Новости

Классический еврейский фильм «Улица Эстер» получил новую жизнь в 2021 году

18 октября, 19:00 Кино
Поделиться

Джоан Миклин Сильвер, ведущий американский режиссер – еврейка, всегда работала с остроумием и мудростью, благодаря которым ее истории казались вневременными и личными, пишет «The Times of Israel».

Миклин Сильвер, наиболее известная благодаря громкому «Перекрестку Делэнси», скончалась в прошлом году, работая над реставрацией своего фильма 1975 года «Улица Эстер» с «Cohen Film Collection». Сейчас эта версия транслируется в некоторых кинотеатрах и недавно была показана на кинофестивале в Нью-Йорке.

Как и «Перекресток Делэнси», «Улица Эстер» — это еврейская история любви, пропитанная духом Нижнего Ист-Сайда. «Улица Эстер», исполненная на смеси английского и идиша, стала первым полнометражным фильмом Миклин Сильвер. Она следует за неудачливым плейбоем Яаковом (Стивен Китс, который изменил свою еврейскую фамилию Кейтц), известным своим друзьям и семье дома как Янкель и своим американским соотечественникам как Джейк, в 1896 году в Нью-Йорке. Холостяцкий образ жизни Янкеля с богатой и красивой Мэми (Дорри Кавано) находится под угрозой, когда его жена Гитл (Кэрол Кейн) приезжает из «старой страны» с их маленьким сыном (Пол Фридман).

Разделенные члены семьи должны заново адаптироваться друг к другу в квартире, которую они делят с мистером Бернстайном (Мел Ховард), прилежным, религиозным человеком, который уклоняется от всех предложений встретиться со свахой, тоскуя по Гитл.

«Улица Эстер» представляет ассимиляцию как неизбежную реальность, хорошую и плохую — когда красивую новую одежду, предназначенную для высших классов в Польше, которую каждый может носить в Нью-Йорке; когда есть открытое пространство улиц Нижнего Ист-Сайда; но когда есть и осознание того, что замкнутый, сегрегированный Нью-Йорк рубежа веков может изолировать евреев так же сильно, как и любое местечко; то, как английский сначала кажется иностранным для Гитл, прежде чем она медленно овладевает им, заменяя слова и фразы на идиш, пока она не сможет полностью выразить то, что хочет сказать на любом из языков.

Но это также и насильственная ассимиляция, наполненная скандалами, когда Джейк отталкивает Гитл, чтобы отрезать пейсы их сына, настаивая на том, чтобы его звали не Йоселе, а Джоуи. Фильм представляет мир, недоступный для зрителей 1975 года, когда некоторые, возможно, могли вспомнить золотой век театра и кино на идиш, который к тому времени почти полностью ушел.

Миклин Сильвер и ее муж, застройщик, ставший режиссером, Рафаэль Д. Сильвер, изо всех сил пытались получить финансирование для фильма из-за использования идиша. «Люди хотели отнести это к «этнической» тематике», — говорит Тим ​​Ланца, архивист и вице-президент «Cohen Film Collection». «Дошло до того, что они должны были финансировать ленту сами». Кейн, наиболее известная сейчас своими ролями в комедиях, специально учила идиш, в то время как Ховард рос, говоря на этом языке. (За эту роль она была номинирована на премию Оскар.)

Дорис Робертс привнесла идишизм своего деда в свою роль миссис Каварски, которая помогает Гитл прийти в себя и избавиться от агрессивных мучений Джейка. По словам Ланцы, ее известная шутка в адрес Джейка: «Ты не можешь пописать мне на спину и заставить меня думать, что идет дождь», — была импровизацией. Ланца, который называет «Улицу Эстер» «жемчужиной» фильмов Миклин Сильвер, над которыми работала «Cohen Film Collection», в том числе комедия «Рыба в ванне», — отмечает, что эта история рассказывает об опыте иммигрантов, причем необязательно евреев. Прежде чем Джои впервые выходит на улицы Нью-Йорка со своим отцом, Гитл кладет соль в карманы его пальто, чтобы защитить его от сглаза. «Это то, что сделала бы моя бабушка-сицилийка», — говорит Ланца.

Эти малозаметные действия, которые являются неотъемлемой частью жизни иммигрантов 20-го века, также развиваются на протяжении всего фильма, с изменениями, которые можно не заметить с первого взгляда. Гитл, например, может быть единственным человеком, который войдет в дверной проем и поцелует мезузу. Несмотря на заверения г-жи Каварски в том, что она сможет сохранить чувство собственного достоинства в Америке после того, как выйдет из-под контроля Джейка, и Гитл, и зритель к концу фильма признают, что некоторые изменения неизбежны. Что они случаются еще до того, как кто-то это осознает. Ланца надеется, что после реставрации фильма больше зрителей впервые увидят «Улицу Эстер» на большом экране.

Хотя Миклин Сильвер умерла раньше завершения окончательного монтажа реставрированной версии, «Cohen Film Collection» удалось проконсультироваться с другим кинорежиссером, имеющим личное отношение к проекту: Марисой Сильвер, ее дочерью. «Думаю, мне нужно было получить какое-то подтверждение от кого-то, кто имел отношение к фильму», — говорит Ланца о сотрудничестве, которое привело к изменению цветовой гаммы реставрации. В результате получился фильм, который сияет новой жизнью, напоминая нам о том, о чем мы уже знали, с робкой красотой, которая одновременно успокаивает и возрождает нас.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции