Содержание номера

Лехаим № 11 (331)

27 октября 2019
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

Вечно недовольный

Послания Любавичского Ребе

Благословение и мир

Составитель Ишайя Гиссер

Слово раввина

Познавать мир, чтобы его улучшать

Берл Лазар

Неразрезанные страницы

Йеуда и суд над Тамар

Джеймс Кугел. Перевод с английского Галины Шульги

Уроки лидерства

Джонатан Сакс. Перевод с английского Олега Алякринского

Опыт

Кто способен следовать этим правилам?

Адам Кирш. Перевод с английского Давида Гарта

Свидетельские показания

Еврейские старики поколения тшувы

Илья Дворкин

трансляция

The New York Times: Секретные отцы‑основатели Израиля

Матти Фридман. Перевод с английского Любови Черниной

Трансляция

The Times of Israel: Как Даян во время войны 1973 года собирался призывать подростков и стариков

Иеуда-Ари Гросс. Перевод с английского Семена Чарного

проверено временем

Летучий евреец

Павел Нерлер

кабинет историка

Дуайт Эйзенхауэр, спаситель жертв Холокоста

Бенджамин Ранкл. Перевод с английского Давида Гарта

Неразрезанные страницы

Богослужение: единство в многообразии

Сало У. Барон

Трансляция

The New Yorker: Хроники «Черного куба»: частные детективы

Ронан Фэрроу. Перевод с английского Давида Гарта

аналитика

Тайная северокорейско-израильская война

Перевод с английского Семена Чарного, Джей Соломон

Трансляция

The Jerusalem Post: Объяснение стратегии России в Восточном Средиземноморье

Дуглас Фейт, Шауль Хорев. Перевод с английского Семена Чарного

аналитика

Дымовые сигналы следующей ближневосточной войны

Сет Францман. Перевод с английского Семена Чарного

Прошлое наизнанку

Давайте разберемся, откуда родом эта карикатура в «Нью‑Йорк таймс»

Изабелла Табаровски. Перевод с английского Светланы Силаковой

об этом надо поговорить

10.2019

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

Трансляция

The New York Times: Саша Барон Коэн в сериале «Шпион»

Беседу ведет Саймон Абрамс. Перевод с английского Любови Черниной

Зрительный зал

Американский нуар для эпохи Трампа

Джим Хоберман. Перевод с английского Нины Усовой

Трансляция

Commentary: Это их мальчики, а не наши

Стивен Дэйзли. Перевод с английского Любови Черниной

The New York Times: Невероятная реликвия из Аушвица: шофар, бросивший вызов нацистам

Ральф Блюменталь. Перевод с английского Семена Чарного

Зрительный зал

Израильский кинофест: другая история

Cветлана Пахомова

Актуалии

литературные штудии

Святой как шлемиль

Альфред Кейзин. Перевод с английского Виктора Голышева

Книжные новинки

Опасна, если не пуста

Михаил Эдельштейн

Трансляция

The New York Times: Побег от нацистов через Иран

Джонатан Брент. Перевод с английского Семена Чарного

Неразрезанные страницы

J [джей]

Говард Джейкобсон. Перевод с английского Аркадия Кабалкина

Собрание сочинений

Такие люди были раньше

Авром Рейзен. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Поделиться

Разгаданный псевдоним

Еще в конце 60‑х годов во Всесоюзном агентстве по охране авторских прав ему сказали: «Ну кто поверит, что автором популярнейшей народной песни «Родина» является Абрам Самойлович Полячек!» И все же музыканты‑эксперты Союза композиторов, фольклорная секция Союза признали А. С. Полячека автором «Родины». К сожалению, это было чисто формальным решением, не имевшим никакого общественного резонанса, и старый музыкант особой радости не испытал. В 1976 году он умер, никто не вспомнил о нем и 10 декабря 1989 года, когда исполнилось сто лет со дня его рождения.

Бегство в никуда

Историй у Занесла Маркуса было бесчисленное множество, и я никогда не уставал его слушать. Он лично знал всех так называемых профессионалов‑евреев мира. Бывал в еврейской колонии барона Гирша в Аргентине, ездил на все сионистские конгрессы, посетил Южную Африку, Австралию, Эфиопию, Персию. Его фельетоны в Тель‑Авиве переводили на иврит. В этот день мы, как всегда, в конце беседы заговорили о любви, верности, измене.

Такие люди были раньше

Пан Шейнман, собственно говоря, под ослом не подразумевал никого, кроме осла, настоящего осла, которого он решил воспеть за его терпеливость, но Шейнману понравилось, что цензор усмотрел тут какие‑то намерения. Значит, он, Шейнман, отчаянный человек, готовый в тюрьму пойти за свои вольные мысли. Он сразу возгордился, вспомнил, что Достоевский за свое острое перо четыре года провел на каторге, вспомнил Короленко, чью биографию он отлично знал. Теперь он с ними в одном ряду! Написал поэму про осла, но это не осел, а тот самый… Что ж, цензор верно понял его мысль.