Содержание номера

Лехаим № 10 (318)

4 октября 2018
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

Облака славы

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Мендл Калменсон

Слово раввина

От homo civis к homo sapiens

Берл Лазар

Неразрезанные страницы

Основные направления в учении хасидизма

Гилель Цейтлин

трансляция

Простая арифметика Бен-Гуриона

Раввин Исраэль-Меир Лау

chabad.org: Уроженка Конго запускает хабадское движение в Кот‑д’Ивуаре

Довид Марголин

Опыт

По праву рождения

Адам Кирш

Звезда Давида

Майсы от Абраши

Натан Вершубский

Интервью

Семен Гольдин: «Отношение армии к евреям помогает понять причины краха Российской империи»

Беседу ведет Марина Давыдова

Неразрезанные страницы

Богослужение: единство в многообразии

Сало У. Барон

Кабинет историка

Правда ли забыт забытый язык иракских евреев?

Мардин Исаак

Пересечения

Моисей, убийство и еврейская психология

Лоренс Дж. Каплан

трансляция

The Times of Israel: Исторические онлайн‑лекции из средневековой испанской синагоги XIV века

Рич Тенорио

Резонанс

Парагвайский разворот?

Китти Сандерс

Трансляция

Newsweek: Король Марокко пытается сохранить историю евреев своей страны

Ярдена Шварц

NBCNews: Евреи и мусульмане Марракеша: история и день сегодняшний

Ярдена Шварц

трансляция

The New York Review of Books: Фольклорные «евреи» Испании

Шелли Саламенски

ОБ Этом надо поговорить

9.2018

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

цитата

Резонанс

Нетривиальные итоги сентября с Лайелом Лейбовицем

Кадиш

Две заповеди, которые сделали человека уникальным

Берл Лазар

Кадиш

Эстрада и вся жизнь

Ирина Мак

Зрительный зал

Говорим «Бялик», думаем «Шекспир»

Светлана Пахомова

Как тайный агент «Моссада» стал знаменитым египетским художником

Армин Розен

Трансляция

The New Yorker: Портреты Хаима Сутина: путешествие во времени

Синтия Зарин

The New Yorker: Печальное эхо идишских песен эпохи Второй мировой войны

Аманда Петрусич

трансляция

The Times of Israel: Как Леонард Коэн франкофонку из Монреаля превратил в знатока еврейской культуры

Роберт Сарнер

литературные штудии

Дар

Альфред Кейзин. Перевод с английского Виктора Голышева

Интервью

Почему президенту России подарили Талмуд?

Беседу ведет Анна Бродоцкая

Литературные штудии

Единственный раз за 3000 лет еврейской литературы

Гилель Галкин

Книжный разговор

Загадочное обаяние сефардов

Дэниел Шварц

Трансляция

Сommentary: Острослов, изгнанник, еврей, новообращенный, гений

Джозеф Эпштейн

проверено временем

«Где сожгли книги, со временем будут сжигать и людей»

Шломо Авинери

Проверено временем

Chabad: Сражавшийся с Гитлером, убитый Советами

Книжные новинки

Невозвращенец

Василий Щедрин

Собрание сочинений

Такие люди были раньше

Авром Рейзен. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Неразрезанные страницы

История, оперенная рифмой: феномен «Седьмой колонки» Натана Альтермана

Алекс Тарн

Летопись диаспоры

Большая рыба

Эдит Перлман. Перевод с английского Инны Стам

Поделиться

Гитлер в Медисон‑сквер‑гардене

«Вечер в саду» читается как послание из прошлого, возрождение затертой истории и пролог‑предостережение настоящему. «Материал необычайно сильный, и удивительно, что он не включен во все школьные курсы истории, — говорит режиссер Карри. — Но думаю, этот митинг выпал из нашей коллективной памяти отчасти потому, что он приводит нас в оторопь и пугает».

Долгая история политически обусловленных запретов на въезд

Можно убедительно доказывать, что запрещать визит Тлаиб и Омар было не очень хорошей идеей. Можно указать на то, что Нетаньяху успел поменять свое мнение на прямо противоположное. Еще можно возносить хвалу двухпартийности или открытому обществу со всеми его достоинствами либо превозносить способность диалога трогать сердца и умы. Но называть этот запрет невиданным‑неслыханным нарушением демократических норм, причем в новостной заметке, а не в аналитической статье или колонке, — это просто глупость.

Побег

Вариан Фри пришел к нам очень растерянным. Ему стало известно, что инструкции внезапно ужесточились. Чтобы пройти туннелем, необходимо иметь разрешение на выезд из страны. Ни у кого из нас таких бумаг не было. Не оставалось ничего иного, как идти через Пиренеи. Наше с Лионом положение оказалось наихудшим. Франц Верфель был чехом, Генрих Манн имел чешские документы, Голо — тоже. Вариан отвел Лиона в сторону и объяснил ему, что все было бы в порядке, но он, Лион, очень опасен для остальных. Вся операция по спасению может провалиться из‑за нас, Лиона и меня. Лион прекрасно все понял.