аналитика

Дымовые сигналы следующей ближневосточной войны

Сет Францман. Перевод с английского Семена Чарного 10 октября 2019
Поделиться

Материал любезно предоставлен Tablet

22 августа, за три недели до того, как крылатые ракеты и беспилотники взорвались на стратегических нефтяных месторождениях Саудовской Аравии, вызвав массовые пожары, которые снизили более чем на половину ежедневный экспорт нефти страны, группа активистов «Хезболлы» появилась на холме, с которого открывался вид на Голанские высоты. Они несли с собой беспилотники, которые работали со сбоями, когда их пытались использовать, — по‑видимому, в результате действий израильских военных. За ними, бродящими по полю, следили израильские наблюдатели, которые их и зафиксировали. Двумя ночами позже люди, которых израильские чиновники назвали командой «дрона‑убийцы», погибли в результате авиаудара. В тот момент Израиль предупреждал, что беспилотники и высокоточные управляемые ракеты Ирана представляют собой серьезную угрозу.

14 сентября атака на Саудовскую Аравию доказала, насколько существенной оказалась угроза, когда 18 беспилотных летательных аппаратов и семь крылатых ракет поразили объекты в Абкаике и Хураисе, вызвав пожары на НПЗ, на которые приходится более 5% мировой суточной добычи нефти. США обвинили в нападении Иран, в то время как ответственность за него взяли на себя поддерживаемые Ираном йеменские мятежники‑хуситы. В конечном счете точные детали атаки, то, как она была спланирована и кто ее осуществил, остаются предметом некоторого спора. Но что стало ясным, так это то, что нападение на саудитов задумано было также как предупреждение для Израиля. Помимо нефтяных месторождений, крылатые ракеты и беспилотники предназначались для более широкой аудитории, для которой они должны были сигнализировать о слабости и уязвимости врагов Ирана на оси США‑Саудовская Аравия‑Израиль.

Повреждения на нефтеперерабатывающем заводе. Абкаик, Саудовская Аравия. 20 сентября 2019

За комплексной атакой 14 сентября последовал нарастающий вал заявлений, угрожающих Израилю и США. Шейх Набиль Каук, председатель исполнительного совета «Хезболлы», заявил, что нападение на Саудовскую Аравию «изменило весь расклад сил» в регионе: «Ось США в регионе отступает». Для Ирана и его союзников Израиль является ключевым игроком вражеской «оси», которая находится в конфликте с теми, кого Тегеран определяет как свою «ось сопротивления».

После нападения на Абкаик иранский Корпус Стражей исламской революции ощутимо усилил свои словесные угрозы в адрес Израиля. Как и в случае с «Хезболлой», послание КСИР состоит в том, что это нападение ослабило приверженность США к продолжению активной роли на Ближнем Востоке, разрушая тем самым важнейший источник поддержки Израиля. Глава КСИР Хоссейн Салами 30 сентября заявил, что «зловещий режим <Израиль> должен быть стерт с лица земли <…> это больше не стремление или мечта, а достижимая цель».

Связь между атаками Ирана на Саудовскую Аравию и более широким контекстом угроз Ирана Израилю и его стратегией на Большом Ближнем Востоке можно увидеть не только во все более горячечной риторике со стороны иранского руководства или угрозах «Хезболлы», но и в репортажах, связывающих атаки с событиями в Ираке. В сообщении в Middle East Eye 15 сентября утверждалось, что нападения на Саудовскую Аравию «были ответом на удары израильских беспилотников по базам и конвоям Хашд аш‑Шааби в августе <в Ираке>, которые координировались и финансировались саудитами». Статья, основанная на словах высокопоставленного сотрудника иракской разведки, может быть ошибочной, но она явно была попыткой поместить атаку Абкаик в контекст кипящего ирано‑израильского конфликта. Это впечатление усилилось, когда 30 сентября премьер‑министр Ирака Адель Абдул Махди обвинил Израиль в серии нападений в Ираке.

Израиль нанес более 1000 авиаударов по иранским объектам в Сирии, в том числе за пять дней до нападения на Абкаик: тогда авиаудар был нанесен по складам в сирийском городе Абу‑Кемаль на иракской границе, которые якобы были частью иранской базы. Но недавние нападения в Ираке, — где, начиная с июля, имел место ряд загадочных авиаударов по складам боеприпасов, которые используются поддерживаемым Ираном шиитским ополчением, — не были официально признаны Иерусалимом.

Сегодня непосредственный предмет обеспокоенности Израиля по поводу своей безопасности после нападения на Абкаик тот же, что и до нападения: «Хезболла». В частности, угроза применения высокоточных боеприпасов и беспилотных летательных аппаратов, которые стали объектом израильских ударов в августе. 3 сентября пресс‑секретарь ЦАХАЛа рассказал о поддерживаемом Ираном заводе по производству высокоточных ракет в северной части Ливана: «На этом объекте находится ряд станков, предназначенных для производства двигателей и боеголовок ракет с точностью менее 10 метров. Для производства ракет Иран поставляет специальные станки». Несколько недель спустя лидер «Хезболлы» Хасан Насралла угрожал Израилю и Саудовской Аравии, хвастался сбиванием израильских беспилотников и утверждал, что Саудовская Аравия будет уничтожена в любом будущем конфликте.

Офицер ЦАХАЛа на условиях анонимности сообщил Tablet, что Израиль изучает последние события на Ближнем Востоке и угрозу беспилотных летательных аппаратов и высокоточных боеприпасов. «Наиболее значительной стратегической угрозой являются усилия «Сил Кудса» и «Хезболлы» по производству высокоточных боеприпасов в Ливане», — сказал офицер. Крылатые ракеты рассматриваются как современное оружие, которое могло бы значительно трансформировать и модернизировать текущий арсенал и возможности «Хезболлы», соответственно обладание ими представляют собой четкую линию, которую Израиль не позволит пересечь.

В дополнение к наступательным операциям по предотвращению приобретения «Хезболлой» передовых систем вооружения, у Израиля есть многоуровневая противовоздушная оборона, включая «Железный купол», системы «Праща Давида» и «Стрела», а также американская система «Пэтриот». С февраля 2018 года Израиль предотвратил уже пять атак со стороны Ирана и его клиентов, включая беспилотники и ракеты. Тем не менее, в недавней статье в Haaretz утверждается, что Израиль должен модернизировать свою противоракетную оборону после нападения на Абкаик: «Точность и эффективность удара Ирана по нефтяным месторождениям Саудовской Аравии ставит под угрозу стратегическую инфраструктуру Израиля».

В то время как беспилотники рассматриваются израильскими военными как приемлемая угроза, крылатые ракеты, летящие на малой высоте, которые могут уклониться от некоторых старых технологий перехвата ракет, рассматриваются как более сложная задача. Израильские радиолокационные системы, такие как многоцелевой радар IAI, могут сканировать пространство на 360 градусов и разбирать поступающие сигналы, используя продвинутые алгоритмы, которые различают цели и не представляющие угрозы особенности ландшафта. Крылатые ракеты, которые Иран эффективно использовал, чтобы обойти оборону Саудовской Аравии, ничем особенно не отличаются от низколетящих небольших самолетов или стелс‑технологии по своей способности уклоняться от обнаружения радаром. Обнаружить их сложнее, потому что они могут скрываться, используя особенности местности, приближаясь к цели. Иран утверждает, что его крылатые ракеты могут летать со скоростью до 560 миль в час, но это может быть преувеличением.

1 октября Иран опубликовал интервью с командиром «Сил Кудса» Касемом Сулеймани, в котором обсуждалась война между «Хезболлой» и Израилем в 2006 году. Сулеймани указал, что в то время присутствие США в Ираке было препятствием для Тегерана. Сегодня все изменилось. 26 сентября посол Ирана в Ираке выступил с угрозами в адрес США. Между тем, большая часть иракских сил безопасности в настоящее время контролируется поддерживаемыми Ираном ополченцами и военными лидерами, связанными с Тегераном.

В последние недели вспыхнули протесты и беспорядки, которые быстро распространились по всем шиитским районам Багдада и центрального Ирака. Протестующие, — а некоторые из них выкрикивали антииранские лозунги, — были сосредоточены в тех районах, где влияние Ирана было наиболее выраженным, все это пролило новый свет на попытки Ирана доминировать в иракской политике.

В целом, израильские удары в прошлом месяце в Ливане, в Сирии и, возможно, Ираке, а также нападение на Саудовскую Аравию и заявления официальных лиц Ирана и «Хезбаллы» являются частью более широкой схемы, в которой Израиль и Иран оказываются связаны в растущей эскалации конфликта по всему региону. В долгосрочной перспективе стратегия иранского «сухопутного моста», соединяющая Тегеран с побережьем Средиземного моря через цепь соседних государств‑клиентов в Ираке, Сирии и Ливане, нацелена непосредственно на Израиль.

Официальные лица Израиля неоднократно предупреждали об этом иранском окружении и «посягательствах», но предупреждений было недостаточно, чтобы остановить продвижение. Нападение на Абкаик, как и предшествовавшие ему израильские авиаудары, стало еще одним залпом в этой войне и вызовом для США и арабских государств Персидского залива, проверяющим их реакцию, когда Иран поднимает планку для следующего этапа в войне против Израиля.

Оригинальная публикация: Smoke Signals in the Next Middle East War

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Битва за короля

«Король Лир никогда бы не подставил левой щеки, если бы его ударили по правой. Его Я — типично феодальное “я”. Это мудрость, но мудрость не героическая, а скорее екклезиастическая, библейская: “все суета сует, только я есмь”. Это — эгоцентризм, возведенный в принцип», — цитирует автор статьи в «Театре» реплику Соломона Михоэлса о герое. По ее мнению, Курбас «предложил Михоэлсу сыграть тему трагической вины за право на эксперимент, которым Лир воспользовался». Давно задуманный эксперимент с разделом царства, который не удался.

Фильм о Холокосте, который стоит увидеть

В течение почти десятилетия, работая над другими проектами, Минц находила выживших в Катастрофе, проводила с ними интервью и собирала старинные фотографии и кадры из фильмов. Некоторые выжившие не хотели разговаривать с нею. К одному из них она неоднократно подходила в течение четырех лет. «Наконец он сказал мне: “Приходите на ужин в шабат”, — вспоминает она. — А в конце трапезы произнес: “Ну хорошо, вы можете взять у меня интервью”».

Метод Каминского

Зюня, родившись в такой большой театральной мишпохе, в буквальном смысле этого слова был дитя театра. Никто не должен был брать его за руку и вести на сцену, он, как выражаются, на сцене родился. Особая черта в игре Каминского — лиризм. Возможно, что именно лиризм одаренного Каминского еще много лет назад почувствовал и оценил Соломон Михайлович Михоэлс.