Содержание номера

Лехаим № 2 (346)

1 февраля 2021
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

Первый тост за Холокост?

Борух Горин

Послания Любавичского Ребе

Благословение и мир

Составитель Ишайя Гиссер. Перевод с английского и иврита Евгения Левина

Слово раввина

В поиске настоящей любви

Берл Лазар

Каббала информации

«Знай, узнай, что пришельцами будут твои потомки в земле не своей»

Эдуард Шифрин

Пурим, трансляция

Commentary: Разве нет костюмов Абрама и Сарры?

Меир Соловейчик. Перевод с английского Любови Черниной

Университет: Философский камень

Саадья Гаон, «главный авторитет во всех сферах»

Дэвид Уолп. Перевод с английского Любови Черниной

Прошлое наизнанку

Мой путь от пакистанской мусульманки к иерусалимской еврейке

Яэль Степански. Перевод с английского Любови Черниной

Кабинет историка

Подлинная история меннонитов во время Холокоста

Бен Гуссен. Перевод с английского Светланы Силаковой

Неразрезанные страницы

Неверные

Сало У. Барон

трансляция

The Librarians: Что Фрейд на самом деле думал о сионизме?

Ро Ораним. Перевод с английского Любови Черниной

Актуалии

Кириллицей на иврите

Русская волна в Израиле тридцать лет спустя

Матти Фридман. Перевод с английского Любови Черниной

Книжный разговор

Американо‑еврейско‑советский опыт и современное двоемыслие

Изабелла Табаровски. Перевод с английского Светланы Силаковой

Трансляция

Commentary: Что происходит с Израилем, когда в Белом доме властвуют демократы?

Теви Трой . Перевод с английского Светланы Силаковой

старый свет

Наследственная болезнь любителей животных

Григорий Хавин

Еврейская и мусульманская жизнь в Европе вне закона?

Яир Розенберг. Перевод с английского Светланы Силаковой

Актуалии

Табель о рамках

Художники «русской алии», или Тройной портрет в поиске закономерностей

Марина Генкина

пересечения

И Африка мне не нужна

Михаил Горелик

Интервью

Павел Лунгин: «Мне очень понравилось у Шалева присущее его героям чувство бездомности»

Беседу ведет Ирина Мак

Татьяна Левина: «Почему Фальк?»

Беседу ведет Ирина Мак

Актуалии

Неразрезанные страницы

Как мы пели за деньги

Антон Носик. Совместно с  Арканом Каривом, Демьяном Кудрявцевым, Арсеном Ревазовым

Интервью

Меня спросили на иврите...

Беседу ведет Михаил Майков

литературные штудии

Еврейский Оден

Шалом Гольдман. Перевод с английского Юлии Полещук

Блуждающая звезда идишской литературы

Мерсия Брунцевич. Перевод с английского Валерия Генкина

Трансляция

The New Yorker: Аарон Аппельфельд и его легенды о доме

Адам Кирш. Перевод с английского Светланы Силаковой

Книжный разговор

История про садомазохизм и кофе

Дара Хорн. Перевод с английского Нины Усовой

Книжные новинки

Александрийская гениза

Михаил Туваль

Актуалии

Кадиш

На стороне текста

Михаил Эдельштейн

Неразрезанные страницы

Евреи как евреи

Иешуа Перле. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Поделиться

Мария Майофис: «Как изменить ход процесса с помощью карандаша, бумаги и собственной репутации»

Штерн, по‑видимому, очень тонко и точно чувствовала конъюнктуру: она поняла, что именно сейчас открытие метода лечения рака будет цениться больше всего другого и может спасти ей жизнь. Ее письмо Сталину, с одной стороны, наивно, но, с другой — там была написана чистая правда — о том, что советские партийные и государственные чиновники работают по ночам, что это подрывает их здоровье и сокращает жизнь, и Штерн, вероятно, считала, что имеет право говорить такие вещи, так как защищена своим академическим титулом.

Роль «Черной книги» в судьбе Еврейского антифашистского комитета

Несмотря на то что работа над книгой началась с ведома и одобрения органов советской власти, публикация на русском языке внутри страны считалась нежелательной... К концу войны руководство СССР решило, что о евреях по возможности лучше вообще не упоминать и никак не выделять эту нацию, чтобы не подкреплять в массовом сознании идею связи и тождества еврейства и большевизма.

Генерал Крейзер: на линии фронта и в еврейском мире

Жизнь Якова Крейзера несколько раз могла оборваться в сталинской мясорубке — в 1937 году, поскольку он лично общался и был высоко оценен Тухачевским, в 1943‑м, когда всесильный маршал Тимошенко подготовил для Крейзера трибунал на Миус‑фронте. После войны — по делу ЕАК, когда имя Крейзера уже было занесено в протоколы следствия. И в каждом из этих случаев отмашки на расправу сверху не последовало. Видимо, у человека, обладавшего в стране ничем не ограниченной властью, были другие планы на офицера, мужественного на поле боя и безупречно честного в мирной жизни.