Читая Тору

Недельная глава «Насо». Стремление к миру

Джонатан Сакс. Перевод с английского Светланы Силаковой 10 июня 2024
Поделиться

На первый взгляд недельная глава «Насо» кажется пестрым собранием фрагментов, никак не связанных между собой. Вначале идет описание семейств Гершона и Мерари из колена Леви и порученного им дела — переноса частей Святилища при переходах сынов Израиля по пустыне. Затем, после двух лаконичных законов (о высылке нечистых из стана и о возмещении ущерба за грех), идет описание диковинных испытаний для соты — женщины, заподозренной мужем в прелюбодеянии.

Далее закон о назорее: человеке, который добровольно и обычно на установленный срок, налагал на себя особые ограничения — своего рода кодекс святости, в том числе воздерживался от вина и всего, приготовленного из винограда, не стригся, остерегался осквернить себя контактом с мертвыми телами.

За этим законом следует (вновь, казалось бы, без логической связи) молитва — одна из древнейших молитв, практикуемых непрерывно в истории и по сей день: священническое благословение. А затем необъяснимо монотонный отчет о приношениях вождей каждого колена для освящения жертвенника: череда пространных абзацев, где текст повторяется целых двенадцать раз, поскольку приношения всех вождей были абсолютно одинаковы.

Почему Тора тратит столько времени на описание события, о котором можно было бы рассказать вкратце, перечислив имена вождей и просто сообщив, что каждый из них принес одно серебряное блюдо, одну серебряную чашу и т. д.? Впрочем, эти вопросы меркнут перед главной загадкой: в чем логика этой, казалось бы, бессвязной череды отрывков?

Ответ подсказывает последнее слово священнического благословения: «шалом» («мир»). Пространно анализируя этот вопрос, рабби Ицхак Арама, комментатор, живший в Испании в XV веке, разъясняет: «шалом» — не просто отсутствие войны или раздоров. Это слово означает целостность, совершенство, слаженную работу сложноустроенной системы, гармоничное многообразие, состояние, когда каждый элемент занимает надлежащее место и существует в ладу с физическими и нравственными законами вселенной: «Мир — это нить милости, исходящая от Него, да прославится Он, соединяющая вместе всех существ, небесных, промежуточных и низших. Мир — основа и опора для реальности и уникального существования каждого из них» (Акедат Ицхак, глава 74).

Нечто похожее пишет Ицхак Абарбанель Ицхак бен‑Йеуда Абарбанель (1437–1508) — еврейский ученый, комментатор Танаха, занимал высокие государственные посты в Португалии и Испании. — Примеч. перев.
: «Б‑г поэтому зовется “мир”, что именно Он связывает вселенную воедино и упорядочивает все вещи сообразно конкретному характеру и состоянию каждой. Ибо когда вещи будут расставлены в надлежащем порядке, воцарится мир» (комментарий к Авот, 2:12).

Такое представление о мире во многом навеяно картиной из Берешит, 1: Б‑г создает порядок из «тогу ва‑вогу» Также в русскоязычных источниках «тоху ва‑боху», «тоху ва‑воху». Описание первоначального хаоса в Берешит, 1:2. В русском переводе Д. Сафронова под редакцией А. Графова: «(Земля была) поразительно пуста». — Примеч. перев.
(«хаоса»), творя вселенную, где у каждого предмета и формы жизни есть свое место. Мир царит там, где каждый элемент системы ценят как жизненно необходимую часть целого, а между элементами ни в чем нет разлада. Разные отрывки недельной главы «Насо» посвящены одной теме — установлению мира в вышеуказанном смысле.

Самый очевидный — упомянутый случай соты, женщины, которую муж подозревает в прелюбодеянии. Мудрецы находили самым поразительным в обряде с сотой тот факт, что он включал в себя соскребание Имени Б‑га, ведь при любых других обстоятельствах уничтожать Имя Б‑га категорически запрещено. Совершая этот обряд, священник произносил проклятие, в котором содержалось Имя Б‑га, записывал это проклятие на пергаментном свитке, а затем растворял написанное в воде, приготовленной по особому рецепту Ср. в русском переводе Насо, 5:23–24: «Священник должен записать эти проклятия в свиток, соскрести [написанное] в горькую воду и дать женщине выпить эту горькую воду». — Примеч. перев. . Отсюда мудрецы заключали, что Б‑г готов отказаться от подобающих Ему почестей, допустив, чтобы Его Имя было стерто «ради мира между мужем и женой» Шабат, 116а. Цит. по: Рабби Яаков Ибн‑Хабиб. Эйн Яаков (Источник Яакова). М.: Книжники; Лехаим, 2012. Т. 2. С. 240. — Примеч. перев.
, дабы снять подозрения с безвинной женщины. Хотя в конечном счете после разрушения Второго храма рабби Йоханан бен Закай отменил это испытание, закон напоминал: в еврейской иерархии ценностей мир в доме очень важен.

