Новости

Причины взлета самого известного ультранационалиста Израиля

4 августа, 15:00 политика
Поделиться

Если вы политик, стремящийся укрепить свою репутацию человека из народа в преддверии выборов, отправляйтесь на иерусалимский рынок Махане Иегуда, чтобы порадоваться покупателям и разносчикам, суетящимся вокруг его прилавков, пишет журналист «The Times of Israel» Джереми Шарон.

В прошлом месяце рынок принимал видного ультраправого националиста, члена парламента Итамара Бен Гвира, человека, осужденного в прошлом за разжигание расовой ненависти, у которого до недавнего времени в гостиной висела фотография массового убийцы. Его встретили с восторгом. Толпа скандировала его имя и пела веселую песенку о том, что Бен Гвир станет следующим премьер-министром. Многочисленные посетители рынка обнимали его, пожимали ему руку и просили сделать селфи. Махане Иегуда – хорошо известный оплот правых настроений, но до недавнего времени визит 46-летнего Бен Гвира был бы не более чем мелким курьезом. Но чуть более года спустя после того, как он прошел в Кнессет в составе ультраправой Религиозной сионистской партии Бецалеля Смотрича, опросы показывают, что Бен Гвир — самый популярный человек в партии.

Однако только на улице или на рынке эти цифры становятся реальными, и каждое селфи свидетельствует о том, насколько вправо качнулся политический маятник Израиля. В 2019 году, в начале, казалось бы, нескончаемого политического кризиса в Израиле, партия Бен Гвира «Оцма Иегудит» все еще была политическим изгоем. Первоначально она была исключена из союза правых религиозных партий «Еврейский дом» и «Национальный союз», и ей предстояли еще одни выборы, на которых она, скорее всего, не прошла бы в Кнессет. Перенесемся на три года вперед, и теперь эта ситуация перевернута с ног на голову. Партия «Еврейский дом», преемница исторической Национально-религиозной партии, почти полностью распалась и больше не представлена в Кнессете. Партия «Ямина», унаследовавшая более умеренных правого крыла «Еврейского дома», смогла на год назначить своего лидера Нафтали Беннета премьер-министром. Но сегодня партия сама столкнулась с призраком политической аннигиляции, вызванным решением правительства вступить в союз с арабской партией РААМ, и осталась без лидера после того, как Беннет решил уйти из политики.

Тем временем Бен Гвир занимает высокие позиции в опросах общественного мнения. Избиратели, бежавшие из «Еврейского дома» и «Ямины», похоже, вновь объединились на почве религиозного сионизма. Партия регулярно проводит опросы, надеясь получить 10 или более мест, по сравнению с ее нынешним показателем в шесть мест, хотя к опросам израильских СМИ, как правило, следует относиться с недоверием. Один особенно благоприятный для Бен Гвира опрос, проведенный для «Channel 13», показал, что Религиозная сионистская партия получит 13 мест с Бен Гвиром у руля, на три больше, чем если бы на выборах ее возглавил Смотрич. Согласно результатам опроса телеканала, такой результат сделал бы партию с ее взглядами о превосходстве евреев и ультраправыми агитаторами третьей по влиятельности партией в стране. А другой опрос, проведенный для «Channel 12» и опубликованный на прошлой неделе, показал, что если две партии будут баллотироваться отдельно, то «Оцма» получит семь мест, а Религиозная сионистская партия – всего четыре.

Эти данные опроса демонстрируют, как ультранационалистическая партия Бен Гвира превратилась из парии в политический актив менее чем за один полный срок полномочий в Кнессете. Остро осознавая взлет Бен Гвира, Смотрич предложил своему коллеге – сопернику совместное руководство объединенным списком, чтобы обеспечить соглашение о единстве. Хотя споры между двумя сторонами все еще продолжаются, похоже, что соглашение теперь неизбежно.

