Братья не вернулись

Беседу ведут Афанасий Мамедов и  Михаил Эдельштейн 3 июля 2014
Поделиться

Трое учеников ешив из Кфар-Эциона, 16-летние Нафтали Френкель и Гилад Шаэр и 19-летний Эяль Ифрах, пропали без вести вечером 12 июня. 30 июня на севере Хеврона к западу от арабского поселка Хальхуль военнослужащие спецподразделения «Кфир» при поддержке «Маглана» обнаружили их тела. Утром 2 июля в Иерусалимском лесу был найден труп молодого палестинца. Хотя пока нет никаких результатов расследования этого убийства, председатель палестинской администрации Абу-Мазен уже возложил ответственность за преступ­ление на еврейское государство, что для арабского населения Иерусалима стало официальным поводом для массовых беспорядков. Прокомментировать ситуацию мы попросили бывшего руководителя израильской спецслужбы «Натив» Якова Кедми и спикера кнессета Юлия Эдельштейна.

 

ЯКОВ КЕДМИ За 18 дней поисков мальчиков в Израиле распространилось мнение, что похищения людей становятся чуть ли не главной целью «Хамас». Хотелось бы уточнить: не целью, но одним из основных способов борьбы за освобождение своих «арестованных братьев». Цель у террористов «Хамас» одна: уничтожение еврейского государства. Похитители уверены, что в обмен на похищенных сограждан, даже мертвых, Израиль, как это уже случалось в прошлом, выпустит арестованных террористов на свободу. Это очень устраивает их. Вот почему на сегодняшний день похищение людей стало чуть ли не главным методом их борьбы. Этот метод на поверку не так прост, как может показаться. Предположим, похищение состоялось, что дальше? Пленников надо прятать, охранять, кормить и поить, причем в условиях, когда израильские службы безопасности прочесывают буквально каждый метр. Обычно практически сразу после похищения пленников убивают. Последний случай, к сожалению, исключением не стал. Вероятней всего, террористы намеревались убить мальчиков сразу же после захвата. Они могли бы вести торг за тела с помощью третьих лиц, но это означало бы выдать себя. После того же, как нашли тела мальчиков, вопрос отпал сам собой. Теперь проблема для убийц — выжить самим. Если израильские и палестинские спецслужбы найдут их или хотя бы захватят одного из них живым, то и те и другие принудят (они так считают) дать показания против верхушки «Хамас». В этом случае у Израиля будет доказательство, неважно, каким путем полученное, позволяющее обрушиться на «Хамас», а у палестинских спецслужб — служащие которых большей частью «фатховцы» и не забыли, что «хамасовцы» делали с их людьми в Газе — получат возможность отомстить. Поэтому «Хамас» выгодно ликвидировать участников этого преступления: «нет человека — нет проблемы», а затем террористов можно будет похоронить с почестями как шахидов. Что касается массовых арестов, связанных с этим делом, могу сказать, что часть из них проводится с целью получения информации об убийцах, однако основная часть имеет иную задачу — ослабление «Хамас». По данным пресс-службы ЦАХАЛа, в ходе операции «Вернуть братьев» за две недели были арестованы около 400 жителей Палестинской автономии, в их числе более 270 активистов «Хамас». Среди прочих задержаны около 60 «хамасовцев», освобожденных в октябре 2011 года в рамках «сделки Шалита» и вернувшихся на Западный берег. Я совсем не уверен, что операция «Вернуть братьев», после того как нашли тела мальчиков, будет эффективна и оправданна по своим результатам. В особенности если учесть тот факт, что наступил Рамадан, священный для мусульман месяц, и произошло убийство арабского подростка, пока неизвестно кем совершенное. То есть ожидать можно всего, но сносить бульдозерами арабские деревни никто не будет, международные санкции Израилю ни к чему. На мой взгляд, заявление премьер-министра Биньямина Нетаньяху, что похищение подростков с их последующим убийством будет иметь самые серьезные последствия, ничем другим, как работой на публику, не назовешь. Политики говорят то, что им выгодно, на то они и политики. Вероятней всего, Нетаньяху воспользуется случившимся, чтобы содействовать официальному расформированию Правительства нацио­нального единства «Фатх» и «Хамас». Думаю, на этом он сосредоточит все свои усилия. За время поисков мальчиков часто приходилось слышать о «всенародном несчастье», единении общества на волне этих событий. Кто-то произнес пламенную речь, кто­-то сумел дать дельный совет, естественно сверху, кто-то (оттуда же, сверху) «бесстрашно осудил “Хамас”», кто-то указал на то, что ультраортодоксы и сионисты впервые объединились для молитв во имя спасения похищенных. Но, я думаю, не молитвы объединяют общество, и несчастья далеко не всегда способствуют его единению. Да и раскола в израильском обществе пока что не наблюдается. Если мы по большому счету спросим себя, а что изменилось, чем сегодняшняя ситуация отличается от той, которая была месяц назад, мы поймем, что не изменилось ровным счетом ничего. За последние полтора года террористами предпринималось около 60 попыток похитить израильских граждан, одна из них удалась. Для дальнейшего предотвращения похищений следует быть более дисциплинированными и менее халатными. Это касается не только гражданских лиц, но и нашей полиции. Если утверждения, что, вопреки сложившимся правилам, полиция в течение нескольких часов не сообщала армейским подразделениям об исчезновении мальчиков верны, то это — преступление, за которое должностные лица в полиции должны понести наказание. Хочется надеяться, что расследование проведут сразу же после поисковой операции, и не так, как обычно, а со всей необходимой тщательностью. Не думаю, что под влиянием всеобщей истерии и накала страстей нам следует менять что-то на глобальном уровне. Необходимо, чтобы политики, стоящие у руля власти, своевременно принимали соответствующие меры, исходящие из глубокого осмысления политической ситуации. Государственные решения не должны быть результатом той или иной террористической акции. Террор — явление, с которым следует считаться, но он не должен определять политику государства.

