Новости

Продолжающееся разрушение еврейского квартала Будапешта

15 января, 15:00 Венгрия
Поделиться

Несколько дней назад новости о том, что один из старейших домов в еврейском районе Будапешта скоро будет снесен, распространились в социальных сетях со скоростью лесного пожара, вызвав возмущение, пишет «The Jerusalem Post».

Дом на улице Казинци, 55 будет снесен, чтобы уступить место 5-этажному отелю. Хотя с архитектурной точки зрения дом довольно невзрачный, это одно из последних свидетельств того, как еврейский квартал выглядел до масштабных строительных проектов конца XIX века. В 1834 году человек по имени Йожеф Шнайдер купил здание, которое в то время имело только один этаж. Именно здесь он создал карточную игру «Magyar Kártya», популярную до сих пор. Шнайдер решил проиллюстрировать некоторые карты фигурой Вильгельма Телля как символа борьбы Венгрии за независимость от Габсбургов. Ближе к концу XIX века в здании располагался магазин модной одежды, принадлежавший Мору Ротхаузеру, дальнему родственнику известного оперного певца Тереса Ротхаузера, который много лет пел в Берлинской королевской опере, прежде чем был убит в Терезиенштадте во время Холокоста.

В 1895 году Сесилия Фишер открыла в доме бордель, который был, впервые в Будапеште, оборудован водопроводом и современными туалетами. Десять лет спустя здание купили последователи Теософского движения, основанного Еленой Блаватской. Это эзотерическое движение повлияло на некоторые из величайших умов рубежа 20-го века, включая Томаса Эдисона, Альфреда Рассела Уоллеса, Василия Кандинского, Поля Гогена, Артура Конан Дойля и даже Марию Монтессори. Участники движения оставили свой символ на двери дома.

После ухода теософов, в здании размещалось несколько малых предприятий, а затем его купил Тамаш Вихманн, трехкратный олимпийский призер-каноист. Он открыл здесь знаменитую таверну, которая пережила смену режима Венгрии в 1989 году и быстро стала легендарным местом тусовок. Никакие вывески не указывали на существование заведения, а цены сделали его скрытой жемчужиной среди десятков баров, удовлетворяющих вкус (и бюджет) туристов. К сожалению, в 2018 году Тамаш Вихманн объявил, что был вынужден закрыть свой бизнес после тяжелой болезни. Олимпийский чемпион, скончавшийся в 2020 году, значительно улучшил качество жизни в округе, финансируя строительство новой игровой площадки на месте парковки рядом с его заведением. Здание было куплено компанией, которая изначально сдала первый этаж в аренду пиццерии. 23 декабря 2019 года была подана просьба о разрешении на строительство гостиницы, которая была утверждена 10 августа 2020 года.

Ведущие венгерские новостные агентства недавно сообщили, что прилегающие и близлежащие участки на улице Кирали, включая детскую площадку, построенную Вихманном, также скоро будут снесены. Эти многоквартирные дома, построенные в первой половине 19 века, также являются частью еврейского квартала Будапешта. В 1891 году богатый еврей по имени Мор Унгерлейдер открыл кафе на улице Кирали, 27. Пять лет спустя, чтобы привлечь клиентов, ему пришла в голову идея показать здесь кинофильм – впервые в Будапеште! Унгерлейдер сразу понял, что фильмы станут очень популярными, и впоследствии стал владельцем ряда кинотеатров, в том числе «Royal-Apollo» и «Apolló mozgó», самого большого кинотеатра в Будапеште в начале 20-го века. Вместе с партнерами Лайошем Вайтценфельдом и Имре Робозом Унгерлейдером основал кинокомпанию «Főnix», которая в 20-е годы прошлого столетия выпустила множество фильмов. Несмотря на их важность и мобилизацию многих энтузиастов местной истории и культуры, шансы спасти эти исторические достопримечательности от сноса небольшие.

Эта новость расстраивает тех, кто стал свидетелем волны разрушений в еврейском квартале в период с 2002 по 2010 год, когда исчезновение многих исторических зданий произошло после того, как местный совет района значительно ослабил защиту исторических памятников.

Активисты продолжают усилия по спасению исторических зданий от разрушения, поскольку множество строений, связанных с еврейской и общей историей Будапешта, постоянно находятся под угрозой, а перспективы получения финансовой прибыли, к сожалению, часто перевешивают важность сохранения культурного наследия.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции