Содержание номера

Лехаим № 1 (357)

22 декабря 2021
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

Память и беспамятство

Борух Горин

Послания Любавичского Ребе

Благословение и мир

Составитель Ишайя Гиссер. Перевод с английского и иврита Евгения Левина

Слово раввина

Не в деньгах счастье

Берл Лазар

Читая Тору

Недельные главы

Джонатан Сакс. Перевод с английского Светланы Силаковой

Опыт

Когда мудрецы Талмуда собираются на субботнюю трапезу, происходит размолвка, а из нее проистекает закон

Адам Кирш. Перевод с английского Давида Гарта

трансляция

University of Cambridge: Мусульманские и христианские календари в еврейских календарных сборниках: T‑S K2.33

Надя Видро. Перевод с английского Любови Черниной

Хасиды и хасидизм

О тайном портрете Любавичского Ребе

Довид Марголин. Перевод с английского Светланы Силаковой

Актуалии

«Хабад» все чаще приходит в кампусы колледжей, и «Гилель» испытывает давление

Подготовил Семен Чарный

Опыт

Поиски смысла, или Новые странствования по душам

Аркадий Ковельман

Литературные штудии

«Так рассудил царь Соломон…»

Константин Бондарь

трансляция

Commentary: Забытый протосионист

Майкл Медвед. Перевод с английского Нины Усовой

Археология

Тайны Пещеры Патриархов

Подготовил Семен Чарный

Прошлое наизнанку

Шпионка и ее дочь

Светлана Лохова. Перевод с английского Нины Усовой

старый свет

Леви, Тирца, Эзра: почему голландские родители‑неевреи называют своих детей еврейскими именами

Подготовил Семен Чарный

Post-Holocaust

Борьба семьи за возвращение изъятых нацистами произведений искусства

Подготовил Семен Чарный

Знаток фильмов о Холокосте и его книга

Подготовил Семен Чарный

Новая этика

Кто может сыграть еврея

Подготовил Семен Чарный

Актуалии

Врачи, герои, скрипачи

Ирина Кордонская

Мыльные пузыри и сказка про Волчка

Ирина Мак

Фонограф

Новый и вечный

Борис Барабанов

Интервью

Метафоры с эхом: к выходу нового альбома Арсена Ревазова и группы «Яуза»

Беседу ведет Борис Барабанов

Зрительный зал

«Золотые голоса»: комедия о русских евреях в Израиле

Подготовил Семен Чарный

Фильм «Улица Эстер» получил новую жизнь

Подготовил Семен Чарный

Первая постановка на идише на главной шведской сцене

Подготовил Семен Чарный

Выставки

Австрия рассказывает о своем нацистском прошлом

Подготовил Семен Чарный

Пугающее напоминание о днях ненависти к евреям в Альберт‑Холле

Подготовил Семен Чарный

2600‑летнее наследие турецких евреев

Подготовил Семен Чарный

Музей

Музей Венде в Лос‑Анджелесе открыл центр, посвященный русскоязычным евреям

Подготовил Семен Чарный

Дело Альфреда Дрейфуса шокировало евреев во Франции

Подготовил Семен Чарный

Кадиш

Последний оттепельный герой

Ирина Мак

Отец «Кинотавра»

Мирра Левина

литературные штудии

Мадленки Пруста первоначально были гренками

Митчелл Абидор. Перевод с английского Юлии Полещук

Книжный разговор

Исламофобия и постколониальная вина

Дэвид Микикс. Перевод с английского Юлии Полещук

О времени

Энтони Графтон. Перевод с английского Нины Усовой

Книжные новинки

Война, проходящая прямо через сердца

Александр Елин

Неразрезанные страницы

Евреи как евреи

Иешуа Перле. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Поделиться

Билли Уайлдер в веймарском Берлине

Из числа художников, вынесенных в Голливуд большой волной беженцев от нацизма в 1930-х, Билли Уайлдер не только удачливее всех вписался в Голливуд, но и способствовал его развитию. Фильмы этого режиссера и сценариста — «Двойная страховка», «Бульвар Сансет» и «Некоторые любят погорячее», чтобы не длить список, — стали каноническими, на сцены из них постоянно ссылаются, их регулярно копируют его последователи.

Руфь Танненбаум

Руфь требовала, чтобы ей позволили выйти если не на улицу, то хотя бы во двор, Ивка ей говорила: хорошо, можно на десять минут, но только если прицепишь звезду. Руфь отвечала, что не сделает этого ни сегодня, ни когда бы то ни было, даже если от этого зависит ее жизнь, потому что она не носила звезду ни тогда, когда ее все любили, ни тогда, когда она была загребской Ширли Темпл, и не будет носить и сейчас, когда для всех тех людей она стала только еврейкой. Или же будет носить звезду Давида тогда, когда они будут носить крест.

Евреи как евреи

Весь город, мужчины и женщины, вместо того чтобы вздремнуть после субботнего обеда, спешит увидеть что‑то страшное. Давка, толкотня. Вытягивают шеи, встают на мыски, пытаясь посмотреть поверх голов... Да это же… Это же Тойба! Наша Тойба!Она лежит на красном снегу, разорванная пополам. Обнаженные ноги вытянулись, как деревянные, и то ли из них, то ли из живота течет кровь.