Новости

Четкая стратегия разделения может положить конец эпидемии коронавируса за три месяца, говорит генеральный директор «Mobileye»

30 марта, 14:00 коронавирус
Поделиться

Можем ли мы сдержать Covid-19, не ограничивая экономику мерами строгой изоляции? Это главный вопрос, на который пытается ответить Амнон Шашуа, соучредитель и генеральный директор иерусалимской компании-разработчика чипов для автомобилей «Mobileye».

На прошлой неделе он затронул этот вопрос в посте, размещенном в своем блоге, соавтором которого выступил Шай Шалев-Шварц, профессор компьютерных наук в Еврейском университете в Иерусалиме. «Calcalist» встретился с Шашуа, чтобы поговорить о предложенном им плане и спросить, почему он считает, что строгая изоляция по всей стране, которая в настоящее время применяется во всем мире, не является лучшим способом борьбы с вирусом. «Немногие страны могут нести цену экономического паралича в течение такого длительного периода, и результат может оказаться необратимым», – сказал Шашуа «Calcalist». Кроме того, с этим методом все еще неясно, какой будет стратегия выхода, чтобы предотвратить вторую волну эпидемии, которую мы наблюдаем в настоящее время в Южной Корее, на Тайване и в некоторых частях Китая. Поэтому, необходима четкая стратегия выхода, которая может быть немедленно реализована, что позволит обозначить точную дату для снятия ограничений и дать толчок экономике».

Шашуа и Шалев-Шварц предлагают стратегию выхода, основанную на модели карантина для групп риска. «В этой модели группа с высокими рисками изолирована от группы с низкими рисками до тех пор, пока последняя не достигнет коллективного иммунитета. Они продолжат практику социального дистанцирования, но в той степени, в которой это позволит существовать финансовой системе», – пояснил Шашуа. «Возможность реализации этой модели зависит от способности системы здравоохранения справляться с серьезными случаями среди населения с низким уровнем риска», – подчеркнул ученый, предлагающий математическую модель, которую могут использовать лица, принимающие решения, чтобы рассчитать, может ли их страна действительно справиться с такой ситуацией».

Шашуа объяснил, что послужило причиной создания такой модели. «Я отправил электронное письмо всем сотрудникам «Mobileye» и уточнил: мы не будем никого отправлять в неоплачиваемый отпуск, мы никого не увольняем, вы будете получать полную зарплату, работать полный рабочий день и с полной производительностью, делая акцент на работе из дома и вести бизнес как обычно. «Mobileye» – сильная компания», – сказал он. «К моему удивлению, я получил ответы, что люди все еще боятся потерять работу, боятся, что их уволят. А потом я сказал себе: если люди чувствуют себя незащищенными в такой сильной компании, как «Mobileye», которая является дочерней компанией еще более сильной компании, такой как «Intel», что происходит в остальной экономике? «Это подтолкнуло меня к более глубокому изучению этого вопроса, и не просто пассивно сидеть в стороне, а использовать свои научные навыки, чтобы увидеть, как я могу получить положительный эффект», – сказал он.

Шашуа похвалил подход Израиля к кризису, но подчеркнул, что сглаживание кривой не является долгосрочным решением. «Если на земле есть место, где можно избежать этого кризиса, то это Израиль. Я доверяю лицам, принимающим решения, и израильскому обществу», – сказал он. «Цель здесь не в том, чтобы критиковать, а в том, чтобы дать лицам, принимающим решения, инструменты для творческого мышления. Сглаживание кривой — это тактика, а не стратегия. Вы не можете просто сделать это, потому что это похоже на езду верхом на тигре, в первые несколько минут вы чувствуете, что управляете им, но затем он сбросит вас. Вакцина будет готова только через полтора года, и даже тогда мы не будем первыми в очереди. Мы что, собираемся сглаживать кривую в течение следующих полутора-двух лет? Поэтому я предложил провести мысленный эксперимент. Существует выборочный карантин. Мы делим население на две группы — с низким и высоким риском смертельного исхода, и это может дать нам математический метод, с помощью которого можно управлять этим процессом».

Шашуа объяснил, что его стратегия требует оценки и проверки количества носителей вируса в группе низкого риска, а затем проверки ресурсов, имеющихся в системе здравоохранения, например, количества аппаратов искусственной вентиляции легких. «Из чего мы получаем уравнение, которое может сказать, достаточно ли количество аппаратов ИВЛ, которое у нас есть, чтобы выдержать этот кризис», – отметил он.

Шашуа заявил, что население из группы с высоким уровнем риска должно будет продолжать оставаться дома. Это позволит населению с низким уровнем риска вернуться к работе с определенными мерами безопасности. «Цель состоит в том, чтобы население с низким риском заражало друг друга и достигало коллективного иммунитета. После этого мы сможем выпустить из изоляции группу с высоким уровнем риска, так как группа низкого риска уже обладает иммунитетом. Любой, кто чувствует себя в опасности, может остаться дома. Это дает нам стратегию выхода, в конце которой все население получает иммунитет еще до того, как мы достигнем стадии, когда у нас будет вакцина».

Шашуа считает, что люди могут справиться с трудными временами, но только если они увидят свет в конце туннеля. «Население может справиться с трудными ситуациями, но вам нужно поговорить с людьми на равных и дать им стратегию выхода. На данный момент нет никакой стратегии выхода. Собираемся ли мы сглаживать кривую с этого момента до появления вакцины? Чтобы найти зараженных, изолировать их и всех близких к ним людей?» – заметил он.

«С другой стороны, если вы скажете, что у нас будет три трудных месяца, что страна будет раздавать гранты, чтобы экономика не рухнула, но после этого все закончится, люди смогут это принять. Прямо сейчас люди боятся, что те, кто принимает решения, не понимают, что они делают. Они знают, что требуется карантин, но что дальше? Пока нет вакцины, мы остаемся уязвимыми для новых эпидемий». Шашуа надеется, что его стратегия будет реализована по всему миру. «Мы должны решить эту проблему для всех, а не только для Израиля. Первым делом я отправил статью своим коллегам из Массачусетского технологического института (MIT). А 31 марта я буду читать лекцию об этом через «Zoom». Я также связался с политическими советниками губернатора Нью-Йорка. Я пытаюсь понять, как мы можем предоставить инструменты не только для Израиля, но и для всего мира. Экономика Израиля основана на экспорте. Даже если наша экономика работает, но европейские или американские экономики раздавлены, мы также будем раздавлены. Цель состоит в том, чтобы дать всем людям, принимающим решения, стратегию выхода из этой ситуации»,- заявил он.

Шашуа знает, что выполнение его плана потребует смелых решений от лидеров. «Чтобы обеспечить такую ​​стратегию выхода, нужна смелость. Проще всего быть пуристом и говорить: Министерство здравоохранения говорит мне закрыть страну, поэтому я закрываю страну. Люди будут умирать, но это не будет на моей совести. Никто мне ничего не скажет о том, что экономика разрушена, потому что я спас жизни людей. Это очень похоже на то, что Министерство транспорта говорит, что для спасения жизни никто не должен пользоваться личным транспортом, потому что в Израиле регистрируется 300 смертей в год от автомобильных аварий. Но для принятия решения, которое включает в себя стратегию выхода с компромиссом, требуется смелость. Цель этого поста – создать дискуссию. Лидеру будет легче принять решение, если есть дискуссия и есть голоса, которые согласны с его решением».

Одна из главных проблем, по словам ученого, заключается в том, что экономика может скатится в рецессию. «Это очень тяжелый удар, и когда вы не знаете, когда он может закончиться, это действительно беспокоит общество. Мы находимся в состоянии экономического спада, но мы должны сделать все, чтобы не попасть в рецессию, потому что тогда потребуются годы, чтобы выйти из нее», – заявил он. «Прямо сейчас мы сглаживаем кривую, но это не помогает. Мы идем в полный карантин, чтобы выиграть время. Но один больной человек всегда может начать весь процесс снова. Если вы будете входить и выходить из карантина и изоляции в течение полутора лет, вы войдете в рецессию. Если это стратегия выхода, то они должны так и сказать. По крайней мере, мы сможем построить модели вокруг этого. Я полагаю, что с этой стратегией, которую мы предложили, мы покончим с этим в течение двух-трех месяцев».

calcalistech.com

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Выбор редакции