Обряд соты. Ян Лейкен Гравюра. 1703

Фрагмент о семействах Гершона и Мерари из колена Леви свидетельствует, что на них возложили почетную обязанность переносить части Святилища в походе народа по пустыне. Очевидно, они остались довольны этой почестью — не то что семейства Кегата, подробно описанные в конце предыдущей недельной главы. Корах, принадлежавший к семействам Кегата, в конце концов подговорил сообщников взбунтоваться против Моше и Аарона.

Точно так же длинный отчет о приношениях вождей двенадцати колен демонстрирует, что каждое из этих приношений сочтено достаточно важным, заслуживающим отдельного фрагмента в Торе. Ведь если люди сочтут, что их ущемляют, не признают их подлинной роли и заслуг, они начнут крушить все на своем пути. Это и доказывает вышеупомянутый случай Кораха и его союзников. Тора, справедливо воздавая почести и уделяя внимание семействам из колена Леви и вождям колен, учит, как важно заботиться о согласии в народе, воздавая почести всем.

Случай назорея — самый интересный во многих отношениях. Ведь в иудаизме есть внутренний конфликт: с одной стороны, твердо подчеркивается равное достоинство всех людей в глазах Б‑га, а с другой — имеется религиозная элита в виде колена Леви в целом и коаним (священников) в особенности. По‑видимому, закон о назорее был призван дать тем, кто не принадлежал к коэнам, возможность обрести специфическую святость, которая близка к святости самих коэнов, если не вполне тождественна ей. Это еще один способ не допустить, чтобы возникла деструктивная озлобленность, которая может зародиться, если человек обнаруживает, что из‑за его происхождения ему недоступны некоторые формы статуса в общине.

Если наши рассуждения верны, то все законы и сюжеты в нашей недельной главе объединяет общая тема: необходимость прилагать усилия во имя сохранения или восстановления мира между людьми. Подорвать мир легко, а восстановить трудно. В остальных главах книги Бемидбар много места занимают всевозможные внутренние разногласия и раздоры. И в еврейской истории в целом — тоже.

Недельная глава «Насо» объясняет, что мы должны изо всех сил способствовать миру между мужем и женой, между руководителями общины, а также в среде обычных людей, стремящихся к недюжинной святости.

И вовсе не случайно, что священнические благословения, как и подавляющее большинство еврейских молитв, завершаются молитвой о мире. Мир, говорили законоучители Талмуда, одно из имен самого Б‑га. А Маймонид пишет, что вся Тора дана, чтобы установить на свете мир (Законы о Хануке) См.: Рабби Моше бен Маймон. Мишне Тора (Кодекс Маймонида). Книга «Времена». М.: Книжники; Лехаим, 2020. С. 812. — Примеч. перев.
. «Насо» — серия практических руководств, обучающих, как добиться того, чтобы каждый человек чувствовал себя признанным и уважаемым, а также как развеять и смыть все подозрения.

Ради установления мира мы должны прилагать усилия, как и молиться о нем.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Насо». Любовь как благословение

Любовь означает, что ты сосредоточиваешься не на себе, а на другом человеке. Любовь — это самоотверженность... Чтобы благословлять, мы должны любить, а получить благословение — значит знать, что нас любит Тот, Кто, будучи огромнее вселенной, все же обращает Свое лицо к нам, как родитель к любимому ребенку. Знать это — значит обрести подлинную душевную умиротворенность.

Недельная глава «Насо». Два варианта нравственной жизни

Мы призваны Б‑гом жить в мире, а не бежать от мира; жить в обществе, а не отшельниками; стремиться к равновесию, когда требования мира тянут нас в разные стороны, не сосредоточиваться на отдельных аспектах, пренебрегая всеми остальными.

Недельная глава «Насо». Благословение любви

Коаним подавали народу пример этим публичным проявлением любви — или того, что мы сегодня назвали бы заботой об «общем благе». Тем самым они поощряли существование общества, где каждый стремился к благоденствию всех — а такое общество благословенно, потому что узы, связывающие его членов, прочны и люди ставят интересы народа в целом выше своей личной выгоды.