Земля Израиля

Тайны Пещеры Патриархов

Подготовил Семен Чарный 18 ноября 2021
Поделиться

25 августа 1859 года итальянский археолог и инженер Эрметте Пьеротти с помощью друзей‑мусульман попытался проникнуть в Пещеру Патриархов, пишет журналист Israel Hayom Надав Шрагай. Но они не успели спуститься даже на пять ступенек, как их поймали охранники и вытащили обратно. «Полученные мной побои и проклятия никоим образом не уменьшили того удовлетворения, которое я испытал, — писал Пьеротти в своем дневнике. — Могу сказать, что мне удалось увидеть кое‑что в пещере: оссуарии из белого камня… стену из камня, разделяющую нижнюю и верхнюю пещеры. Когда придет день и кто‑то сможет войти в это темное место, они увидят, что мое описание было точным».

Вид на Пещеру Патриархов

Полковник Ричард Майнерцхаген, офицер армии генерала Алленби, нанёс более успешный визит, когда англичане захватили Хеврон в ноябре 1917 года. Он вошел в подземные пещеры через отверстие с юго‑западной стороны знаменитого наземного сооружения, чтобы убедиться, что там не прятались вражеские солдаты.

Рядом с надгробием Авраама Майнерцхаген обнаружил дверь, ведущую в узкий проход, в «подземное убежище, где находился большой камень, окруженный четырьмя колоннами с плоской вершиной и извилистыми канавками».

Пьеротти и Майнерцхаген, посетившие подземные пещеры под надземной (иродианской) структурой, — сегодня мусульмане не допускают туда никого, — не единственные, кому удалось заглянуть в глубины, чтобы попытаться раскрыть секреты этого места. Все они так или иначе хотели удостовериться, та ли это библейская Пещера Патриархов в поле Махпела, которую Авраам купил у Эфрона‑хетта.

Докторская диссертация на 600 страниц, написанная за восемь лет Ноамом Арноном, изучает детали этих визитов. Исследование Арнона охватывает период в 2500 лет истории этого места и, как и предыдущие его работы о Пещере Патриархов, использует большой комплекс географических, геологических, археологических, еврейских и исторических источников, не все из которых были доступны исследователям ранее.

До седьмой ступени

На протяжении поколений Пещера Патриархов занимала почетное место в наследии, традициях и легендах, но выделялась именно в религиозной вере и мистицизме. Работа Арнона (защищенная на факультете изучения Земли Израиля и археологии Университета Бар‑Илан) — первая научная база данных о пещере и ее секретах. Преимущество работы в глубоком знании Арноном этого места, которым он жил, дышал и которое исследовал почти пять десятилетий.

Ноам Арнон

В течение 700 лет, с момента завоевания Земли Израиля мамлюками в 1267 году, доступ к этому месту был закрыт для евреев и других немусульман. Евреям разрешалось дойти только до седьмой ступени по лестнице, ведущей к строению, и это стало синонимом дискриминации евреев в этом месте. Исследователи, такие как британский археолог Эрнест Маккей, французский ученый отец Луи‑Юго Винсент или британская делегация во главе с Клодом Рейнье Кондером в 1882 году, подробно рассмотрели знаменитое наземное сооружение возрастом 2000 лет, но испытали большие трудности с получением доступа — если вообще получили его — к подземным пещерам.

Арнон, известный широкой публике как пресс‑секретарь еврейской общины Хеврона, в своей работе также затрагивает этот вопрос. Увлекательная часть его исследования посвящена тайным визитам, которые он и другие совершали в пещеры под главным зданием, а также посещениям, которые происходили открыто, с официального разрешения.

Одно из самых первых посещений Пещеры Патриархов (во втором веке н. э.) задокументировано в Талмуде, где рассказывается о рабби Банаа, который размечал могильные пещеры, чтобы люди не подвергались воздействию ритуальной нечистоты. Спустя тысячу лет, в 12 веке, в эти пещеры вошли монахи, которые обнаружили несколько помещений разных форм и размеров, в них были урны, полные костей. Это место также посещали в 12 веке раввин Бенджамин из Туделы, раввин Петахия из Регенсбурга и раввин Яаков бен Нетанель а‑Коэн.

