Новости

На праздновании 90-летия Анны Франк ее друзья встречаются со школьниками

13 июня, 15:00 История , Холокост
Поделиться

Для Жаклин ван Маарсен посещение вечеринки по случаю 13-го дня рождения Анны Франк в 1942 году стало желанным отвлечением от мрачной реальности жизни в оккупированном нацистами Амстердаме во время Второй Мировой войны. Наслаждение фильмами и печеньем в квартире Анны означало «мы не думали об этом в тот момент», – сказала 90-летняя Ван Маарсен 12 июня, когда она и еще один друг Анны встретились с учениками из амстердамских школ на мероприятии, посвященном 90-летию Анны.

Празднование 13-го дня рождения Анны было мимолетным облегчением для детей, уже страдающих от дискриминационных антиеврейских правил и вынужденных носить на своей одежде пришитую «Звезду Давида». Спустя всего три недели Анна и ее семья скрылись в потайной пристройке за домом на берегу канала, которая была прославлена в ее дневнике. Менее чем через три года после этого, Анна, изнуренная и страдающая от тифа, умерла со своей сестрой в нацистском концентрационном лагере Берген-Бельзен в феврале 1945 года.

Встреча 12 июня состоялась в бывшей квартире семьи Франк в южном Амстердаме, где они жили, прежде чем начали скрываться. Они прятались в пристройке чуть более двух лет, а затем были арестованы и депортированы в нацистские концлагеря. Отец Анны Отто, единственный член семьи, переживший войну, позже опубликовал ее дневник. Книга была издана в десятках стран мира и считается одним из важнейших произведений 20-го века. В свой 13-й день рождения Анна получила свой первый дневник с обложкой в красную клетку, назвав его «возможно, одним из моих лучших подарков». Аналогичный дневник лежал на столе вместе с другими подарками, которые она описала, как полученные в свой день рождения — синей блузкой, кремом для смягчения кожи, книгой.

Как и Анна, с которой он учился в еврейском лицее Амстердама, 89-летний Альберт Гомес де Мескита, также скрывался. В отличие от Франков, он перемещался по стране из одного укрытия в другое, и смог избежать ареста и депортации. Отвечая на вопрос, какие уроки он передаст современной молодежи, он сказал ученикам Международной школы Амстердама: «Я думаю, что вы должны узнать кое-что о том, что происходило со мной. Мне помогало так много разных людей, и они были католиками, протестантами, атеистами, коммунистами, богатыми, бедными», – сказал он. «Я спал в 12 разных местах пока я скрывался, и мой урок: хороших людей можно найти повсюду».

Втиснувшиеся в гостиную квартиры, которая была так кропотливо отреставрирована, что выглядела ровно также как в те годы, когда там жили Франки, школьники внимательно слушали и задавали вопросы Ван Маарсен и Гомесу де Меските. «Было действительно невероятно встретить их не только как друзей Анны, но и как выживших после войны», – сказал 13-летний Сиетсе Мунтинг. Он был тронут, когда Ван Маарсен сказала, что иногда ей казалось, что она потеряла свою личность, потому что ее называли «подругой Анны». «Я действительно пытался думать об этом и понял: «это не только Анна»», – сказал он. «Конечно, мы помним Анну, потому что она очень важна – и мы должны помнить ее – но было также много, много других, кто тоже столкнулся с этим».

Квартира в настоящее время принадлежит музею Анны Франк, но в отличие от убежища закрыта для публики. Она используется голландским литературным фондом для размещения писателей, которые боятся преследований в своих собственных странах. Нынешний ее житель — курдский поэт и переводчик Кава Немир, который только что закончил перевод эпического «Улисса» Джеймса Джойса на курдский язык.

Ван Маарсен, написавшая о своей дружбе с Анной, вспоминала их «очень хорошую и особенную дружбу», которая навсегда останется в ее памяти. «Я не могла забыть ее, потому что она стала такой знаменитой», – сказала она.

nytimes.com

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции