Содержание номера

Лехаим № 8 (328)

1 августа 2019
Поделиться

Купить журнал

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Мендл Калменсон

Слово раввина

Старость и радость

Берл Лазар

Время подумать

The Times of Israel: Ребе еврейского народа

Йоси Кляйн Галеви. Перевод с английского Давида Гарта

И я среди верующих

Лайел Лейбовиц. Перевод с английского Давида Гарта

Неразрезанные страницы

Изнасилование Дины и месть Шимона и Леви

Джеймс Кугел. Перевод с английского Галины Шульги

Опыт

Живем только раз

Адам Кирш. Перевод с английского Давида Гарта

Проверено временем

Внутри еврейской паранойи Джека Руби

Рон Кэпшоу

Трансляция

The New York Times: Нацист этажом ниже: как еврейская женщина скрывалась в собственном доме

Колин Мойнихен

трансляция

The New Yorker: Американская пресса освещала события в нацистской Германии небезупречно с точки зрения морали

Элизабет Зерофски. Перевод с английского Светланы Силаковой

Дом учения: Хасиды и хасидизм

Идишская пресса в Нью‑Йорке сегодня

Роуз Уолдман

трансляция

The Jerusalem Post: Как распознать фальшивку: об индустрии подделок еврейских рукописей

Хен Малуль

The Librarians: Как подлинная рукопись Маймонида оказалась в Национальной библиотеке Израиля

Даниэль Липсон

Неразрезанные страницы

Богослужение: единство в многообразии

Сало У. Барон

Добровольные скитания

Последние еврейские гаучо Аргентины

Диана Фам. Перевод с английского Давида Гарта

об этом надо поговорить

Аргентина: 25 лет после террористической атаки

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовилх Борис Мелакет

Трансляция

The Times of Israel: Дважды спасенные: архив, переживший Холокост и атаку на AMIA

Алан Грабинский

Commentary: Неужели корбинизация — будущее демократической партии?

Роберт Филпот. Перевод с английского Давида Гарта

Commentary: Черные дни для евреев в литературе

Эйб Гринвальд. Перевод с английского Давида Гарта

Резонанс

Протестующие против убийства эфиопского подростка столкнулись с рядом неудобных истин

Лайел Лейбовиц. Перевод с английского Давида Гарта

Актуалии

Кошерное, пожалуйста

Борух Горин

Табель о рамках

«Сутин — это Кафка в живописи»

Пат Липски. Перевод с английского Светланы Силаковой

Artefactum

Сейчас, здесь

Морис Самюэль Перевод с английского Нины Усовой

Трансляция

The New York Times: Задача для художника в Аушвице: войти в прошлое, а не наступить на него

Марк Сантора. Перевод с английского Давида Гарта

Кадиш

Chabad.org: Велвл Пастернак, хранитель бесценной хасидской музыкальной традиции

Мордехай Лайтстоун

литературные штудии

Беллоу, Бродвейский Билли и американские евреи

Рут Вайс

Шлемиль Хемингуэя

Дэн Гроссман

Книжный разговор

«Древнейший из народов в то же время и самый молодой»: Хорхе Луис Борхес об Израиле и иудаизме

Остров Аргентина

Михаил Эдельштейн

Книжные новинки

То же имя! Тот же облик!

Валерий Шубинский

Неразрезанные страницы

Министерство по особым делам

Натан Ингландер. Перевод с английского Михаила Загота

пятый угол

Пойти на бойню

Шалом Ауслендер. Перевод с английского Нины Усовой

Поделиться

Валерий Тодоровский: «В моем детстве идиш был абсолютной нормой»

Пусть эпидемия и была не такой уж страшной, это все равно болезнь, и люди умирали. По разным подсчетам, умерли то ли 12, то ли 16 человек, а слухи ходили куда более страшные. В этой ситуации люди, ощутив, что никто не знает, сколько им осталось, начали вдруг жить на полную катушку. Стали позволять себе высказываться, выяснять отношения, а главное, что‑то чувствовать — может быть, такое, чего они себе не разрешали

Закат

На юбилее нашего общего друга они были втроем — он, Сара и Авнер. Биби хвастался, что Авнер победил в конкурсе на знание Танаха. Симпатично хвастался. Вот это все человеческое мне в нем очень нравится. Он знает, как разговаривать с разными людьми — и с Трампом, и с Путиным, — и умеет им нравиться. Это очень важно. Но когда‑то он должен будет уйти.

Добиться

И все же до сих пор трудно понять, отчего на книгу Подгореца реагировали так гневно. Как‑никак, она, в сущности, написана по канонам популярного литературного жанра — романа воспитания, а сам Подгорец предстает в ней в роли этакого Гека Финна, плывущего по водам нью‑йоркской интеллектуальной культуры 1950–1960‑х годов, встречая на своем пути как доброжелателей, так и пройдох. В ницшеанских категориях это рассказ о том, как Подгорец стал тем, кто он есть.