Новости

Израильская больница «Хадасса» претендует на роль регионального центра распространения российской вакцины против Covid-19

22 ноября, 13:00 коронавирус
Поделиться

Иерусалимский медицинский центр «Хадасса» уже заказал 1,5 миллиона доз вакцины «Sputnik V» и заявил, что рассматривает возможность стать региональным дистрибьютором вакцины, пишет «The Times of Israel».

Этот план может также помочь с финансовыми проблемами, с которыми столкнулось учреждение, принадлежащее американской женской сионистской организации «Хадассе». В 2014 году больница столкнулась с финансовыми трудностями и ее спасали американская организация и правительство Израиля. Директор больницы Зеев Ротштейн стал большим энтузиастом вакцины, чья эффективность еще полностью не доказана, что вызывает удивление у медицинского сообщества.

«Мы подписали меморандум о взаимопонимании, а теперь и контракт, который означает, что мы будем центром распространения вакцины – возможно, не только в Израиле, но и в регионе», – заявил Ротштейн «The Times of Israel», позже объяснив, что он имел в виду Палестинскую администрацию и «некоторые другие страны». Ротштейн также выступил с необычной инициативой: заставить Израиль зарегистрировать вакцину, не дожидаясь решения зарубежных организаций, которым обычно следует Иерусалим, в частности, американского Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), поскольку он полагает, что FDA будет отдавать приоритет местным вакцинам, не лицензируя «Sputnik V». Ротштейн уже подал заявку в Минздрав. «Время — это жизнь», – заявил он о необходимости действовать быстро.

Российская больница – филиал «Хадассы» – участвовала в клинических испытаниях в России, и по словам Ротштейна, это внушает уверенность в действенности вакцины. Он предполагает, что его больница будет поставлять вакцину израильским организациям здравоохранения и, возможно, поставщикам медицинских услуг за рубежом. Он также заявил, что после вакцинации наиболее нуждающихся групп, вакцинирование может частично проводиться на платной основе, что, вероятно, вызовет споры среди специалистов по медицинской этике.

Больница настаивает на том, что запланированная покупка вакцины «Sputnik V», которая будет профинансирована инвесторами и не повлияет на операционные расходы, была продиктована соображениями здоровья. «Мы живем в капиталистической стране. Мы должны финансировать то, что мы делаем, и вакцинация станет еще одним видом медицинской деятельности», – заявил Ротштейн.

16 ноября, через пять дней после публикации первоначальных данных о 92%-ной эффективности вакцины, премьер-министр Биньямин Нетаньяху беседовал с президентом России Владимиром Путиным о возможности закупки вакцины. Ротштенй заметил по этому поводу, что раньше в Израиле никто и слышать не хотел о российской вакцине, а он решил на всякий случай договориться частным образом, и подчеркнул, что, если правительство будет готово подписать контракт, он с радостью отойдет в сторону. Отчасти стремление Ротштейна к тому, чтобы Израиль приобрел российскую вакцину, проистекает из того факта, что это вакцина, в которой используются традиционные технологии для переноса генетических инструкций на безвредный вирус животных, чтобы доставить их в клетки человека.

Две другие ведущие в настоящее время вакцины-кандидаты от «Pfizer» и «Moderna» используют новаторскую, но еще не опробованную технологию мРНК. Ротштейн считает, что в Израиле должен быть разнообразный запас вакцин, включающий как известные, так и новаторские технологии. Если же контракт останется у «Хадассы», то больница будет ждать разрешения Министерства здравоохранения на применение вакцины.

Ротштейн подчеркнул, что его мотивы чисты, и что на больницу не оказывалось никакого давления с целью заключения сделки. «Есть обвинения в том, что мы зарабатываем деньги или делаем рекламу, но на самом деле мы заботимся о людях», – сказал он. Но эксперт по вакцинам Манфред Грин, директор-основатель израильского Центра по контролю и профилактике заболеваний заявил «The Times of Israel», что это звучит неуместно. Он заявил: «Я был бы недоволен, узнав, что больница в Израиле рекламирует вакцину и получает прибыль. Больница должна быть нейтральной в отношении предпочтения вакцины. Раньше я не слышал о подобном».

На прошлой неделе Россия заявила, что ее вакцина эффективна на 92%. Это заявление последовало за заявлением «Pfizer» о 90%-ной эффективности ее вакцины (с тех пор она была обновлена ​​до 95%), и незадолго до того, как «Moderna» сообщила об эффективности своей вакцины в 94,5%. Российский результат был основан на исследовании 20 случаев Covid-19, в то время как результаты «Pfizer» и «Moderna» включали выборку с 94 и 95 случаями соответственно, что вызвало некоторую критику в адрес доклада России. «Я опасаюсь, что эти данные были поспешно обнародованы на фоне заявления «Pfizer / BioNTech»», – заявила иммунолог Элеонора Райли, которая входит в правление организации, консультирующей правительство Великобритании относительно вакцин.