Пьеротти и Майнерцхаген достигли глубины пещеры столетия спустя, и следующим задокументированным визитом было посещение пещеры молодым британским евреем Джеком Секланом в 1933 году.

Секрет, хранившийся 80 лет

Арнон узнал о Секлане от его дочери Иегудит, живущей в Офре, после того, как ее отец решил, что пришло время раскрыть секрет, который он хранил почти 80 лет.

Они познакомились в 2012 году, когда Секлану было уже 97 лет. Он был в здравом уме и с фантастической памятью: подробно описал Арнону, как в сопровождении британского офицера, отвечающего за это место, он спустился по трем лестничным пролетам в подземный зал глубоко под землей, где была обнаружена еще одна дверь.

«От этой двери, — вспоминает Арнон, — они спустились еще на несколько ступенек и достигли окна с решеткой, выходящего в подземный зал. Секлан сказал мне, что зал был довольно большим, высечен в скале или построен из камня. В тусклом свете ему удалось разглядеть надгробия, подобные тем, что находятся на верхнем этаже, который теперь открыт для публики. Но, в отличие от верхних надгробий, покрытых великолепным парохетом, надгробия под землей были голыми. Мусульманский гид объяснил им, что это и есть могилы праотцов, и Секлан прочел кадиш».

Арнон вспоминает, как был ошеломлен услышанным от Секлана.

«Мы договорились встретиться вновь в следующее воскресенье, чтобы я мог показать ему рисунки и фотографии и попытаться вместе с ним найти пещеры, которые он описал. В субботу вечером, накануне нашей новой встречи, мне позвонила его дочь и сообщила, что Секлана сбил джип, когда он покидал шабатную молитву в Большой синагоге в Иерусалиме. Я схватился за голову. Мне было жаль этого человека, который действительно был человеком дела. Также мне было жаль упущенных возможностей. Но я был по крайней мере рад, что накануне смерти он раскрыл мне свою тайну».

Арнон услышал похожий рассказ и от Арье Ариэля, дедушки Тамар Ариэль, первой религиозной женщины‑пилота в Израиле, погибшей в результате схода лавины в Непале в 2014 году.

Арнон встретил Ариэля восемь лет назад в его доме в мошаве Массуот Ицхак недалеко от Ашкелона. Ариэль рассказал Арнону, как девятилетним мальчиком сопровождал своего отца во время одного из его визитов в Хеврон после резни 1929 года. Они присоединились тогда к британским археологам, которые посетили пещеры под наземным сооружением. «Мы спустились по лестнице, и я помню, что они сказали: «Это могилы праотцов», — заявил Ариэль.

Примерно через месяц после Шестидневной войны Арье Голан, сержант разведывательного подразделения корпуса десантников «Сайерет Цанханим», вошел в пещеры во главе отряда, разыскивающего террористов и оружие. Он также предоставил Арнону подробное описание.

Самый известный инцидент, когда евреи вошли в пещеры, произошел через несколько месяцев после Шестидневной войны. Министр обороны Моше Даян был обеспокоен: сам факт, что евреи построили синагогу в Пещере Патриархов, может привести к столкновениям между мусульманами и евреями. Даян обратился к Иегуде Арбелю, главе иерусалимского отдела «Шин Бет», и попросил его найти решение для разделения сторон.

Даян, который кое‑что знал об археологии, отметил: Пещера Патриархов находится под полом мечети на нижнем уровне. «Если мы найдем внешний вход в пещеры, — заявил тогда Даян Арбелю, — то решим проблему: мусульмане будут молиться наверху, а евреи внизу».

Арбель ждал удобного случая, который представился всего через 10 дней, когда в посетителей‑евреев была брошена граната, в результате чего в городе был введен комендантский час, а мечеть в Пещере Патриархов закрыта.

Он не терял времени: спустил свою 13‑летнюю дочь Михал вниз по веревке, через дыру в полу Зала Ицхака, чтобы она могла задокументировать подземные ходы. Однако прежде Арбель потратил несколько недель на обучение Михал рисованию и документированию пространств.

Михал, которая сегодня является доктором филологии, преподавателем еврейской литературы, была спущена через отверстие шириной всего 28 сантиметров. У нее были спички и свечи, было достаточно кислорода для дыхания, а также камера, бумага и карандаши.

Операция длилась три с половиной часа. Михал обнаружила три надгробия на западной стене, два из них гладкие и одно — с надписью. Она также нашла отверстие в восточной стене, ведущее в проход. Михал зарисовала каждую деталь, которую ей удалось увидеть, а ее отец передал рисунки министру обороны Даяну. Девочку спускали вниз еще два раза, с интервалом в 1‑2 недели. Однако до двойной пещеры она так и не добралась.

Керамика эпохи Первого Храма

Другая секретная операция на этом месте была проведена армией в феврале 1973 года. Названная «Операцией Адар», она была инициирована в исследовательских целях главой центрального командования ЦАХАЛ Рехавамом Зееви.

Лейтенант Авнер Цадок был выбран для секретной миссии из‑за его небольшого роста. На нем были только плавки, тело его было покрыто маслом, чтобы помочь ему протиснуться через узкое отверстие. Фотографии, сделанные Цадоком, вместе с другими предметами, обнаруженными во время операции, остаются, к разочарованию Арнона, засекреченными по сей день.

Вход в пещеру был открыт в 1981 году в результате операции, организованной ночью во время слихот — молитв о прощении во время праздников. Песнопения прихожан, звучавшие с большим пылом и особенно громко, служили прикрытием для Арнона и команды добровольцев, чтобы они пробили себе путь через камень на полу Зала Ицхака. Охваченные волнением, они спустились по крутой лестнице, в конце которой был длинный, темный и узкий туннель, который они преодолели, пока не достигли большого подземного зала.

«Мы начали искать вход в настоящую пещеру, о которой знали из исторических описаний, — вспоминает Арнон. — Нашли разные камни по углам и на стенах. На некоторых из них были надписи на латинском и арабском языках. Внезапно мы почувствовали порыв ветра, поднимающийся от пола, у входа в комнату. С большим усилием подняли камни с пола, и нашим глазам предстал вход в пещеру, высеченный в камне».

Арнон и его друзья углубились в пещеру. «Выяснилось, что мы действительно находимся в Пещере Патриархов, которая состоит из двух пещер, расположенных одна перед другой, в стиле древних гробниц, характерных для периода праотцов. Первая пещера была больше и заполнена землей почти до потолка, но проход из этой пещеры вел во вторую, гораздо меньшую. На полу меньшей пещеры, также заполненной землей, между фрагментами древней керамики, мы обнаружили останки человеческих скелетов».

Керамика, найденная в пещере

Двойная пещера датируется средним бронзовым веком, временами патриархов Авраама, Ицхака и Яакова.

Группа первопроходцев извлекла из пещеры четыре образца керамики, которые были исследованы главным археологом Иудеи и Самарии Зеевом Явином, обнаружившим, что они относятся к периоду Первого Храма. И только недавно, примерно через 40 лет после этого приключения, профессор Давид Бен Шломо, глава отдела по изучению Земли Израиля и археологии Университета Ариэля, и профессор Ханс Моммзен из Боннского университета, ведущий эксперт по идентификации керамики с помощью композиционного анализа, провели новый научный анализ этой керамики.

Он показал, что керамические изделия были принесены в пещеру из различных мест, по всему Израилю: с холмов Хеврона, из Иерусалима и Шфелы — людьми, которые жили в этих местах. Все эти люди пришли в пещеру. То есть скорее всего пещера была местом паломничества уже во времена Первого Храма.

Явин вместе с Дороном Хеном, преподавателем археологии, вошел в пещеру вновь, несколько месяцев спустя, с делегацией, во главе которой был тогдашний региональный командующий Беньямин Бен‑Элиэзер.

Эти исследователи провели новый осмотр и несколько лет спустя опубликовали своё научное исследование. Явин пришел к выводу, что пещеры были местом захоронения бронзового века, со времен праотцов. Кости, лежавшие в пещере, остались там и не анализировались. Явин резюмировал свои выводы так: «Древняя традиция рассматривала одну из этих пещер [есть и другие в этом районе] как место захоронения праотцов, поэтому над ней был построен памятник». Он также обнаружил четкую связь между надгробием в верхнем зале и пещерами под ним.