Осторожный каханист

Партия Бен Гвира «Оцма иегудит» — название переводится как «Еврейская сила» — является идеологическим преемником ультраправой и расистской партии «Ках», основанной и возглавляемой раввином Меиром Кахане, который был убит в 1988 году в Нью-Йорке. «Ках» выступала за выдворение арабских граждан из страны и установление теократии. Она и ее непосредственный преемник «Кахане Хай» были внесены Израилем в «черный список» в 1994 году после того, как их последователь Барух Гольдштейн убил 29 палестинцев во время молитвы в Пещере патриархов. Бен Гвир настаивает на том, что «Оцма» больше не выступает за расистскую и сегрегационистскую политику «Ках». Но он также говорит, что его партия отождествляет себя с идеологией «Ках», а «Оцма» беззастенчиво позиционирует себя как ультранационалистическую политическую организацию, выступающую за превосходство евреев. «Оцма» выступает за аннексию всего Западного берега, но без предоставления палестинцам израильского гражданства; стремится изгнать «нелояльных» арабских граждан из Израиля, не конкретизируя, как может быть принято такое определение; и призывает арабских граждан эмигрировать, чтобы сделать Израиль более однородно-еврейским.

В манифесте партии «Оцма», принятом в ходе избирательной кампании 2019 года, конкретно говорилось, что она будет «работать над удалением врагов Израиля из нашей страны». Бен Гвир неопределенно высказался относительно того, что определяет понятие «враг». Высокопоставленный член партии Барух Марзель заявил, что, по его мнению, «большинство» израильских арабов, хотя и не все поголовно, являются врагами. В 2019 году Верховный суд запретил Марзелю баллотироваться в Кнессет из-за подстрекательства к расизму.

Партия также уделяет большое внимание перестройке судебной системы Израиля, чтобы она ставила еврейские ценности выше демократических, особенно в том, что касается прав меньшинств. В последние годы Религиозная сионистская партия перешла на более экстремальные идеологические позиции, в то время как «Оцма» смягчила откровенно расистскую политику и риторику своих предшественников – каханистов, в результате чего обе партии заняли схожие политические позиции. Но более экстремистские идеологические корни «Оцмы», особенно в отношении еврейского превосходства в Израиле, придают ей большую привлекательность для элементов израильского общества с откровенно этнонационалистическими убеждениями. Ее пропаганда арабской эмиграции и изгнания «нелояльных» арабских граждан — это то, что Религиозная сионистская партия обычно не пропагандирует и не упоминает, но придает «Оцме» популярность среди экстремистских элементов электората.

Бен Гвир в последние годы крайне остерегался говорить что-либо, что могло бы привести к тому, что Высокий суд запретит ему баллотироваться в Кнессет. И задача распространения его экстремистской идеологии, не скатываясь к разжиганию ненависти, была продемонстрирована 29 июля во время прогулки по Махане Иегуде.

Когда сторонники партии скандировали «смерть террористам» — Бен Гвир и другие более умеренные правые настаивали на введении смертной казни в случаях терактов — одна из его поклонниц вместо этого выкрикнула «смерть арабам». Лидер «Оцмы» не был удивлен и громогласно приказал отступнице вернуться к официально утвержденному лозунгу. Позже он рассказал «Channel 12», что прошли годы с тех пор, как он скандировал такие слова или рекламировал так называемую политику «передачи» Кахане. «Мне больше не 16, 20 или 25… Я был неправ, когда говорил, что все арабы должны быть изгнаны», – заметил он телеканалу. Большинство израильтян впервые познакомились с Беном Гвиром в 1995 году, когда 19-летний экстремистский молодежный лидер сорвал эмблему «Кадиллак» с машины премьер-министра Ицхака Рабина. Похваставшись добычей, Бен Гвир заявил перед телекамерой: «Мы получили машину. Мы доберемся и до Рабина. Несколько недель спустя Рабин был убит правым экстремистом. Адвокат, сделавший карьеру на защите других правых экстремистов, Бен Гвир вырос в традиционно религиозной, но не строго соблюдающей семье в городе среднего класса Мевасерет-Цион. В своей первой речи в Кнессете в прошлом году Бен Гвир рассказал, как его правые взгляды начали формироваться в юности, в разгар Первой интифады.

