Трансляция

The Times of Israel: Как Даян во время войны 1973 года собирался призывать подростков и стариков

Иеуда-Ари Гросс. Перевод с английского Семена Чарного 10 октября 2019
Поделиться

В 1973 году, в первые часы Войны Судного дня, когда Израиль изо всех сил пытался дать отпор вторгшимся египетским и сирийским войскам, министр обороны Моше Даян приказал своим сотрудникам изучить вопрос призыва в армию подростков и пожилых бывших резервистов, опасаясь, что у еврейского государства может не оказаться необходимого количества солдат.

Эти сведения можно почерпнуть в серии стенограмм и отчетов, рассекреченных Министерством обороны 7 октября. В них отражены опасения и тяжелые внутренние обсуждения в высшем руководстве ЦАХАЛа и высшем политическом руководстве страны в период конфликта, который даже в то время считался плохо подготовленным и управляемым.

Резервисты позируют на крыше грузовика. 6 октября 1973

Архив Министерства обороны опубликовал стенограммы заседаний Генерального штаба ЦАХАЛа за первые пять дней войны, а также итоговый отчет разведки, переданный начальнику Генерального штаба ЦАХАЛа Давиду «Дадо» Элазару и министру обороны Моше Даяну 5 октября 1973 года, за день до войны.

На следующий день египтяне и сирийцы начали свои атаки, застигнув ЦАХАЛ врасплох. Война была тяжелой и изнурительной, со значительными потерями и неудачами в первые дни. Все это привело к выражению большой озабоченности со стороны руководителей насчет перспектив победы Израиля в конфликте.

«Чего я боюсь в своем сердце больше всего на свете? Что государство Израиль в конце концов останется без достаточного количества оружия, чтобы защитить себя <…> не будет достаточно танков, не будет самолетов, не будет людей, обученных защищать Землю Израиля», — сказал Даян Генеральному штабу ЦАХАЛа по данным стенограмм.

Тогдашний министр обороны велел подумать о том, чтобы призывать людей более пожилого возраста, нежели могут быть резервисты, а также слишком молодых для призыва.

«Проверьте возможность призыва всех тех, кого мы освободили, чтобы привлечь молодых людей и стариков в качестве резервистов: поместить их в танки, в самолеты, куда угодно. Мы получим танки <из Соединенных Штатов>, а людей не будет. Возьмите пожилых людей, которых мы освободили от призыва, возьмите молодых, которых мы еще не взяли, с 17 лет», — сказал Даян руководству армии.

Министр беспокоился о том, как отреагирует страна на первоначальные потери Израиля.

«Тот, кто еще не был шокирован, будет потрясен, потому что <наши танковые потери> достигли количества танков, <потерянных> в Шестидневной войне», — сказал он.

Даян также выразил обеспокоенность тем, что арабское население Израиля, которое до 1966 года находилось в ситуации военного положения, станет воевать против правительства, создавая дополнительные проблемы.

«Внутренние арабы: они определенно <…> когда кровь прильет к их головам, нам снова придется иметь дело с ними всем спектром действий — не демонстрациями, а военным положением, полицией и пограничниками, потому что они могут пойти на транспортные маршруты и занять их», — сказал Даян Генеральному штабу ЦАХАЛа.

Этого восстания не произошло. Наоборот, многие израильские арабы приняли участие в военных действиях на стороне Израиля: заменяли резервистов‑евреев на работе, жертвовали кровь, покупали правительственные военные облигации и помогали в гражданской обороне.

Поиск помощи из‑за рубежа

Бои на Синайском полуострове против египетских военных и на Голанах против сирийцев — причём без превосходства в воздухе, которым Израиль обладал в Шестидневной войне 1967 года благодаря передовым системам противовоздушной обороны, поставляемым Советским Союзом, — истощили силы ЦАХАЛа и угрожали истощить арсеналы еврейского государства.

Израиль надеялся, что Соединенные Штаты и некоторые европейские страны предоставят оружие и поддержку.

8 октября Элазар сказал Цви Цуру, бывшему главе Генерального штаба ЦАХАЛа и помощнику Даяна, что Израилю необходимо от 300 до 500 танков, 48 истребителей «McDonnell Douglas F‑4 Phantom II» и 24 самолета «Douglas A‑4 Skyhawk».

«Они очень быстро нам понадобятся», — сказал Элазар.

Давид Элазар. Октябрь 1973

Цур предупредил: может оказаться, что США не станут спешить с предоставлением военной помощи, полагая, что Израиль и так победит в войне.

«У меня сложилось впечатление, что у них информация, будто все не так уж плохо, и они говорят: эти евреи могут обойтись <уже имеющимся>», — сказал он.

Глава военной разведки, генерал‑майор Эли Зейра, сказал, что он каждую ночь информировал американцев о военных действиях, «и вчера я провел для них брифинг, который был довольно унылым».

