что хотя выплата денег может быть расценена как жест помощи, «это всего лишь небольшой пластырь на большой ране». «Это был очень эмоциональный опыт для многих людей», – сказала Флори Нетер, которая работает в волонтерском фонде, помогающем выжившим и их родственникам обращаться за компенсацией. «Истории с поездами действительно пришел конец. Вчера мой телефон зазвонил в 10:30 утра, я часами разговаривала с людьми, которые пытались заполнить эти формы, стараясь успокоить их и разъяснить им перспективы».

Эдуард Нетер, муж Флори, родился в 1939 году. Оба его родителя были депортированы на голландских поездах в Аушвиц, где они погибли. Он мог подать заявку на компенсацию за каждого из своих родителей, но не за свою сестру – потому что критерии выплаты компенсации не включают в число получателей внуков или братьев и сестер убитых. Другие родственники жертв считают, что эти критерии слишком ограничены. 1 сентября несколько сотен человек встретились с членами независимого комитета, чтобы выразить свое недовольство. На этом совещании не было никого из представителей «Nederlandse Spoorwegen», и г-н ван Бокстел заявил, что критерии компенсации вряд ли изменятся на данном этапе.

До сих пор трудно понять, почему перевозка евреев по железной дороге осуществлялась так четко, но исследователи говорят, что это произошло потому, что железная дорога имела жесткую, иерархическую структуру, сотрудники были исполнительными, а немецкие репрессии за неподчинение были бы суровыми. Флори Нетер сказала, что этот аспект роли железной дороги в Холокосте до сих пор не изучен в полной мере. Более глубокое исследование, по ее словам, будет «необходимо, чтобы получить четкое представление об этих болезненных и почти нераскрытых аспектах Холокоста».

Гус Венендал также сказал, что исследователи не обнаружили никаких доказательств активного саботажа со стороны железнодорожных чиновников, менеджеров или служащих, которые в то время участвовали в перевозке евреев. «Был один машинист, который отказался везти один из поездов с евреями», – сказал он. Его просто заменили другим машинистом, и написали в документах, что он болен и неспособен выполнять свою работу. Вот и все; только один. Остальные «выполняли свою работу», и они управляли поездами».

nytimes.com

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции