Новости

Ортодоксальные евреи тысячами жертвуют плазму для борьбы с Covid‑19

23 апреля, 18:00 коронавирус
Поделиться

Задолго до того, как весь мир заговорил об использовании плазмы крови в борьбе с коронавирусом, доктор Шмуэль Шохам знал о ней все — в том числе то, где бы он мог получить много плазмы.

К началу марта Шохам, эксперт по инфекционным заболеваниям у пациентов с трансплантацией в Университете Джонса Хопкинса, уже осознал, что плазма выздоравливающих — антитела, выделяемые из крови людей, у которых был Covid‑19, — может стать ключевой терапией в борьбе с этой болезнью. Поэтому он позвонил своему другу, ортодоксальному еврею Хаиму Лебовицу, оптовому торговцу обувью из Монси, штат Нью‑Йорк, чтобы спросить, может ли тот побудить членов своей общины пожертвовать плазму.

По мнению Шохама, ортодоксальные евреи раньше других и очень сильно пострадали от вируса, и среди них наверняка много людей с правильными антителами — тех, кто заболел и выздоровел, или тех, у кого был вирус, но кто даже не знал об этом. «Я понятия не имел, что он бросит все и полностью погрузится в это дело», — говорит Шохам. Но Лебовиц, по его словам, по‑настоящему «дал членам своей общины шанс сделать что‑то важное, чтобы изменить ситуацию, теперь, когда у них есть эта сила в теле».

То, что начиналось как добровольная попытка одного человека соединить переболевших Covid‑19 евреев с нью‑йоркскими больницами, ныне стало широкой коалицией, включающей крупные больницы, ортодоксальные организации и ряд ортодоксальных евреев — от ультрарелигиозных хасидов до так называемых «модерн»‑ортодоксов, которые более активно участвуют в светской жизни. Это сделало ортодоксальных евреев главной силой в донорстве плазмы — деле, которое, как надеются врачи, принесет большую пользу в борьбе с коронавирусом.

Вся эта деятельность также дала возможность некоего пересмотра нарратива о коронавирусе в общинах всем ортодоксальным евреям, которых в Нью‑Йорке и его окрестностях насчитывается около 700 тыс. Хотя все основные институты ортодоксальной жизни закрыты, в хасидской общине существовали не соблюдавшие правила изоляции сообщества, относящиеся к школам и миквам, которые остаются открытыми, или похоронам, где собирались сотни скорбящих. Эти «исключения», как их называют сами ортодоксальные евреи, привели к негативному вниманию средств массовой информации и заявлениям в социальных сетях о том, что ортодоксальные евреи распространяют вирус и игнорируют правила социального дистанцирования в большей степени, чем другие группы.

Йоносон Розенблюм из ортодоксального ежемесячника «Мишпаха» писал в статье, опубликованной 21 апреля, что усилия по жертвованию плазмы были направлены на создание мира, в котором «все негативные новости о харедим внезапно сменились изображениями харедим, выживших после Covid‑19 и выстраивающихся в очереди, чтобы отдать потенциально спасающую жизнь плазму крови тем, кто все еще борется с вирусом».

Лебовиц не имеет медицинского образования, но в течение многих лет выступал в качестве неформального советника своих товарищей‑хасидов, которые хотят получить помощь в установлении контактов с медицинскими работниками по поводу своего лечения. Именно так он познакомился с Шохамом, а также с доктором Джеффри Бандером, кардиологом больницы «Маунт Синай», который помог Лебовицу направить ортодоксальных доноров на программу донорства плазмы в больнице.

Лебовиц начал работать над тем, чтобы побудить евреев жертвовать плазму, в начале марта. А когда его оптовая торговля была закрыта из‑за карантина как «несущественный бизнес», он решил создать сеть из раввинов, религиозных организаций, исследователей вирусов, медицинских работников и администраторов больниц, чтобы рассказать ортодоксальным евреям о преимуществах донорства плазмы, протестировать их, взять их кровь, выделить богатую антителами плазму и передать ее в больницы.

На момент публикации уже более 3 тыс. человек, в основном мужчины, пожертвовали плазму в банках крови по всему региону, и еще 6 тыс. человек (по состоянию на 22 апреля) были проверены на предмет наличия у них нужных антител. Лебовиц говорит, что надеется организовать сдачу плазмы 45 тыс. человек из ортодоксальной общины Нью‑Йорка и окрестностей.

Доктор Дэвид Рейх, президент и главный операционный директор системы госпиталей «Маунт Синай», говорит, что больше половины доноров, участвующих в сдаче плазмы в настоящий момент, оказались ортодоксальными евреями. «Плазма ведь используется не только для религиозных евреев, или других евреев, но и для всех других людей, — говорит Лебовиц. — Мы, как соблюдающие евреи, обязаны спасать жизнь и помогать как можно большему числу людей».

Эти усилия получили благословение ортодоксального истеблишмента. Два уважаемых раввина, которые могут выносить постановления по еврейскому праву — раввин Исроэль Рейсман и раввин Реувен Файнштейн, — заявили, что евреям рекомендуется жертвовать плазму и они могут даже ездить в шабат и праздники, чтобы сделать это.

«Ортодоксальный союз» и «Агудат Исраэль», крупнейшие ортодоксальные организации, рассылают сообщения общине об изучении плазмы и ее использовании для лечения Covid‑19. Лебовиц и его коллеги‑волонтеры работали с медицинскими центрами в районах, населенных ортодоксальными евреями, чтобы провести тестирование и выяснить уровень антител, необходимых для донорства плазмы, а затем договаривались о приеме в банках крови, которые могут получить плазму. Лебовиц говорит, что он отправлял тесты в сеть клиник «Маунт Синай» и «Монтефиоре» в Нью‑Йорке, а также в небольшие службы неотложной помощи, которые передают тесты в крупные лаборатории и в клинику «Майо» в Миннесоте. Как только люди получают разрешение на донорство, возникает задача найти место в центрах сдачи крови, многие из которых забиты под завязку.

Морди Серл, адвокат из района Флэтбуш в Бруклине, помогающий в этой работе, говорит, что Нью‑йоркский центр крови (некоммерческая организация, которая снабжает кровью сотни нью‑йоркских больниц) ежедневно сообщает ему в 17.00, сколько мест у них открыто на следующий день, и он находит доноров, чтобы заполнить эти места. По словам Серла, богатые благотворители‑ортодоксы участвуют также в закупке машин для центров крови, чтобы они могли принимать больше доноров. Назвать кого‑либо из филантропов он отказался.

Первой из вовлеченных в эту деятельность стала община «Молодой Израиль» из Нью‑Рошелла, которая была одной из первых «горячих точек» страны после того, как адвокат Лоуренс Гарбуз заразился сам и заразил десятки других прихожан. Лебовиц говорит, что около 40 прихожан «Молодого Израиля» пожертвовали свою плазму. Последние усилия привели уже к тому, что более 120 евреев‑хасидов из Монси и Нью‑Сквиры (возможно, самой изолированной хасидской деревни в округе Рокленд, штат Нью‑Йорк) потратили целый день, чтобы поехать в Делавэр и сдать плазму в ближайший банк крови, который способен был принять их.

Нухем, 18‑летний сын Хаима Лебовица, также был в числе доноров; отец опубликовал его фотографию в твиттере. 19 апреля клиника «Майо» получила 1 тыс. образцов крови для тестирования на антитела от доноров в Лейквуде, Нью‑Джерси, крупном центре расселения ортодоксальных евреев, рассказывает доктор Майк Джойнер, который руководит программой по получению плазмы выздоравливающих в «Майо». Тестирование проводила компания «Лев Рошелль Бикур Холим» — медицинское учреждение в Лейквуде. По словам Лебовица, медицинский центр Refuah Health Center, базирующийся недалеко от Монси, обработал уже более 2 тыс. тестов. Джойнер говорит, что рассчитывает обработать еще тысячи тестов от ортодоксальных евреев и вклад общины в превращение Нью‑Йорка в центр донорства плазмы поможет людям по всей стране быстрее оправиться от этой болезни. Джойнер также говорит, что хочет, чтобы Нью‑Йорк стал «Саудовской Аравией» по поставкам плазмы.

Теперь, когда эпидемия вируса быстро распространяется за пределами Нью‑Йорка, Лебовиц пытается сплотить ортодоксальные общины по всей стране. Он уже связался с людьми в Миннесоте, Балтиморе, Детройте, Монреале и других местах, чтобы распространить повсюду информацию о том, как важно донорство плазмы.

Лебовиц, Серл и другие работали не только в шабат и праздник Песах, но и во время таких жизненно важных событий, которые в нормальном мире заслуживают хотя бы минутной паузы. Серл рассказывает, что недавно созвонился с доктором Джойнером из клиники «Майо» буквально через 15 минут после рождения дочери — кстати, по настоянию своей жены. А в последний день Песаха брат Лебовица, Ицхак, умер от рака в возрасте 47 лет. С тех пор Лебовиц, получается, работает во время шивы — периода траура. «Брат лично просил, — когда я был с ним в последний раз, — что независимо от того, что с ним происходит, я не должен останавливать эту работу», — говорит Хаим Лебовиц. Проект теперь назван в честь брата Лебовица. Когда все это закончится, говорит Лебовиц, он остановится и будет горевать. Но не сейчас. «Я не думаю, что имею право быть эгоистичным, когда на карту поставлены жизни других людей», — говорит он.

Оригинальная публикация: Orthodox Jews are donating plasma by the thousands to fight Covid‑19

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции