Содержание номера

Лехаим № 2 (322)

1 февраля 2019
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

Большая игра Джорджа Сороса

Борух Горин

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Мендл Калменсон

Слово раввина

В ответе друг за друга

Берл Лазар

Время подумать

Логика невозможного. Моше Рабейну

Эдуард Шифрин

Трансляция

Chabad.org: Дорогому Амосу пишет его друг реб Шнеур

Шнеур Шнеерсон

Опыт

Предначертано на небесах — или нет?

Адам Кирш

свидетельство

Еврейские старики поколения тшувы

Илья Дворкин

Неразрезанные страницы

Камни преткновения — Хоральные синагоги в столицах

Ивонн Кляйнманн. Перевод с немецкого Екатерины Олешкевич

Интервью

«Дов Садан подготовился к должности главы кафедры идиша, прочитав четыреста книг...»

Беседу с Йехиэлем Шейнтухом ведет Виктория Алексеева

Опыт

Метафора и символ

Аркадий Ковельман

Архив

С чего начинать поиск?

Сара-Бейла Надя Липес

Книжный разговор

Тайный язык Джорджа Сороса

Дэвид Микикс

аналитика

Правда о Джордже Соросе

Джеймс Кирчик

Трансляция

The New York Times: Поезд в старый Израиль

Матти Фридман

Резонанс

Гарри Поттер и полудурки

Лайел Лейбовиц

цитата

ОБ Этом надо поговорить

1.2019

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

Музей

Свидетельницы

Ирина Мак

Зрительный зал

Jewish Telegraph Agency: Фильм о забытом герое Холокоста стал самым кассовым в Голландии за 2018 год

Кнаан Лифшиц

Сатира, храни Америку

Александр Елин

Artefactum

Был ли диббук

Ирина Мак

Кадиш

Повесть о любви и разбитом сердце

Адам Кирш

литературные штудии

Шолом‑Алейхем — голос нашего прошлого

Ирвинг Хау. Перевод с английского Светланы Силаковой

Шолом‑Алейхем: там, где мы жили прежде

Альфред Кейзин. Перевод с английского Светланы Силаковой

новинки

Портрет глазами пасынка

Александр Хорт

Книжный разговор

Внутри или вне?

Хинди Наджман

Актуалии

Неразрезанные страницы

Оглянись на дом свой, ангел

Филип Рот. Перевод с английского Веры Пророковой

История, оперенная рифмой: феномен «Седьмой колонки» Натана Альтермана

Алекс Тарн

Собрание сочинений

Такие люди были раньше

Авром Рейзен. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Поделиться

Неизвестная

Что должен был представлять собой человек, который держал в руках фотоаппарат? Он искал выигрышную точку, подходящий ракурс. Возможно, даже просил палача повременить немного, занять то или иное положение. Каким бы он ни был, помимо своей воли и воли своих хозяев, он увековечил для истории факт потрясающего мужества, оставил документы огромной обличительной силы. Снимок, где трое стоят у места казни, мы найдем в многотомной Истории Великой Отечественной войны. На протяжении многих лет он присутствовал в школьном учебнике истории. Миллионы фотографий Кирилла Труса, Володи Щербацевича, Неизвестной. Как трудно примириться с тем, что Она — Неизвестная.

Такие люди были раньше

Единственная у нас в доме картина, представлявшая собой фотографию человека в шляпе и клетчатых брюках, удовлетворяла нашу тягу к прекрасному. Как же мы вдруг стали такими великими знатоками, чтобы смотреть на настоящие произведения искусства одним глазом через пальцы, сложенные трубочкой?Мы можем любить живопись, но тихо, скромно. К чему эта показуха? Терпеть не могу!

Наша еврейская хижина

Слово «Суккот» означает «палатки». А сук и кот, о которых вы только что подумали, здесь совершенно ни при чем. Суккот – праздник палаток, палаточный праздник. В праздник Суккот вспоминают вольное житье в пустыне. На работу не ходили. В магазин тоже не ходили. Еда падала с неба. Вкусная и полезная. Хорошее было время – приятно вспомнить... Все, кто хочет и может, строят к празднику Суккот «палатки»... На самом деле это все-таки не палатки, а, скорее уж, хижины. Данькин папа решил построить свою хижину во дворе...