ЮЛИЙ ЭДЕЛЬШТЕЙН Два раза заседал правительственный кабинет безопасности, принят ряд решений, часть из них засекречена, но общая картина понятна. Мы не допустим того, чтобы «Хамас» продолжал свою деятельность на Западном берегу. Отсюда те задачи, о которых можно говорить совершенно открыто: удар по инфраструктуре «Хамас», удар по лидерам «Хамас». В Газе ситуация другая: как только в нас стреляют, естественно, будут ответные действия, но мы не собираемся в данный момент инициировать там какую-то операцию. И, конечно, наряду с этим перед нами стоит еще одна микроцель, но она не менее важна. Надо найти по крайней мере двух убийц, непосредственно осуществивших похищение.

«Хамас» не на сто процентов иерар­хическая организация, но нет никаких сомнений, что его хевронские структуры здесь были задействованы. Речь не идет о случайном «мероприятии»: «вот, давай похитим кого-нибудь». У похитителей были на подхвате дополнительные машины, в момент похищения один из подростков успел позвонить в полицию и оставил телефон включенным, и на записи слышно, что террористы отчитываются кому-то. Так что, конечно, это спланированная акция, а не прогулка двух «хамасников», закончившаяся таким вот экспромтом.

Террористам удалось совершить похищение в одном из самых безопасных районов Израиля. Я хорошо знаю это место, потому что живу в нем уже 27 лет. Здесь всегда совершенно спокойно гуляют маленькие дети, ездят велосипедисты, джоггеры бегают по утрам. Не имеет смысла предполагать, что террористы специально планировали нападение на религиозных евреев, студентов ешивы. Это просто был «удачный», с точки зрения исполнителей, теракт против людей, которые стоят на тремпиаде, на автобусной остановке. Я абсолютно уверен, что все, что им нужно было понять, — что перед ними евреи. А молодые, старые, верующие, атеисты — это было неважно.

Конечно, израильское правительство озабочено предотвращением эксцессов, которые могут возникнуть и возникают после обнаружения тел похищенных. Тем более что это абсолютный контраст с той атмосферой, которая сопровождала все 18 дней поисков, когда военным помогали сотни добровольцев, люди собирались на площадях и улицах, пели песни, молились. Бесчинства, которые устроили несколько человек в Иерусалиме, идут вразрез с просьбой семей погибших проявлять сдержанность. Кроме того, в ночь на среду в Восточном Иерусалиме был похищен и убит арабский подросток. Подробности пока неизвестны, ведется расследование, проверяются самые разные версии. Если, не дай Б-г, окажется, что к этому причастны израильтяне, то, конечно, это такие же террористы, как и убийцы еврейских юношей. Но я очень надеюсь, что выяснится непричастность евреев к этому убийству.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Пятый пункт: Франция, Великобритания, Ребе, Обнинск, Максим Биллер

Чем грозит евреям победа антисемитов на парламентских выборах во Франции? Зачем новый премьер-министр Великобритании ходит в синагогу? И как вспоминали Любавичского Ребе через 30 лет после ухода из жизни? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Американский Машиах

Как и самые скромные его последователи, Ребе ждал, напряженно ждал, когда же Машиах откроется всем, и не исключал возможность, что откроется в его собственном лице. Замешательство в связи с этим чувствуется в речи, которую он произнес через несколько дней после Песаха в 1991 году, когда Машиах вновь не явился, несмотря на сложившееся мнение, что окончательное Избавление произойдет в том же месяце, что и избавление от египетского рабства: в нисане

Мои добрые небеса

Я сейчас на гастролях, и у меня с собой одна из книг Ребе, «Повседневная мудрость». Я изучаю ее по утрам и ночью, после безумного дня. Нам всем необходимо находить время поразмыслить над тем, в чем заключается цель нашей жизни, наша незаменимая роль в Б‑жьем мире. Через тридцать лет после кончины Ребе мы с любовью вспоминаем время, когда он был здесь, вспоминаем его ученость, его прозорливость. Нам нужно хранить учение Ребе, применять его здесь и сейчас. Настанет время, когда все равно познают Б‑га