Интервью

Сана Бритавски: «Мы выбираем того, кто понесет еврейское наследие дальше»

Беседу ведет ИРИНА МАК 7 августа 2016
Поделиться

23 июня в Иерусалиме премьер‑министр Израиля Биньямин Нетаньяху вручил скрипачу Ицхаку Перлману «Genesis Prize». Сегодня исполнительный директор «Genesis Prize Foundation» Сана Бритавски рассказывает, как эта премия способствует укреплению еврейского мира.

brit_1

ИРИНА МАК → Все отметили, что церемонию награждения вела Хелен Миррен.


САНА БРИТАВСКИ ← Нам было важно пригласить человека, который сделал бы это талантливо. А Хелен Миррен провела церемонию элегантно и остроумно. Знаете, «Time Magazine» назвал премию «еврейским Нобелем» — недаром в названии фонда есть «genesis».


ИМ → Когда фонд был создан?


СБ ← В 2012 году учредители «Genesis Foundation» (среди них Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан) создали новую структуру — «Genesis Prize Foundation», — задача которой состоит в том, чтобы придать позитивное звучание самому понятию — «быть евреем». Мы показываем, что быть им — огромный плюс. Наш герой — тот, кто достиг профессиональных высот, не отказавшись от еврейских ценностей, не растеряв их, но приумножив.


ИМ → Первым лауреатом премии стал бывший мэр Нью‑Йорка Майкл Блумберг, вторым — актер Майкл Дуглас. Оба евреи, но в мире их не ассоциируют с еврейством.


СБ ← Знаете, я не хочу быть еврейкой только потому, что был Холокост. Я помню, что нас били. Но я помню и что евреи — главные инвенторы и новаторы, мы генерируем и реализуем идеи. Потому что готовы спорить, не соглашаться и двигаться вперед. Майкл Дуглас для меня — сын Кирка Дугласа, который, конечно, поделился с ним своей еврейской нешамой (ивр. «душа» ). Для меня тот, кто публично говорит: «Я еврей», уже еврей.


ИМ → Какова процедура выбора лауреата?


СБ ← Перед вручением премии мы посылаем самым разным авторитетным в еврейском мире персонам и главам крупнейших еврейских институций и университетов номинационное письмо. В нем излагаем требования к претенденту и просим предложить кандидатуру. В номинационный комитет стекаются предложения, и подсчитывается число голосов за каждого — имена повторяются. Составляется лонг‑лист, в котором более 50 человек. Каждый номинант обсуждается в специальном исследовании на разных языках. Селекционный комитет составляет шорт‑лист, а уже призовой комитет в Иерусалиме выбирает лауреата. Глава селекционного комитета — Натан Щаранский, призового — Юлий Эдельштейн. Выбор лауреата не зависит от конкретных личностей: приз вручает премьер‑министр Израиля, селекционный комитет возглавляет глава «Сохнута», призовой — спикер кнессета, и в состав этого комитета входят два судьи Верховного суда Израиля. В призовом комитете был Эли Визель.


ИМ → Вернемся к Ицхаку Перлману…


СБ ← Он большой музыкант. И великий учитель, автор «Perlman music program» для молодых скрипачей, с которыми он занимается по своей методике. Человек, который превозмог свой недуг и достиг вершины, не забыв ни места, откуда пришел, ни точки, с которой начал. Он потратил свою премию в основном на музыкальное образование и помощь людям с ограниченными возможностями. Как говорит Перлман, жизнь инвалида — это жизнь одиночки, занятия искусством для него часто невозможны даже в Израиле, где степень интеграции инвалидов в общественную жизнь очень высока.


ИМ → Премия всегда тратится на благотворительность?


СБ ← Мы не ставим условий. Но выбираем того, кто понесет наше наследие дальше. Лауреаты направляют свои премии на проекты, которые, с их точки зрения, помогают продвигать еврейскую идею. Блумберг, например, объявил соревнование на лучший проект, способный повысить качество жизни. В разных странах были отобраны девять групп, каждая разрабатывала свою идею, и в Израиле такой идеей стало создание технологии, обеспечивающей людям, почти полностью обездвиженным, возможность управлять компьютером, двигая шеей и головой. Этот проект реализован, и в Израиле сегодня инвалиды получают такое устройство бесплатно. При этом Блумберга все знают, но, может быть, завтра кто‑то совсем неизвестный совершит прорыв в своей области, и он станет ролевой моделью. Поэтому мы не выбираем претендентов на 20 лет вперед.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

«Красная звезда» Давида

И это — тот самый Ортенберг? Знаменитый редактор «Красной звезды» — популярнейшей газеты военных лет? Ветеран Халхин-Гола, Финской и Великой Отечественной? Генерал рабоче-крестьянской Красной армии? Неужели так неказисто выглядит и так убого живет человек, чье имя давно и нерушимо вошло во все учебники по истории журналистики?

Сын художника

После войны к нам домой приехал его однополчанин. Он привез вещи Миши и рассказал о его гибели. Планшетку, томики стихов Уткина и Багрицкого, которые прошли с Мишей по дорогам войны, его сестра передала в музей боевой славы школы, где Миша учился. Где они сейчас, сказать трудно. Пистолет той же ночью пришлось тайком выбросить, ведь если бы его в то время обнаружили у нас, семье бы не поздоровилось. Полевой бинокль до сих пор хранится в нашей семье.

Философия барака

Наш двор на языке барачных обитателей — и детей и взрослых — именовался почему‑то «еврейским», хотя во всем нашем доме было никак не больше трех‑четырех еврейских семей. «Евреем» или «еврейским» был для них любой человек или круг явлений, явно или неявно противоречившие их неподвижным представлениям об устойчивом миропорядке.