Он стал ярым противником «соглашений Осло» и после школы учился в ешиве «Еврейская идея», основанной Кахане. Его ультраправая активность естественным образом привела к политической карьере в ультраправых политических партиях, и он стал парламентским помощником депутата Кнессета Михаэля Бен-Ари в Кнессете 18-го созыва в 2012 году. Бен Гвир стал фактическим лидером партии в 2019 году, когда Верховный суд запретил Бен-Ари и Марзелю баллотироваться в Кнессет. У Бен Гвира есть несколько судимостей. В 2007 году он был признан виновным в подстрекательстве к расизму и поддержке террористической организации за то, что держал на акции протеста плакаты с надписями «Изгнать арабского врага» и «Кахане был прав» — лозунг сторонников еврейского превосходства, поддерживающий предложение «Ках» этнически очистить Израиль от его арабских граждан.

До 2020 года у Бена Гвира на стене гостиной висела фотография Гольдштейна. Он сказал, что удалил ее в январе 2020 года, когда это стал политической проблемой — Беннет назвал фотографию причиной отказа в слиянии «Новых правых» и «Оцмы иегудит». Но он не отрекся от своего прославления Гольдштейна, который был убит во время нападения. Бен-Гвир также является серийным провокатором и имеет привычку устраивать демонстрации в уязвимых местах, чтобы вызвать недовольство израильских арабов и палестинцев, проживающих в Восточном Иерусалиме. Возможно, самый вопиющий такой инцидент произошел в начале мая 2021 года. По мере того как напряженность в районе Шейх-Джаррах в Восточном Иерусалиме нарастала из-за ожидавшего тогда выселения там палестинских семей, Бен Гвир вмешался в конфликт, создав импровизированный парламентский офис вместе с коллегой – ультраправым провокатором Бенци Гопштейном, главой расистской организации сторонников превосходства евреев «Лехава». Офис, складной стол и несколько стульев под складным навесом, установленным на тротуаре, был установлен напротив места, где собирались для ночного ифтара, который прерывает дневной пост во время священного для мусульман месяца Рамадан, протестующие против выселения. Бен Гвир и Гопштейн привели в этот район своих ультраправых сторонников, и когда один из этих активистов распылил что-то похожее на перцовый баллончик на палестинский стол для ифтара, вспыхнул бунт.

Представители разведки предупредили, что ХАМАС обстреляет Иерусалим ракетами, если Бен-Гвир не уйдет, что он в конечном итоге и сделал под давлением тогдашнего премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Несколько дней спустя ХАМАС действительно выпустил ракеты по Иерусалиму в ответ на напряженность в Шейх-Джаррахе и действия полиции на Храмовой горе, что привело к 11-дневным ожесточенным боям. Во время боевых действий начальник полиции Коби Шабтай обвинил Бен-Гвира в подстрекательстве к одному из самых жестоких межобщинных столкновений в истории Израиля, когда он направлял автобусы со сторонниками «Лехавы» в города со смешанным еврейско-арабским населением, такие как Лод, Рамле и Акко, где во время беспорядков произошли одни из самых ожесточенных столкновений.

Бен Гвир сохраняет свою агрессивную позицию с момента своего прихода в Кнессет, обычно нацеливая свои удары на арабских или левых законодателей. В июле 2021 года Бен Гвир подрался с охранниками Кнессета, когда его попросили удалить его за то, что он назвал члена парламента от «Объединенного списка» Ахмеда Тиби террористом. В октябре он и лидер «Объединенного списка» подрались в коридоре больницы, а в июне этого года он и Тиби чуть не подрались внутри зала заседаний Кнессета. Помимо стремления добавить смертную казнь в уголовный кодекс Израиля, Бен-Гвир также пытается провести судебную реформу. Лидер «Оцмы» вместе с другими правыми депутатами дважды выносил на голосование в Кнессет законопроект, который передал бы правительству и Кнессету полный контроль над процессом отбора судей Верховного суда, а не привлекал бы к этому других судей и юристов, как в настоящее время делается. Правые израильтяне давно считают суд оплотом левых. Назначая судей, более дружественно настроенных по отношению к правым, «Оцма» надеется переделать суд в соответствии с ее идеологией, поставив еврейский характер Израиля выше его демократических ценностей.

