Содержание номера

Лехаим № 7 (339)

30 июня 2020
Поделиться

Купить журнал

Колонка редактора

Хекерш шул

Борух Горин

Послания Любавичского Ребе

Благословение и мир

Составитель Ишайя Гиссер. Перевод с английского и иврита Евгения Левина

Слово раввина

Совершаешь поступок — подумай о последствиях

Берл Лазар

Неразрезанные страницы

Всё или ничего: ложная альтернатива

Адин Эвен‑Исраэль (Штейнзальц). Перевод с английского Евгения Левина

Опыт

Талмудические абстракции живут в конкретных примерах о свечах и ласках

Адам Кирш. Перевод с английского Давида Гарта

Каббала информации, Опыт

Чудеса и демон Максвелла

Эдуард Шифрин

На полях Талмуда

Еретик, чье учение сохранилось в Талмуде

Джеймс А. Деймонд. Перевод с английского Любови Черниной

трансляция

ynet: Танах будет переведен на язык жестов

Коби Нахшони. Перевод с иврита Анат Брусиловской

The Jerusalem Post: Может ли изучение древних чернил пролить свет на загадки свитков Мертвого моря?

Розелла Теркатин. Перевод с английского Семена Чарного

The Jerusalem Post: Неужели археологи нашли ту самую изреэльскую винодельню, упомянутую в Библии?

Розелла Теркатин. Перевод с английского Семена Чарного

Кабинет историка

Авраам Каслари, профессиональный свидетель из Каталонии XIV века

Сьюзан Айнбиндер. Перевод с английского Любови Черниной

Архив

О том, кто «сам привил себе чуму»: судьба Абрама Берлина и членов его семьи

Михаил Дзюбенко

Неразрезанные страницы

Придворный еврей

Зельма Штерн

трансляция

The Times of Israel: Как ханаанеи, библейские враги израильтян, сохранили генетическую целостность

Аманда Борщел‑Дан. Перевод с английского Семена Чарного

Проверено временем

Долгое эхо Шоа в Скандинавии

Шалом Гольдман. Перевод с английского Светланы Силаковой

трансляция

The Times of Israel: Невоспетые еврейские герои, которые помогли Великобритании победить

Роберт Филпот. Перевод с английского Семена Чарного

Трансляция

The Times of Israel: «Игра Кесона»: малоизвестная история спасения евреев на Филиппинах

Рич Тенорио. Перевод с английского Семена Чарного

JTA: Еврейский туристический бизнес в Европе на грани закрытия из‑за Covid‑19

Кнаан Липшиц. Перевод с английского Семена Чарного

The Times of Israel: Бразильские евреи спешат помочь фавелам

Кнаан Липшиц. Перевод с английского Семена Чарного

Табель о рамках

Тинторетто и его еврейские соседи

Менахем Векер. Перевод с английского Валерия Генкина

Музей

Два бойца

Ирина Мак

Зрительный зал

Заговор как приговор

Ирина Мак

Взгляд из общины OTD, или Скандальный отказ в сериале «Неортодоксальная»

Наоми Зейдман. Перевод с английского Любови Черниной

Artefactum

Всегда в еврейских синих джинсах

Марджори Ингалл. Перевод с английского Семена Чарного

трансляция

In Geveb: Прогулки по литературным тропам Хабада: От «Ликутей Тора» до Хаима Гравицера

Эли Рубин

Книжный разговор

Спасибо тебе, дедушка, за солнышко

Михаил Горелик

Книжные новинки

Город пересекающихся судеб

Александр Иванов

Неразрезанные страницы

Я — русский еврей

Владимир Фридкин

Из Египта

Андре Асиман. Перевод с английского Юлии Полещук

Поделиться

Иллюзии Оливера Кромвеля

Мистическая идея Кромвеля о том, что возвращение евреев и гуманное отношение к ним необходимы как для царства Б-жьего на земле, так и для решения многих экономических проблем страны, как ни странно нашла отклик у нового короля. Карл II, находясь в изгнании, получил большую материальную поддержку от некоторых богатых евреев Франции и, помня об этом, наконец-то разрешил стародавнюю проблему. И заслуга Оливера Кромвеля в последующем полноправном возвращении сынов Израиля на берега Альбиона несомненна и неподвластна зигзагам истории.

Изнанка Коко Шанель

Человеком Коко Шанель была нехорошим. Она терпеть не могла евреев. В начале сороковых годов, во время оккупации Парижа, у нее был роман с нацистским офицером, после войны ее обвиняли в коллаборационизме. Она использовала чужие идеи. Шанель говорила, что всего добилась сама, однако ателье на лучших улицах модных курортов ей покупали богатые любовники, они же спонсировали ее бизнес.

Иудеи послевоенного Крыма

Евреи Крыма по праву считались одной из самых значительных групп на полуострове. Дело было и в их численности, и в высоком социальном статусе многих членов общества. Это врачи, учителя, юристы, директора предприятий, жены руководящих работников. Сразу после войны численность евреев в Крыму быстро возрастала за счет реэвакуированных семей, и во многих местах появились новые религиозные общины: в Евпатории, в Джанкое, в Саках, в пос. Азовском.