Элазар поручил ему «сделать им еще один <унылый брифинг> сегодня вечером».

В итоге США предоставили 22325 тонн танков, самолетов, артиллерийских орудий и боеприпасов в ходе войны и в ходе операции ВВС США, известной как «Nickel Grass».

«Вероятность военных действий — низкая»

Отчет разведки, переданный Даяну и главе Генерального штаба ЦАХАЛа Элазару за день до начала боевых действий, демонстрирует различные признаки того, что разведывательное сообщество страны прошляпило войну, не ожидая внезапного нападения.

В докладе разведки отмечается: египетские военные перемещают дополнительное вооружение к границе, существуют и другие признаки того, что Каир, возможно, готовится к войне: нерегулярная смена радиокодов, отмена курсов ВВС, призыв всех командиров авиационных бригад и получение египетскими солдатами разрешения не поститься в течение месяца Рамадан.

Первая страница отчета разведки. 5 октября 1973

«На данном этапе нет никаких признаков конкретной подготовки к началу действий со стороны египетских ВВС, хотя предпринятые шаги улучшают их способность перейти к оперативным действиям», — отмечается в докладе.

Что касается Сирии, то военная разведка ЦАХАЛа отмечала: среди «сирийских офицеров и солдат было ощущение, что ожидаются широкомасштабные боевые действия, без объяснения того, кто их инициирует и каковы предпосылки для этого».

Тем не менее доклад заканчивался следующей оценкой: «Вероятность того, что египтяне намерены возобновить боевые действия, мала. Вероятность независимой сирийской акции (без египтян) остается низкой».

Неудачи на Суэце, успех в Сирии

В качестве редкого свидетельства внутренней борьбы в руководстве ЦАХАЛа министерство рассекретило телефонный разговор начальника Генерального штаба Элазара с главой Южного командования ЦАХАЛа генерал‑майором Шмуэлем «Городишем» Гоненом, в котором командующий армией сообщил генералу, что его заменит бывший шеф, глава Генерального штаба Хаим Бар‑Лев.

Следственной комиссией Аграната в 1974 году Гонен был обвинён во многих первоначальных неудачах войны. Вскоре после этого он переехал в Африку, чтобы прожить остаток жизни в безвестности.

Некоторые из самых тяжелых боев этой войны велись израильтянами против египетской армии Анвара Садата на Синайском полуострове.

Первые несколько дней боевых действий были отмечены плохим управлением и запутанными приказами командиров.

Огонь израильской артиллерии. Синайский полуостров. 6 октября 1973

В тот момент генерал‑майор Ариэль Шарон, которого в начале войны призвали в армию для командования 143‑й бронетанковой дивизией, рассматривался как непредсказуемый человек, который был опытным командиром, но на которого нельзя было положиться при выполнении приказов.

Это мнение укрепилось, когда он пошел против воли Гонена и 9 октября атаковал египетские позиции с помощью 143‑й бронетанковой дивизии, — гамбит, который первоначально потерпел неудачу, но позже превратился в победу, когда его дивизия отбила контратаку египтян.

«Это военное преступление. Сегодня он — вопреки приказам — вышел к воде и вел большую битву — опять вопреки приказу — и солгал Городишу. А я слушаю его переговоры по радио и вижу, что он лжет мне. Теперь он просит разрешения переправиться на другой берег <Суэцкого канала>», — сказал Элазар.

После нескольких дней тяжелых потерь и плохого управления на южном фронте Даян и Элазар решили, что им нужно поставить бывшего начальника штаба ЦАХАЛа Бар‑Лева главой южного командования, сменив на этом посту Шмуэля Гонена.

Моше Даян на синайском полуострове. 20 октября 1973

«Я глубоко обеспокоен тем, что ни Дадо, ни я <не возьмем на себя командование Южным фронтом>, что мы не сможем это сделать, а люди, которые там — Городиш, Арик, все они — я не доверяю им», — сказал Даян Бар‑Леву по телефону.

Бар‑Лев, который был тогда министром торговли и промышленности, согласился прийти на помощь, поэтому Элазар вынужден был сделать неприятный для него телефонный звонок, дабы сообщить Гонену, что его заменяют.

«Шмулик, у меня для тебя неприятное известие. Хаим Бар‑Лев приедет к тебе и будет командовать. Он увидит, что происходит с Ариком (Шароном) сегодня. Он будет говорить с тобой, и он примет решение. Он услышит, что ты хочешь, и если ты хочешь остаться с ним, или, я скажу по‑другому: если он хочет, чтобы ты взял 143‑ю <дивизию>, то Арик отправится домой, если ты хочешь остаться его заместителем, то Арик останется. Это решение министра обороны и премьер‑министра, и я хочу, чтобы ты понял его правильно», — сказал Элазар.