Недовольные «мизрахим» и ультраортодоксальная молодежь

Судя по всему, есть две основных группы избирателей, предпочитающих Бен Гвира Смотричу: «мизрахим» и ультраортодоксы. Евреи-мизрахи ближневосточного или североафриканского происхождения в очень общих чертах склоняются к правому политическому спектру, и некоторых, вероятно, привлекает шовинистический национализм «Оцмы», особенно молодых избирателей, разочарованных в статус-кво. Опрос «Channel 13» показал, что два дополнительных места Религиозной сионистской партии с Бен Гвиром в качестве лидера партии будут получены от «Ликуда», исторической партии традиционных избирателей-мизрахи с 1977 года, многие из которых происходят из рабочего класса и живут вдали от экономического центра страны.

Молодежь мизрахи «думает, что никто не принимает их в расчет, не имеет права голоса и не думает, что они смогут подняться по служебной лестнице или получить хорошо оплачиваемую работу», — рассказала профессор Тамар Херманн, старший научный сотрудник Израильского института демократии. По ее словам, это недовольство делает радикальную партию во главе с харизматическим лидером, отстаивающим «почти революционные» идеалы на ультранационалистической платформе, чрезвычайно привлекательной для таких людей, добавила она. В игре также может быть элемент политики идентичности. Бен Гвир сам является евреем-мизрахи, выросшим в традиционной семье, что делает его более привлекательным и с ним легче общаться для мизрахим, чем со Смотричем, который, как и лидер «Ликуда» Нетаньяху, является ашкеназом.

Бен-Гвир также может рассчитывать на поддержку ультраортодоксальной молодежи, значительная часть которой, по словам старшего преподавателя политологии в Университете Бар-Илан Моше Хеллингера, становится все более националистической и этноцентричной. Тот факт, что Бен-Гвир очень религиозен, означает, что, хотя голосование за «Оцму» будет представлять собой бунт против обычных указаний ведущих ультраортодоксальных раввинов голосовать за ультраортодоксальные партии, они все равно будут голосовать за религиозную партию с еврейскими теократическими ценностями. По словам Херманн, твердо укоренившаяся в ультраортодоксальной общине вера в высокий статус еврейского народа как избранного народа четко согласуется с утверждением «Оцмы» о еврейском превосходстве в Израиле. Харизма Бен-Гвира также привлекает внимание, отмечает ультраортодоксальный журналист и комментатор радиостанции «Коль Барама» Исроэль Коэн. «В нем есть энергия, он общается с молодежью, он выходит на улицы, чтобы встречаться с людьми», — заявил Коэн, отметив, что политики ультраортодоксальных партий старше и обладают меньшим личным магнетизмом. Бен Гвир также очень отзывчив на личные просьбы о помощи по различным вопросам и часто напрямую отвечает на сообщения в «WhatsApp», в том числе от молодых ультраортодоксальных мужчин. По словам Коэна, этот прямой доступ увеличивает его известность и популярность среди ультраортодоксов.

Дом для изгнанников из «Ямины»

Даже если партию возглавит Смотрич, опросы общественного мнения показывают, что она по-прежнему набирает достаточно голосов, чтобы стать одной из крупнейших партий в Кнессете, что является значительным успехом для партии, чьи взгляды многие политики до сих пор считают находящимися за гранью дозволенного. Большая часть этой поддержки связана с крахом «Ямины» и, как следствие, отсутствием более умеренного выбора для некоторых религиозно-сионистских избирателей. Вхождение «Ямины» в правительство с арабскими и левыми партиями разорвало партию на части и оттолкнуло значительную часть ее избирателей, некоторые из которых теперь обращаются к бывшему партнеру «Ямины» из ультраправых. «Новая надежда», возглавляемая националистом Гидеоном Сааром, могла бы привлечь на свою сторону некоторых из этих «бездомных» избирателей, но вместо этого партия склонилась к левоцентристам и вступила в союз с «Бело-голубыми» Бени Ганца.

