Уроки Торы I

Уроки Торы I. Вайелех

Менахем-Мендл Шнеерсон 2 марта 2016
Поделиться

Глава «Вайелех» обычно читается в Субботу после Рош а‑Шана. В беседе Ребе прослеживается связь этой главы c ее местом в календаре. В главе рассказывается, как Моше, завершив Письменную Тору, передал ее левитам, чтобы она хранилась в ковчеге Завета, в Святая святых. В определенном смысле Рош а‑Шана и Йом Кипур — Святая святых еврейского года. Каково же значение Святая святых и как она воздействует на внешний мир?

КОВЧЕГ, СКРИЖАЛИ И ТОРА

В этой главе Моше обращается к левитам со следующими словами: «Возьмите эту книгу учения и положите ее у стенки ковчега союза Б‑га, Всесильного вашего…» (Дварим, 31:26).

В Талмуде (Бава батра, 14а; цит. Раши, Дварим, 31:26) есть две различные интерпретации фразы «у стенки ковчега». Согласно одной, свиток Торы был положен внутрь ковчега вместе со скрижалями, на которых были начертаны Десять заповедей. Согласно другой — Тора была положена снаружи ковчега, на выступе, находящемся с одной стороны ковчега. Обе интерпретации согласны в том, что Тора хранилась в Святая святых. Тем самым и Тора, написанная рукой человека, и скрижали, начертанные рукой Б‑га, находились в Святая святых.

Понятно, почему в Святая святых были помещены скрижали, которые чудесным образом пребывали в пространстве этого мира и одновременно вне его. Ковчег имел физические измерения: два с половиной локтя в длину, полтора в ширину и полтора в высоту. При этом он не занимал места в пространстве, ибо сказано, что Храм был 20 локтей в ширину, а по каждую сторону ковчега было свободное пространство в десять локтей. Талмуд (Йома, 21а) разрешает это противоречие следующим образом: «Традиция утверждает, что место ковчега… находится вне пространственных измерений».

Точно так же буквы, нанесенные на скрижали, которые можно было прочесть и измерить, не имели никакой субстанции, кроме субстанции самого камня. При этом центральные части букв конечного «мем» (мем‑софит) и «самех» держались на своем месте только благодаря чуду (Шабат, 104а; Мегила, 2б): «мем» и «самех» — «закрытые» буквы, и камень в их центре ни к чему не был прикреплен, но удерживался на месте Самим Б‑гом. Иными словами, буквы пребывали в пространстве, не принадлежа ему.

Однако какое отношение к Святая святых имеет свиток Торы? Ведь ее буквы были написаны. То были чернила, нанесенные на пергамент. Чернила, в которых не было ничего чудесного.

СВЯТАЯ СВЯТЫХ И МИР

В пространстве и времени Святая святых удерживала нечто, принадлежащее иному порядку, более высокому. Основная задача Святая святых заключалась в том, чтобы чудесным образом распространять свой свет вовне, озаряя двор коенов (священников), двор Израиля, двор женщин, Храмовую гору и далее весь мир, сияя всем народам, дабы они знали: бесконечность может быть обретена в конечном, и Б‑г обитает в мире.

Следовательно, свиток Торы был помещен в Святая святых как предмет‑посредник между внутренним священным пространством и окружающим миром. А ковчег и скрижали олицетворяли собой полное отсутствие всего в присутствии Б‑га. Они не занимали пространства — они были чем‑то, превратившимся в ничто. Но буквы Торы, написанные чернилами на пергаменте, были реально ощутимы. Таким образом, именно рукописная Тора была тем элементом, посредством которого сияние Б‑га проникало в мир, живущий во времени и пространстве.

 

РОШ А‑ШАНА И ГОД

Согласно хасидизму, Рош а‑Шана обладает особыми духовными характеристиками. Весь остальной год мы служим Б‑гу в пределах нашего рассудка, который ограничен, и даже когда мы поступаемся собой, то исходим из нашего понимания нужд данного момента. Но в Рош а‑Шана мы достигаем того состояния самозабвения, упразднения самости, которое совершенно превышает рассудок. Не преследуя какой бы то ни было рациональной цели, мы просто отзываемся на Откровение, исходящее от источника, который превыше нашего понимания.

И это состояние, связанное с Рош а‑Шана, не сводимо к одному только этому празднику. Через весь остальной год, живя и действуя в рамках рассудка, мы должны пронести то вдохновение, исходящее от чего‑то высшего, что не в состоянии постичь наш разум. Здесь можно провести аналогию со Святая святых и буквами, начертанными на скрижалях: при том, что они локализованы в пространстве, все же они дают свет всему миру. И хотя Рош а‑Шана локализован во времени, он освещает собой весь год.

 

ПРИГОТОВЛЕНИЕ К РОШ А‑ШАНА

 

Однако чтобы это произошло, следует совершить ряд приготовлений. Намек на это содержится в главе «Ницавим», которую мы читаем перед Рош а‑Шана: «Вы стоите сегодня все пред Б‑гом, Всесильным вашим: главы колен ваших, старейшины ваши и надсмотрщики ваши… от дровосека твоего до черпающего воду для тебя». Каждый еврей должен слиться с этой общностью воедино. И «главы колен» не должны стоять поодаль от «черпающих для тебя воду». Единство евреев требует не меньшего, чем единение «всех из вас».

Еврей, преодолевающий социальные разграничения во имя того, чтобы слиться со всем сообществом, преодолевает тем самым и границы времени. Он вносит дух Рош а‑Шана во все остальные дни, распространяя благословение этого дня на целый год.

Поделиться

Письма о деловой жизни, достатке и заработке

Если внутреннему Амалеку не удается остудить нас, он пытается напасть на нас «в стране», т. е. в повседневной жизни, к которой мы возвращаемся после ежедневных молитв и учебы. При этом он убеждает нас: «Будь свят, пока молишься или учишь Тору. Однако, когда нужно заработать на жизнь или заниматься мирскими делами, изволь следовать общим законам».

Wales Online: Какова нынче жизнь евреев в Уэльсе?

Сейчас община в Кардиффе очень небольшая, но преимущество этого в том, что все знают друг друга и отношения почти семейные. Все связаны друг с другом и заботятся друг о друге. И люди стараются, потому что знают, что община маленькая и что если они не сделают чего‑то, то ничего и не будет. Люди очень преданы общине и городу и участвуют во всем

Основные направления в учении хасидизма

Если забывает человек, где его исток, и погружается в себя и думает, что он — «нечто», не только не становится он Избавителем мира, но гибель и разрушение приносит в него. Ибо не только искры святости, упавшие в глубины бездн, не вызволяет, но еще и новые искры низводит со светлых небес в глухие ущелья, на скользкие камни — в глубины клипот.