Интервью

Сана Бритавски: «Мы выбираем того, кто понесет еврейское наследие дальше»

Беседу ведет ИРИНА МАК 7 августа 2016
Поделиться

23 июня в Иерусалиме премьер‑министр Израиля Биньямин Нетаньяху вручил скрипачу Ицхаку Перлману «Genesis Prize». Сегодня исполнительный директор «Genesis Prize Foundation» Сана Бритавски рассказывает, как эта премия способствует укреплению еврейского мира.

brit_1

ИРИНА МАК → Все отметили, что церемонию награждения вела Хелен Миррен.


САНА БРИТАВСКИ ← Нам было важно пригласить человека, который сделал бы это талантливо. А Хелен Миррен провела церемонию элегантно и остроумно. Знаете, «Time Magazine» назвал премию «еврейским Нобелем» — недаром в названии фонда есть «genesis».


ИМ → Когда фонд был создан?


СБ ← В 2012 году учредители «Genesis Foundation» (среди них Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан) создали новую структуру — «Genesis Prize Foundation», — задача которой состоит в том, чтобы придать позитивное звучание самому понятию — «быть евреем». Мы показываем, что быть им — огромный плюс. Наш герой — тот, кто достиг профессиональных высот, не отказавшись от еврейских ценностей, не растеряв их, но приумножив.


ИМ → Первым лауреатом премии стал бывший мэр Нью‑Йорка Майкл Блумберг, вторым — актер Майкл Дуглас. Оба евреи, но в мире их не ассоциируют с еврейством.


СБ ← Знаете, я не хочу быть еврейкой только потому, что был Холокост. Я помню, что нас били. Но я помню и что евреи — главные инвенторы и новаторы, мы генерируем и реализуем идеи. Потому что готовы спорить, не соглашаться и двигаться вперед. Майкл Дуглас для меня — сын Кирка Дугласа, который, конечно, поделился с ним своей еврейской нешамой (ивр. «душа» ). Для меня тот, кто публично говорит: «Я еврей», уже еврей.


ИМ → Какова процедура выбора лауреата?


СБ ← Перед вручением премии мы посылаем самым разным авторитетным в еврейском мире персонам и главам крупнейших еврейских институций и университетов номинационное письмо. В нем излагаем требования к претенденту и просим предложить кандидатуру. В номинационный комитет стекаются предложения, и подсчитывается число голосов за каждого — имена повторяются. Составляется лонг‑лист, в котором более 50 человек. Каждый номинант обсуждается в специальном исследовании на разных языках. Селекционный комитет составляет шорт‑лист, а уже призовой комитет в Иерусалиме выбирает лауреата. Глава селекционного комитета — Натан Щаранский, призового — Юлий Эдельштейн. Выбор лауреата не зависит от конкретных личностей: приз вручает премьер‑министр Израиля, селекционный комитет возглавляет глава «Сохнута», призовой — спикер кнессета, и в состав этого комитета входят два судьи Верховного суда Израиля. В призовом комитете был Эли Визель.


ИМ → Вернемся к Ицхаку Перлману…


СБ ← Он большой музыкант. И великий учитель, автор «Perlman music program» для молодых скрипачей, с которыми он занимается по своей методике. Человек, который превозмог свой недуг и достиг вершины, не забыв ни места, откуда пришел, ни точки, с которой начал. Он потратил свою премию в основном на музыкальное образование и помощь людям с ограниченными возможностями. Как говорит Перлман, жизнь инвалида — это жизнь одиночки, занятия искусством для него часто невозможны даже в Израиле, где степень интеграции инвалидов в общественную жизнь очень высока.


ИМ → Премия всегда тратится на благотворительность?


СБ ← Мы не ставим условий. Но выбираем того, кто понесет наше наследие дальше. Лауреаты направляют свои премии на проекты, которые, с их точки зрения, помогают продвигать еврейскую идею. Блумберг, например, объявил соревнование на лучший проект, способный повысить качество жизни. В разных странах были отобраны девять групп, каждая разрабатывала свою идею, и в Израиле такой идеей стало создание технологии, обеспечивающей людям, почти полностью обездвиженным, возможность управлять компьютером, двигая шеей и головой. Этот проект реализован, и в Израиле сегодня инвалиды получают такое устройство бесплатно. При этом Блумберга все знают, но, может быть, завтра кто‑то совсем неизвестный совершит прорыв в своей области, и он станет ролевой моделью. Поэтому мы не выбираем претендентов на 20 лет вперед.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Цена воспоминаний

Физически они здесь, в Израиле, в мире изобилия, где вещи не имеют такого значения, где принято часто их менять, где у людей обычно не развивается привязанности к вещам. Но душой Динерштейны остались там, в «алтэ хейм» (старом доме), где все было трудно достать, где для всего нужен был блат... Теперь соединение этих двух миров выглядело и нелепо, и трагично, и комично

Histoire de Serge <Серж> Gainsbourg <Генсбур>

Генсбур — чужой среди своих, он наблюдает за происходящим со стороны, пребывает в вечном добровольном изгнании, сплетает интеллектуальные аллюзии с низменной дрожью восторга, обманывает шаблоны язвительным остроумием. Его громкие скандалы затмевали его талант, соединяя незамутненную чувствительность поэта-символиста с тревожными ноктюрнами романтического пианиста-виртуоза. Как сказал Франсуа Миттеран на похоронах Генсбура, он был «нашим Бодлером, нашим Аполлинером»

Пятый пункт: евреи за Трампа, сенатор-иноагент, супергерои струсили, Wiz, Пятикнижие Камянова

Кого поддержат американские евреи на выборах президента? Как израильская актриса стала российской разведчицей? И зачем Goоgle покупает израильскую кампанию за 23 млрд долларов? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.