«Здесь похоронен Авраам»

Но Арнону этого оказалось недостаточно, и в 2014 году колледж «Мидрешет Хеврон» заказал компании Geotech глубокий радиолокационный анализ. Интерпретация результатов показала, что, как и в южной части Храмовой горы (в районе Конюшен Шломо), в Пещере Патриархов построены своды, а пол верхнего строения возведен поверх них.

По словам Арнона, точно установлено, что здание построил царь Ирод. «Стены пещеры представляют собой двойные стены, а между ними находится слой бетона и камней. Мы забрались туда и извлекли пробы кое‑какого материала. Нашли там зерна древесного угля и отправили образцы в Институт Вейцмана, который датировал их первым веком до н. э. Это могла быть эпоха Хасмонеев или Ирода. Но для меня, учитывая исторические обстоятельства, стиль здания и сравнение его с другими зданиями, ясно, что это была иродианская эпоха».

Пещера Патриарха, отмечает Арнон, «является единственным сооружением иродианской эпохи в Израиле, которое сохранилось полностью, и оно намного меньше Храмовой горы: всего два дунама против 144 дунамов».

Он выдвигает гипотезу о том, что «рабочие Ирода провели в Хевроне пробное строительство на горе», объясняя, что верхнее строение Пещеры Патриархов было сооружено без какого‑либо фундамента на вершине естественной скалы, которую все еще можно увидеть под южной и восточной стенами строения.

«Вероятно, это упоминаемый в Книге Берешит «край поля», которое Авраам купил у Эфрона‑хетта», — говорит он. Арнон отмечает, что ему не удалось найти могилы, на которой было бы написано: «Здесь похоронен Авраам». Но если взвесить все исторические и археологические данные, записи путешественников, библейские источники, топографию, то все это вместе показывает: это действительно так, это могила Авраама. Он подчеркивает, что если бы пришел к выводу, что это не библейская Пещера Патриархов, то непременно написал бы об этом.

Могила Иакова в Пещере Патриархов

Диссертация Арнона раскрывает также некоторые греческие и еврейские имена византийского периода (4‑й и 5‑й века н. э.), которые были сфотографированы после того, как сняли штукатурку со стен сооружения. Это были имена евреев, которые выгравировали их на стенах: например «Нахум, Танхум и Яаков».

Одно из самых интересных открытий Арнона касается существования синагоги на этом месте в течение 600 лет: на северной стороне строения, рядом с церковью, которая действовала на южной стороне. По его словам, это пример успешного еврейско‑христианского сотрудничества, которое опирается на исторические источники, а также на другие свидетельства и находки в районе Хеврона. «Эта реальность, — рассказывает Арнон, — несколько смягчает обильную информацию о соперничестве между двумя религиями на протяжении всей истории».

По словам Арнона, данные о синагоге соответствуют источникам из Каирской Генизы, свидетельствующим о существовании еврейской общины в Хевроне — общины, которая проводила молитвы в Пещере Патриархов и возглавлялась Саадией из Хеврона. У Саадии было несколько титулов, все они связаны с его ролью в пещере. Синагога, по‑видимому, была разрушена во время завоевания Земли Израиля крестоносцами.

В своем исследовании Арнон обращается к описаниям Пещеры Патриархов у Иосифа Флавия и находит сходство между археологическими находками в пещере и находками в Тель‑Румейде. Он не сомневается: Пещера Патриархов в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, это та же Пещера Патриархов, которая описана в книге Берешит. Но в истории пещеры еще многое предстоит открыть, и ограничения, наложенные мусульманами на исследования в этом месте, оставляют многое для будущих поколений.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Под низким небом Иерусалима

Я приехала в Израиль отдохнуть, но это, вероятно, была моя главная ошибка. В первые несколько ночей после перелета я засыпала со снотворным, что вполне понятно: синдром смены часовых поясов, дорожные волнения — я ведь летела не одна, а с маленьким ребенком. Но это не объясняет, почему я продолжала принимать амбиен, белые безобидные таблетки, почти не дающие «похмельного синдрома», во все остальные дни в Израиле. Может, есть что‑то в здешнем воздухе — чувство настороженности, проникающее в нервную систему всех и каждого, за исключением особо толстокожих иностранцев, — поэтому так трудно здесь расслабиться и забыться сном после суматошных дневных забот.