Содержание номера

Лехаим № 8 (328)

1 августа 2019
Поделиться

Купить журнал

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Мендл Калменсон

Слово раввина

Старость и радость

Берл Лазар

Время подумать

The Times of Israel: Ребе еврейского народа

Йоси Кляйн Галеви. Перевод с английского Давида Гарта

И я среди верующих

Лайел Лейбовиц. Перевод с английского Давида Гарта

Неразрезанные страницы

Изнасилование Дины и месть Шимона и Леви

Джеймс Кугел. Перевод с английского Галины Шульги

Опыт

Живем только раз

Адам Кирш. Перевод с английского Давида Гарта

Проверено временем

Внутри еврейской паранойи Джека Руби

Рон Кэпшоу

Трансляция

The New York Times: Нацист этажом ниже: как еврейская женщина скрывалась в собственном доме

Колин Мойнихен

трансляция

The New Yorker: Американская пресса освещала события в нацистской Германии небезупречно с точки зрения морали

Элизабет Зерофски. Перевод с английского Светланы Силаковой

Дом учения: Хасиды и хасидизм

Идишская пресса в Нью‑Йорке сегодня

Роуз Уолдман

трансляция

The Jerusalem Post: Как распознать фальшивку: об индустрии подделок еврейских рукописей

Хен Малуль

The Librarians: Как подлинная рукопись Маймонида оказалась в Национальной библиотеке Израиля

Даниэль Липсон

Неразрезанные страницы

Богослужение: единство в многообразии

Сало У. Барон

Добровольные скитания

Последние еврейские гаучо Аргентины

Диана Фам. Перевод с английского Давида Гарта

об этом надо поговорить

Аргентина: 25 лет после террористической атаки

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовилх Борис Мелакет

Трансляция

The Times of Israel: Дважды спасенные: архив, переживший Холокост и атаку на AMIA

Алан Грабинский

Commentary: Неужели корбинизация — будущее демократической партии?

Роберт Филпот. Перевод с английского Давида Гарта

Commentary: Черные дни для евреев в литературе

Эйб Гринвальд. Перевод с английского Давида Гарта

Резонанс

Протестующие против убийства эфиопского подростка столкнулись с рядом неудобных истин

Лайел Лейбовиц. Перевод с английского Давида Гарта

Актуалии

Кошерное, пожалуйста

Борух Горин

Табель о рамках

«Сутин — это Кафка в живописи»

Пат Липски. Перевод с английского Светланы Силаковой

Artefactum

Сейчас, здесь

Морис Самюэль Перевод с английского Нины Усовой

Трансляция

The New York Times: Задача для художника в Аушвице: войти в прошлое, а не наступить на него

Марк Сантора. Перевод с английского Давида Гарта

Кадиш

Chabad.org: Велвл Пастернак, хранитель бесценной хасидской музыкальной традиции

Мордехай Лайтстоун

литературные штудии

Беллоу, Бродвейский Билли и американские евреи

Рут Вайс

Шлемиль Хемингуэя

Дэн Гроссман

Книжный разговор

«Древнейший из народов в то же время и самый молодой»: Хорхе Луис Борхес об Израиле и иудаизме

Сара Ринднер. Перевод с английского Любови Черниной

Остров Аргентина

Михаил Эдельштейн

Книжные новинки

То же имя! Тот же облик!

Валерий Шубинский

Неразрезанные страницы

Министерство по особым делам

Натан Ингландер. Перевод с английского Михаила Загота

пятый угол

Пойти на бойню

Шалом Ауслендер. Перевод с английского Нины Усовой

Поделиться

Гитлер в Медисон‑сквер‑гардене

«Вечер в саду» читается как послание из прошлого, возрождение затертой истории и пролог‑предостережение настоящему. «Материал необычайно сильный, и удивительно, что он не включен во все школьные курсы истории, — говорит режиссер Карри. — Но думаю, этот митинг выпал из нашей коллективной памяти отчасти потому, что он приводит нас в оторопь и пугает».

Долгая история политически обусловленных запретов на въезд

Можно убедительно доказывать, что запрещать визит Тлаиб и Омар было не очень хорошей идеей. Можно указать на то, что Нетаньяху успел поменять свое мнение на прямо противоположное. Еще можно возносить хвалу двухпартийности или открытому обществу со всеми его достоинствами либо превозносить способность диалога трогать сердца и умы. Но называть этот запрет невиданным‑неслыханным нарушением демократических норм, причем в новостной заметке, а не в аналитической статье или колонке, — это просто глупость.

Побег

Вариан Фри пришел к нам очень растерянным. Ему стало известно, что инструкции внезапно ужесточились. Чтобы пройти туннелем, необходимо иметь разрешение на выезд из страны. Ни у кого из нас таких бумаг не было. Не оставалось ничего иного, как идти через Пиренеи. Наше с Лионом положение оказалось наихудшим. Франц Верфель был чехом, Генрих Манн имел чешские документы, Голо — тоже. Вариан отвел Лиона в сторону и объяснил ему, что все было бы в порядке, но он, Лион, очень опасен для остальных. Вся операция по спасению может провалиться из‑за нас, Лиона и меня. Лион прекрасно все понял.