«Это не соревнование. Нам нужно, чтобы все испытания проводились в соответствии с максимально высокими стандартами, и особенно важно, чтобы соблюдались заранее установленные критерии для раскрытия данных испытаний, чтобы избежать искажения данных». Ее комментарии последовали за тревожным сообщением, прозвучавшим два месяца назад, когда россияне опубликовала первичные результаты испытаний в медицинском журнале «The Lancet». Это привело к открытому письму, подписанному десятками экспертов, в котором говорилось, что сообщение вызывает «несколько опасений, которые требуют доступа к исходным данным для полного исследования».

Решение России в августе одобрить вакцину для широкого использования до завершения испытаний было широко осуждено, в том числе хьюстонским специалистом по вакцинам Питером Хотезом, который назвал его «неэтичным», а также «безрассудным и глупым». Российские ученые надеялись, что объявление об эффективности вакцины на прошлой неделе развеет скептицизм, но критика продолжается. «Я не думаю, что научное сообщество так высоко оценивает эту вакцину, поскольку данные были скудными и недостаточно исчерпывающими», – заявил профессор Томер Герц, руководитель лаборатории системной иммунологии в Университете Бен-Гуриона в Негеве. «Они работают не так, как в других странах». Он отметил, что из-за российской традиции отсутствия прозрачности, ученые из других стран достаточно осторожно относятся к результатам российских исследований, но, одновременно, подчеркнул, что эти опасения не должны исключать «Sputnik V» из числа вакцин-кандидатов. «Если у них есть убедительные данные, я не вижу причин сразу отказываться от этой вакцины только потому, что она была произведена в России», – заключил он.

Аналогичной точки зрения придерживается Габи Барбаш, бывший генеральный директор Министерства здравоохранения Израиля. Он заявил, что российская вакцина не соответствует западным критериям, но, если «Хадасса» хочет инвестировать в нее и надеется, что ее результаты будут одобрены израильскими регулирующими органами, это ее право. Эксперт по вакцинам Грин, который тестировал вакцины для Министерства здравоохранения, не согласен с этим. «Я не вижу причин делать вакцину, которая не прошла тот же процесс, что и остальные», – заявил он, подчеркнув, что хотел бы, чтобы вакцину сертифицировали регулирующие органы ЕС или FDA. Грин предупреждавший против поспешно сделанных вакцин в начале пандемии, говоря 17 ноября о «Sputnik V», заявил: «Россия производит хорошие вакцины, и меня беспокоят не их возможности, но меня беспокоит поспешность, и я обеспокоен, что у нас нет достоверных данных».

Профессор Йонатан Гершони, эксперт по вакцинам из Тель-Авивского университета, заявил, что российская вакцина может иметь явные преимущества перед другими, осудив «высокомерие и снобизм» людей, которые отклоняют «Sputnik V», потому что она российская. «Все любят конспирологию, поэтому мы обвиняем других в том, что они менее тщательны и менее умны, но мы должны быть более скромными и отдавать должное другим», – заметил он. Гершони подчеркнул, что Россия использует проверенные технологии, и, кроме того, к тому времени, когда Sputnik V достигнет Израиля, он может быть лучше протестирован, чем остальные вакцины, поскольку Россия вакцинирует сотни тысяч человек в рамках ограниченного вакцинирования еще до завершения испытаний.

«Китайцы делают то же самое. «Moderna» и «Pfizer» проверяют побочные эффекты на 74000 человек, а в России вакцина скоро будет использована для сотен тысяч людей, и мы получим полезные сведения, которые иначе не смогли бы получить. Это не жестокость — это другая культура», – заключил Гершони. Между тем Герц полагает, что, поскольку мРНК-вакцины работают хорошо, нет никаких преимуществ в выборе более традиционной вакцины. Он отвергает мнение о том, что широкое использование вакцины в России пойдет на пользу израильтянам, поскольку нет никаких гарантий, что побочные реакции будут обнаружены, зарегистрированы и не будут замалчиваться.

Гершони, эксперт по вакцинам из Тель-Авивского университета, считает, что Израилю необходимо сосредоточиться на обеспечении зарубежными вакцинами, а не полагаться на свою вакцину, испытания которой только что начали. Он обеспокоен тем, что реклама израильской вакцины как панацеи для других стран, может отвлечь лидеров от основной задачи, которая заключается в обеспечении безопасности населения Израиля. «Наша проблема в том, как защитить 10 миллионов человек, а не в том, чтобы быть маяком для всего мира», – сказал он. «Все, что нам нужно, это 20 миллионов доз вакцины».

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции