Зрительный зал

Бренд по имени Анна

Ирина Мак 24 марта 2019
Поделиться

В Театре им. Е.Б. Вахтангова, на Симоновской сцене, сыграли премьеру «Дневника Анны Франк». Спектакль посвящен несостоявшемуся юбилею — в этом году автору знаменитого дневника, не погибни она в Освенциме, могло бы исполниться 90 лет.

Мария Риваль в роли Анны Франк.

Режиссер постановки Екатерина Симонова — актриса театра, а с недавних пор начинающий режиссер — рассказывает, как обнаружила дома посвященную Анне Франк пьесу 1957 года. Ее текст когда‑то подарили Рубену Симонову, прадеду режиссера, в то время руководителю Театра им. Е.Б. Вахтангова, авторы — Френсис Гудрич и Альберт Хаккет, удостоенные за нее Пулитцеровской премии. В руках Екатерины пьеса, соединенная с фрагментами реального «Дневника…», превратилась в инсценировку, а теперь и в спектакль, поставленный под руководством Римаса Туминаса, который возглавляет театр.

Это было неформальное руководство : Туминас подробно репетировал с актерами, музыку к спектаклю писал его постоянный соавтор, литовский композитор Фаустас Латенас. Очень понятно, почему Туминас с готовностью отнесся к идее постановки «Дневника…» — это не первое его обращение к еврейской теме. Римас Туминас принадлежит к той категории граждан Литвы, для которых уничтоженный в войну еврейский мир — национальная трагедия и вечный повод для рефлексии. Не просто же так первым спектаклем созданного Туминасом в 1994 году вильнюсского Малого театра была постановка «Улыбнись нам, Г‑споди» по роману Григория Кановича, которую пять лет назад режиссер повторил в Москве (см. об этом: Римас Туминас: «Юлия Рутберг согласилась играть козу»). И Екатерина Симонова в ней тоже играет.

Влияние Туминаса на нынешний спектакль видно и в минималистических декорациях — чуть‑чуть мебели, кирпичные стены, и в строгом рисунке спектакля, в котором живут и двигаются, иногда бесшумно, девять героев — сама Анна (актриса Мария Риваль), в начале повествования 13‑летняя, ее старшая сестра Марго (Ася Домская) и родители (Вера Новикова и Олег Форостенко), супруги ван Даан, которых играют Мария Шастина и Рубен Симонов (отец режиссера), не расстающийся с кошкой Питер ван Даан (Константин Белошапка), старый холостяк Дуссел (Владислав Демченко) и общий ангел Мип Гиз (Наталия Масич), добывающая тайным обитателям амстердамского чердака еду, табак, приносящая новости и спасающая их, пока хватает сил.

Сценическое повествование преподносит нам историю куда более трогательную и менее страшную, чем сам дневник: по сравнению со спектаклем — аскетичный, но и более волнующий, потому что документ. Спектакль же не дотягивает до жанра документального театра. Перед нами, напротив, олдскульный театр, максимально избегающий условностей, использующий те же средства, что 30 и 40 лет назад. Атмосфера душещипательных фильмов о Холокосте присутствует тут все 1 час 40 минут, которые идет спектакль, но авторской концепции не видно — есть нежный безыскусный рассказ, но достаточно ли его? Кому‑то да, но оправдать выбор такого сюжета может только исключительный спектакль, отличающийся от всего, что мы видели, благо попыток поставить «Дневник…» делалось много. Спектакль по «Дневнику…» сегодня, в 2019 году, должен отличаться от всего, что могли бы мы себе в этом сюжете вообразить.

На вопрос, почему поставили именно «Дневник Анны Франк», переживший столько экранизаций, сценических воплощений и оперных постановок (замечательная моноопера «Дневник Анны Франк» Григория Фрида идет по всему миру, но не в России), ответ, конечно, есть. Потому что «Дневник…» — это бренд. Вот и выставку, которая идет сейчас в Еврейском музее и центре толерантности, назвали «Анна Франк. Дневники Холокоста» (см. об этом: «Свидетельницы»). Хотя представлены там шесть дневников. Если иметь в виду литовский бэкграунд Римаса Туминаса, можно вспомнить еще прекрасные дневники Маши Рольникайте, по которым неленивый сценарист мог бы написать великолепную пьесу. Но кто ее рискнет ставить, когда на каждый типичный сюжет Холокоста есть свои раскрученные бренды: если Праведник, то это Шиндлер, выживший — Визель, а свидетель — Анна Франк.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Евреи дошли до «Точки»

Премию в номинации «Мужество» получил узник совести Носон Вершубский. Раввин, который в 1980‑х оказался по ложному обвинению в заключении, на сцене вспомнил о киевской Лукьяновской тюрьме и спел субботний гимн «Ко рибойн» («Г‑сподь — Владыка мира») на арамейском языке . Главой с этим же названием начинается книга Вершубского «Осторожно, двери открываются!», только что вышедшая в издательстве «Книжники».

Анна Франк и другие

Познакомившись с книгой Франсин Проуз, мы понимаем: то, что мы считали пройденным материалом, в действительности сложнее, чем казалось; то, что мы, по выражению Синтии Озик в эссе «Кому принадлежит Анна Франк?», принимали за знание, «варясь в соку собственной наивности», оказывается набором мнений и убеждений, часто навязанных нам.