Новости

В Яд Вашем шестеро выживших во время Холокоста несут факелы в память о 6 миллионах погибших

8 апреля, 14:00 день памяти жертв холокоста
Поделиться

Шесть выживших во время Холокоста медленно продвигались в инвалидных колясках или опираясь на руки своих детей или внуков, к шести факелам, установленным для официальной церемонии в Яд Вашем в День памяти жертв Холокоста, пишет «The Times of Israel».

Инструктор рассказывал им, где стоять, чтобы видеть публику, и как держать громоздкие факелы, когда придет время зажечь их, чтобы отметить начало Йом а-Шоа. «Что она мне велела делать?» – спросил 96-летний Шмуэль Наар у своей внучки Геффен Наар, которая сопровождала его на репетицию и будет с ним на церемонии. Это было трудно услышать, так как певец Давид Д’ор и его группа репетировали на сцене прямо возле них, проверяя звук и усилители. Однако Наар был готов зажечь факел и почтить память своей семьи и бывшей общины Салоников, центра греческого еврейства, почти полностью уничтоженного во время Холокоста.

Наар, единственный выживший из своей семьи, прошел через Аушвиц и Берген-Бельзен. Он вернулся в Грецию после войны перед тем, как сесть на корабль нелегальных иммигрантов, направлявшийся в подмандатную Палестину. У него и его жены сейчас 10 внуков и 13 правнуков. «Я много лет не хотел говорить об этом», – заявил Наар. «Но сейчас люди часто интересуются нашей семьей, и это заставляет меня чувствовать себя хорошо. Сколько бы я ни страдал в ранние годы, я счастлив в последние». Семья Наар традиционно собирается накануне Дня памяти жертв Холокоста, – рассказала Геффен Наар.

Мужчины, включая Шмуэля, сначала идут в синагогу «Хехал-Иегуда», известную как греческая синагога Тель-Авива, на церемонию Дня памяти жертв Холокоста, а затем присоединяются к его жене, детям и внукам на просмотре телетрансляции церемонии в Яд Вашем. «Я не религиозен, но я иду, чтобы выразить почтение моей семье и стать частью этой печали из-за того, что с нами произошло», – отметил Наар.

86-летняя Зехава Геалель также отказалась посвятить свою жизнь тому, чтобы сосредоточиться на своем прошлом пережившей концлагеря из Нидерландов. Она вернулась домой после войны с матерью и тремя братьями, и они не говорили о Холокосте, – подчеркнула Геалель. В 12 лет Геалель и один из ее братьев репатриировались в Израиль, где она училась на медсестру. Она ушла на пенсию 1 апреля из больницы «Тель-Хашомер» после 50 лет работы. «Я научилась не говорить о Холокосте и просто продолжать жить своей жизнью», – заявила Геалель. По словам Геалель, именно ее дочь Мириам, сопровождавшая свою мать на церемонии в Яд Вашем, первой постаралась поговорить с ней об этом. Мириам сказала, что ее мать преуменьшает значение своих страданий во время Холокоста. «У других было хуже, чем у нас», – вспоминала Мириам слова матери.

94-летняя Маня Бигунова пережила несколько трудовых лагерей на Украине, после чего сбежала с другом и после освобождения вернулась домой в Теплик на Украине. Она воссоединилась со своими братом и сестрой и вышла замуж, но в 1961 году овдовела, родив дочь. Бигунова репатриировалась в Израиль в 1992 году со своей дочерью и двумя внучками и стала неофициальным летописцем последних дней евреев Теплика, написав многие страницы свидетельских показаний, которые в конечном итоге были переданы в Яд Вашем. 89-летняя Галина Фридман заявила, что никогда не смотрела церемонию в Яд Вашем. «Но люди умирают, никого не осталось, и мы должны быть частью этого».

Согласно официальной статистике, по состоянию на декабрь в Израиле было 180000 выживших во время Холокоста, что на 12000 меньше, чем в начале 2020 года. Уроженка Лодзи, Фридман пережила массовый расстрел евреев нацистами в 1942 году, притворившись мертвой, а затем была тайно вывезена из Варшавского гетто. В конце концов она переехала в Израиль и вышла замуж за другого пережившего Холокост Моше Фридмана, который к настоящему моменту скончался. Сын Фридман, Одед Фридман, заявил, что было нелегко расти с двумя родителями, пережившими Холокост. «Едва ли была ночь, когда мой отец не просыпался с криком», – подчеркнул Фридман. «Мы росли в каком-то хаосе, это было тяжело, но, думаю, мы выдержали».

Другие давно ждали этой чести – стать факелоносцами, зажигающими один из шести факелов, символизирующих 6 миллионов евреев, погибших во время Холокоста. «Я не думал, что кто-то найдет меня, чтобы предложить эту честь», – заметил 85-летний Йосси Хен. Он лишь отчасти пошутил. «Это большая честь, я хочу представлять не только себя, но и всех тех, кого уже нет в живых», – подчеркнул Хен. Хен рассказал, что зажжет факел в память о тех, кто участвовал в восстании в Лахвском гетто в Польше (ныне Беларусь), первом восстании в гетто, которое произошло за шесть месяцев до известного восстания в Варшавском гетто, и где погибли его мать и младший брат. Хену было 6 лет, он был самым молодым выжившим в гетто. Он убежал, был совершенно один в течение часа, прежде чем нашел своего дядю, а затем своего отца. Потом его дядя был убит, но он и его отец выжили в лесу, пока не присоединились к партизанам.

Для Сары Фишман, пережившей Аушвиц, казалось нереальным оказаться в Яд Вашем после года, когда она пережила коронавирус и провела большую часть последних 12 месяцев дома в Тель-Авиве со своей сиделкой, а члены ее семьи навещали ее на пороге. Фишман часто делится своей историей выживания в Аушвице и воссоединения с двумя своими сестрами, единственными выжившими из их хасидской семьи из 10 человек, которая жила в Закарпатье, принадлежавшем тогда Чехословакии. Однако вечером 6 апреля Фишман была сосредоточена на том, чтобы присутствовать в Яд Вашем с одной из своих внучек. «Невероятно находиться здесь после этого года коронавируса», – заявила Фишман. «Это невероятно эмоционально – находиться здесь, на этом публичном мероприятии».

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции