Колонка редактора

Юденфест

Борух Горин 19 октября 2018
Поделиться

«Шустрые еврейчики прячутся за телом нашего самолета, нависнув над ним». Так описал трагические события в сирийском небе не какой‑нибудь сумасшедший комментатор в социальных сетях, а военный обозреватель федеральной газеты с многомиллионным тиражом.

И не то чтобы это была квинтэссенция откровенно антисемитской истерии после гибели российских военных. Свора псов будто с цепи сорвалась. «Как это принято у этой нации», «пора евреям показать» — это звучало с телеэкранов хором уже привычных, потешных злых шутов для стомиллионной публики.

Я потрясен? Увы, нет. Первое и главное правило еврейской истории — не обольщаться. Все опросы ВЦИОМ и прочих уважаемых организаций да не введут нас в заблуждение. «Многие опрошенные — как евреи, так и представители других этнических групп — под антисемитизмом понимали только действия, наносящие ущерб евреям, а не просто нелюбовь к представителям данной национальности. В связи с этим исследователи решили рассматривать два вида антисемитизма — активный и пассивный. С активным антисемитизмом подавляющее большинство евреев в последнее время не сталкивалось». Это из последнего опроса «Левада‑центра».

Прокомментирую. Мы живем в отстроенном иерархическом обществе. В России всегда — почти всегда — ждут команды сверху. Поэтому не стоит недооценивать внешние признаки отношения к евреям. Признаки‑знаки. Знаки‑команды. Популярный президент говорит из телевизора о «важном вкладе еврейской общины в процветание общества» перед двумя раввинами в шляпах — это знак. И этот знак хорошо читается адресатами, — оттого впечатляющая статистика «снижения антисемитских настроений в обществе».

Но стоит посмотреть и на прецеденты. «Мониторинг ксенофобских настроений в июле 2018 года показал резкий рост ксенофобии по сравнению с 2010 годом. Наибольшее недовольство у россиян вызывают цыгане. 43% опрошенных поддержали позицию “не пускал бы их в Россию”. Треть опрошенных (33%) хотели бы запретить въезд в Россию “выходцам из Африки”, 30% — “выходцам из Средней Азии”, по 27% — китайцам и чеченцам, 22% — украинцам, 15% хотели бы видеть Россию без евреев». Знаете, как попали сюда украинцы, обойдя евреев? Конечно, знаете. Свору спустили с цепи, и всего за три года «братский народ» превратился во врага. Народ, а не правительство и не националисты. Нет, «украинцы», все. Кто‑то сомневался, что в случае с евреями все будет куда быстрее, чем с грузинами или украинцами? Товарищ военный обозреватель самой популярной газеты страны вам всё объяснил.

И что с этим делать? Во‑первых, опять и снова — не обольщаться. Во‑вторых — не молчать. Требовать от власти четко и недвусмысленно пресекать не репосты в интернете, а националистический дебош на телевидении, кстати говоря, государственном. Прокуратура хоть глазом моргнула на эти «оскорбления по национальному признаку», кто‑то вынес предупреждение, пригрозил отобрать лицензию?..

Чудовище присмирело, оно спит, но оно готово поднять свои поганые головы и открыть свои грязные пасти в любую секунду. И плохо будет всем. 

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Дуайт Эйзенхауэр, спаситель жертв Холокоста

Как главнокомандующий объединенными силами союзников в Европе, Эйзенхауэр продвигал идею мемориализации Холокоста. Он же приказал принять чрезвычайные меры, дабы обеспечить благополучное существование перемещенных лиц из числа евреев в период оккупации Германии. И наконец, следуя советам Давида Бен‑Гуриона, он учредил “временное убежище” для преследуемых евреев из Восточной и Центральной Европы в американской зоне оккупации, против чего категорически возражали и СССР, и Англия.

Как с такими ужиться

Самое ужасное в нас, евреях, для меня — то, что, стóит заговорить о неприязни к другому еврею, как тут же тебя обвинят в еврейской самоненависти, даже если ты невзлюбил того типа вовсе не из‑за того, что он еврей. Будь К. христианином, я бы все равно его ненавидел. Или будь он атеистом. Я бы невзлюбил К., даже если б он был лабрадором‑ретривером. Но он — так случилось, — еврей, и при чем тут самоненависть? Это и впрямь нечестно. Запретите мне есть бекон, запретите садиться за руль в шабат — но не указывайте, кого я не имею права ненавидеть.