Содержание номера

Лехаим № 10 (318)

4 октября 2018
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

Облака славы

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Мендл Калменсон

Слово раввина

От homo civis к homo sapiens

Берл Лазар

Неразрезанные страницы

Основные направления в учении хасидизма

Гилель Цейтлин

трансляция

Простая арифметика Бен-Гуриона

Раввин Исраэль-Меир Лау

chabad.org: Уроженка Конго запускает хабадское движение в Кот‑д’Ивуаре

Довид Марголин

Опыт

По праву рождения

Адам Кирш

Звезда Давида

Майсы от Абраши

Натан Вершубский

Интервью

Семен Гольдин: «Отношение армии к евреям помогает понять причины краха Российской империи»

Беседу ведет Марина Давыдова

Неразрезанные страницы

Богослужение: единство в многообразии

Сало У. Барон

Кабинет историка

Правда ли забыт забытый язык иракских евреев?

Мардин Исаак

Пересечения

Моисей, убийство и еврейская психология

Лоренс Дж. Каплан

трансляция

The Times of Israel: Исторические онлайн‑лекции из средневековой испанской синагоги XIV века

Рич Тенорио

Резонанс

Парагвайский разворот?

Китти Сандерс

Трансляция

Newsweek: Король Марокко пытается сохранить историю евреев своей страны

Ярдена Шварц

NBCNews: Евреи и мусульмане Марракеша: история и день сегодняшний

Ярдена Шварц

трансляция

The New York Review of Books: Фольклорные «евреи» Испании

Шелли Саламенски

ОБ Этом надо поговорить

9.2018

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

цитата

Резонанс

Нетривиальные итоги сентября с Лайелом Лейбовицем

Кадиш

Две заповеди, которые сделали человека уникальным

Берл Лазар

Кадиш

Эстрада и вся жизнь

Ирина Мак

Зрительный зал

Говорим «Бялик», думаем «Шекспир»

Светлана Пахомова

Как тайный агент «Моссада» стал знаменитым египетским художником

Армин Розен

Трансляция

The New Yorker: Портреты Хаима Сутина: путешествие во времени

Синтия Зарин

The New Yorker: Печальное эхо идишских песен эпохи Второй мировой войны

Аманда Петрусич

трансляция

The Times of Israel: Как Леонард Коэн франкофонку из Монреаля превратил в знатока еврейской культуры

Роберт Сарнер

литературные штудии

Дар

Альфред Кейзин. Перевод с английского Виктора Голышева

Интервью

Почему президенту России подарили Талмуд?

Беседу ведет Анна Бродоцкая

Литературные штудии

Единственный раз за 3000 лет еврейской литературы

Гилель Галкин

Книжный разговор

Загадочное обаяние сефардов

Дэниел Шварц

Трансляция

Сommentary: Острослов, изгнанник, еврей, новообращенный, гений

Джозеф Эпштейн

проверено временем

«Где сожгли книги, со временем будут сжигать и людей»

Шломо Авинери

Проверено временем

Chabad: Сражавшийся с Гитлером, убитый Советами

Книжные новинки

Невозвращенец

Василий Щедрин

Собрание сочинений

Такие люди были раньше

Авром Рейзен. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Неразрезанные страницы

История, оперенная рифмой: феномен «Седьмой колонки» Натана Альтермана

Алекс Тарн

Летопись диаспоры

Большая рыба

Эдит Перлман. Перевод с английского Инны Стам

Поделиться

Дети семьи Зингер

То, как Башевис в своем творчестве следовал инструкциям брата, проявилось прежде всего в ощущении зыбкости, пронизывающем его произведения. Описанные Башевисом характеры персонажей отражают современную концепцию раздробленной личности, потерю человеком уверенности в собственном «я» — эта же проблема фигурирует в великих романах XIX века и в произведениях Иешуа Зингера. Ни людская природа, ни само время не могут дать человеку достаточно прочного фундамента, чтобы строить на нем жизнь; особенно остро эту непрочность ощущали на себе польские евреи.

Los Angeles Review of Books: Вера в место: Исаак Башевис Зингер в Израиле

Перед ним были евреи разного происхождения, в разных костюмах, с различными верованиями и убеждениями, живущие вместе в одной стране. Он быстро понял, что без терпимого отношения друг к другу весь этот проект обречен с самого начала. Израильское общество может справедливо относиться к чужим, но израильтянам нужно научиться справедливо относиться и друг к другу. Уважение к незнакомцу начинается с уважения к знакомому — со способности видеть себя в других и других в себе. Если евреи не могут быть добрыми к евреям, вряд ли они могут быть добрыми к кому‑то еще.