Содержание номера

Лехаим № 3 (311)

1 марта 2018
Поделиться

Купить журнал

Дневник редактора

Институт памяти

Борух Горин

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Составитель Мендл Калменсон

Слово раввина

Раскрыть свою душу — душе Торы

Берл Лазар

На полях Талмуда

Пурим, изобретение антисемитизма и праздник еврейской креативности

Яаков Эльман

Календарь

Откуда взялись ваши любимые пуримские обычаи

Шломо Броди

Пурим

Три лика Эстер

Мэтью Абельсон

трансляция

Chabad.org: Вновь открылась сибирская деревянная синагога, построенная кантонистами

Довид Марголин

Книжный разговор

Иранский интеллектуал, вдохновитель Исламской революции и поклонник Израиля

Скотт Абрамсон

проверено временем

Участие евреев в политической жизни Ирана

Мирьям Леви‑Хаим

«Я хочу умереть на родине»: почему некоторые евреи остаются в Иране

Маждид Рафизаде

Календарь

Чтение Мегилы в Тегеране: как празднуют Пурим евреи Ирана

Шай Секунда

Пересечения

Царица Эстер — родственная душа для смелой иранской девушки времен революции

Сима Гоэль

Прошлое наизнанку

Слезть с коня

Алекс Тарн

Резонанс

Россия, Трамп и Хабад: новая конспирология

Ли Смит

Актуалии

Неонациста подозревают в убийстве еврейского одноклассника

Борис Мелакет

цитата

свидетельские показания

Уйти из Собибора

Беседу ведет Михаил Эдельштейн

Трансляция

The Times of Israel: Соучастие поляков в гибели евреев сильно недооценивается

Аманда Борщел‑Дан

The New York Times: Нужны ли израильским подросткам поездки в Освенцим?

Шмуэль Рознер

ОБ Этом надо поговорить

2.2018

Обзор подготовил Борис Мелакет

Резонанс

Нетривиальные итоги февраля с Лайелом Лейбовицем

Репортаж

Тайный ленинградский манифест

Ирина Мак

Зрительный зал

The Times of Israel: Зоя Черкасская рисует свою правду

Рене Герт‑Занд

Трансляция

Jewish Telegraph Agency: Архив бабушкиных рецептов

Жозефин Дольстен

Интервью

«Дело врачей» как результат неудавшегося эксперимента

Беседу ведет Ирина Мак

литературные штудии

Мой Шейлок

Даниэль Клугер

Литературные штудии

Хаим Граде: свидетельство

Саул Либерман. Предисловие Аллана Надлера

Неразрезанные страницы

История, оперенная рифмой: феномен «Седьмой колонки» Натана Альтермана

Алекс Тарн

Интервью

Алекс Тарн: «Настоящее — это спрессованное прошлое, загримированное надеждами на будущее…»

Беседу ведет Евгений Коган

Собрание сочинений

Такие люди были раньше

Авром Рейзен. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Об американцах, которые вместе с тем и евреи

Сол Беллоу. Перевод с английского Олеси Качановой

Летопись диаспоры

Пальто

Эдит Перлман. Перевод с английского Инны Стам

Книжный разговор

Деловые женщины эпохи Бар‑Кохбы

Элизабет Шенкс Александр

Книжный разговор

«Ослик маленький и слабый, как серая мышка...»

Олег Юрьев

Трансляция

The New York Times: Игра с раздвоением личности

Питер Орнер

Поделиться

Гитлер в Медисон‑сквер‑гардене

«Вечер в саду» читается как послание из прошлого, возрождение затертой истории и пролог‑предостережение настоящему. «Материал необычайно сильный, и удивительно, что он не включен во все школьные курсы истории, — говорит режиссер Карри. — Но думаю, этот митинг выпал из нашей коллективной памяти отчасти потому, что он приводит нас в оторопь и пугает».

Долгая история политически обусловленных запретов на въезд

Можно убедительно доказывать, что запрещать визит Тлаиб и Омар было не очень хорошей идеей. Можно указать на то, что Нетаньяху успел поменять свое мнение на прямо противоположное. Еще можно возносить хвалу двухпартийности или открытому обществу со всеми его достоинствами либо превозносить способность диалога трогать сердца и умы. Но называть этот запрет невиданным‑неслыханным нарушением демократических норм, причем в новостной заметке, а не в аналитической статье или колонке, — это просто глупость.

Побег

Вариан Фри пришел к нам очень растерянным. Ему стало известно, что инструкции внезапно ужесточились. Чтобы пройти туннелем, необходимо иметь разрешение на выезд из страны. Ни у кого из нас таких бумаг не было. Не оставалось ничего иного, как идти через Пиренеи. Наше с Лионом положение оказалось наихудшим. Франц Верфель был чехом, Генрих Манн имел чешские документы, Голо — тоже. Вариан отвел Лиона в сторону и объяснил ему, что все было бы в порядке, но он, Лион, очень опасен для остальных. Вся операция по спасению может провалиться из‑за нас, Лиона и меня. Лион прекрасно все понял.