Ариэль Шарон (в центре) на встрече со старшими офицерами Южного фронта. 1 октября 1973

Реакция Гонена не описана в рассекреченной расшифровке стенограммы, но из реплик Элазара видно, что генерал, похоже, не воспринял эту новость правильно.

Явно пытаясь смягчить удар, Элазар говорит Гонену: он делал это только потому, что Бар‑Лев был бывшим начальником штаба ЦАХАЛа, и решение, по крайней мере, выглядело не так плохо.

«Если бы это был генерал, я бы этого не сделал. Но это генерал‑лейтенант, начальник штаба, и вы вместе будете великолепны. Шмулик, ок? Он скоро будет со мной, сегодня вечером он прибудет <на фронт>. Я настоятельно рекомендую тебе остаться там. Хорошо. Подумай об этом», — говорит Элазар.

Помимо очевидного стремления поддержать своего подчиненного, Элазар выражает обеспокоенность тем, что общество потеряет веру в армию, если Гонен полностью откажется от участия в войне.

«<Гонен> сказал мне: я иду домой. Это может быть похоже на то, как мы говорим народу Израиля: мы потерпели неудачу в нападении на египтян из‑за полководца, а не из‑за <…> Это будет иметь катастрофическое воздействие на общество», — сказал Элазар.

Гонен в конечном счете оставался формальным командиром Южном фронта на протяжении всей войны, но операции вел Бар‑Лев.

Вскоре после того ситуация на юге начала улучшаться: ЦАХАЛ отразил нападение египтян и повёл собственную контратаку.

Сначала ЦАХАЛ заманил египтян в ловушку с помощью разговора Элазара с Бар‑Левом по легко перехваченным радиоволнам (убеждая египтян в том, что ситуация ужасна и вот‑вот обрушится, в то время как израильские войска были готовы начать мощную контратаку).

«Он скажет мне, что ситуация тяжелая и он надеется, что они больше не нападут на него. Я дам ему разрешение отступить, если они снова нападут на него. Тогда, возможно, они снова атакуют его, когда услышат этот разговор. Мы действуем настолько умно, насколько можем, и в то же время вы должны знать, что все идет хорошо», — сказал Элазар тогдашнему премьер‑министру Голде Меир.

Борьба ЦАХАЛа с сирийскими войсками Хафеза Асада была намного проще.

После отражения первоначальной внезапной атаки, 9 октября Элазар решил, что пришло время нанести ответный удар и бомбить глубокий тыл сирийцев.

«Сирийская армия, я хочу разбить ее завтра. Извините, уже сегодня», — сказал он.

«Я хочу драматического поворота, я хочу, чтобы кто‑то крикнул: «Гевалт! Нации гибнут, не стреляйте, все не стреляйте».

Окончательное прекращение огня было достигнуто 25 октября, когда Израиль сохранил контроль над Синайским полуостровом и Голанскими высотами, завоёванными в Шестидневной войне.

В ходе боевых действий погибли более 2500 израильских солдат, а также тысячи египетских, сирийских и иракских военнослужащих, многие тысячи были ранены.

Оригинальная публикация: Fearing shortages, Dayan mulled drafting young, old in 1973 war, papers show

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Тайная северокорейско – израильская война

Вечером 5 сентября 2007 года восемь израильских самолетов тайно взлетели с двух баз ВВС и полетели на север через Средиземное море, а затем в Сирию. Самолеты полностью разрушили объект в Аль‑Кибаре, прежде чем благополучно вернулись в Израиль. Ольмерт дал запрет на публикацию в израильских СМИ информации о нападении. А президент Асад молчал, смущенный тем, что удар обнажил слабость противовоздушной обороны его страны. Только Северная Корея осудила эту операцию. Американские же чиновники заявили, что ряд северокорейских специалистов были убиты во время бомбардировки Аль‑Кибара.

Шестидневная война с полувековой дистанции

Шестидневная война стала первым политическим поражением СССР на международной арене и первой большой победой Израиля. Мог ли этот конфликт перерасти в мировую войну? Какими были политические и стратегические изменения, повлекшие за собой события 1967 года? В чем просчитались советские военные советники? Как повлиял исход Шестидневной войны на военную стратегию Израиля?

История Израиля, увиденная через объектив

Фильмы, отобранные Максимом Павловым и Ольгой Улыбышевой из Третьяковки при деятельном участии посольства Израиля в России, оказались бы лучшими адвокатами Израиля на международной арене, если бы их увидели сейчас в мире, как увидели в Москве. Речь идет не о картинах, созданных в последние годы, когда израильтяне вовсю завоевывают награды в Каннах, Венеции и Берлине, а о тех, что были сняты 40–50–60 лет назад.