Помимо самой политической карты, Херманн отметил, что в Израиле в целом растет «шовинистический национализм». Согласно данным Индекса демократии за 2021 год, составленного Израильским институтом демократии, процент израильтян-евреев, которые считают, что евреи должны иметь больше прав в Израиле, чем неевреи, вырос с 25% в 2015 году до 42% в 2021 году. Эта тенденция особенно заметна среди ультраортодоксальных, религиозно-сионистских и религиозно-традиционных избирателей, к которым обращается Бен-Гвир. Партия также может пользоваться высокой поддержкой благодаря беспорядкам и насилию между евреями и арабами, которые потрясли многие города со смешанным населением в мае 2021 года, радикализировав часть израильских правых, в том числе традиционных избирателей-мизрахи, населяющих многие из наиболее пострадавших городов. Беспорядки, которые включали атаки с зажигательными бомбами на синагоги, дома и предприятия, вероятно, стали попутным ветром для нарратива «Оцмы» о непримиримо враждебном арабском населении. Бен-Гвир был в Лоде, Рамле, Акко и других центрах беспорядков во время беспорядков. Он привел с собой сотни активистов из «Лехавы» для проведения встречных акций протеста.

Включение арабской исламистской партии РААМ в уходящее правительство, возможно, было революционным, но оно также дало Бен Гвиру и другим представителям оппозиции возможность для безжалостных нападок на правительство за «опору на арабов» как в РААМ, так и в левой партии «Мерец». Члены РААМ и «Мерец» выступили против попытки правительства обновить так называемый закон о гражданстве, который не позволяет палестинским супругам израильских граждан получать вид на жительство или гражданство в Израиле. Депутаты также помогли заблокировать обновление закона, гарантирующего гражданские права для поселенцев на Западном берегу, что дало Бен-Гвиру возможность заявить, что он был прав, когда арабские партии были исключены из политического процесса. Кроме того, Бен-Гвир смог осудить правые партии, такие как «Ямина» и «Новая надежда», за сотрудничество с арабскими депутатами, что, вероятно, привлекло некоторых из их бывших избирателей.

Арье Эльдад, бывший глава несуществующей ультраправой партии «Оцма ЛеИсраэль», предшественницы «Оцма иегудит», предположил, что правые избиратели, проголосовавшие за «Ямину» и «Новую надежду», почувствовали себя преданными и стремятся проголосовать за партию, с которой, как они знают, арабские партии никогда не будут сотрудничать. «Ликуд» пытался скрыть свою связь с РААМ — Нетаньяху пытался ухаживать за партией после выборов 2021 года, — но Эльдад заявил, что избиратели запомнят это, и некоторые сторонники «Ликуда» могут из-за этого перейти к Религиозной сионистской партии.

Спасибо Нетаньяху!

Так же, как переговоры Нетаньяху с РААМ нормализовали союз с партией, позволив Беннету и премьер-министру Яиру Лапиду договориться с исламистами, бывший премьер-министр, возможно, также проложил путь к возвышению Бен Гвира. В 2019 году, в преддверии первых из недавней серии пяти выборов, Нетаньяху неустанно работал над тем, чтобы объединить существующие религиозно-сионистские партии в политический союз с «Оцмой», которого ранее избегали даже эти ультраправые партии. Нетаньяху опасался, что правые избиратели проголосуют за Бен-Гвира, но, поскольку у него было мало шансов пересечь порог и пройти в Кнессет, эти голоса окажутся в мусорной корзине, а не поддержат правые партии. В то время Нетаньяху пообещал партии «Еврейский дом» две министерские должности и зарезервировал место в ее избирательном списке для кандидата «Еврейского дома».

«Нетаньяху сделал Бен-Гвира мейнстримом, он придал ему легитимность, это был очень важный шаг», — заявил Хеллингер. Он также вызвал резкую критику, в том числе со стороны Американо-израильского комитета по связям с общественностью, который назвал слияние «предосудительным». Нетаньяху предпринял такое же вмешательство в последующих выборах и, согласно сообщениям ивритоязычных СМИ, в последнее время повторил свою роль посредника между Смотричем и Бен-Гвиром на фоне напряженности между ними. В феврале 2021 года, после своего последнего вмешательства в этой сфере, Нетаньяху настаивал на том, что, хотя он и хочет видеть его в своей коалиции, Бен Гвир «не подходит» для того, чтобы быть министром.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции