Архив

Караимы: вариации вокруг Википедии

Лев Усыскин 2 августа 2018
Поделиться

Кажется, Википедия способна не только отвечать на вопросы, но порой и задает свои. Так, в статье «Караимизм» (вероучение караимов , в одном из заключительных разделов (Критическая литература) значится следующее издание:

Коджак К. Краткий обзор караимской религии и ее распространения среди различных народов. — Париж, 1948.

В электронном каталоге Национальной библиотеки Франции (BNF) упоминается только один Коджак — Андрей (Andrej), литературовед, занимавшийся Пушкиным, 1926 г.р. Та же ситуация в объединенном каталоге университетских библиотек Франции (catalogue sudoc). Это значит, что с высокой вероятностью книги или брошюры с указанным названием на обложке во Франции не выходило.

А существовали ли вообще этот текст и его автор? Фамилия Коджак — достаточно известная у караимов Крыма, заслуженный караимский род. Та же Википедия, в ответ на соответствующий запрос, указывает на четырех человек, родившихся на рубеже XIX–XX веков: проживший большую часть жизни в Москве художник‑график Азарий Юфудович Коджак, а также два брата‑близнеца: Илья и Михаил Бабакаевичи, родившиеся в 1897 году. Про них мы тоже кое‑что знаем. Вот что пишет про Илью Коджака писатель Леонид Юзефович в своем мемуарном рассказе «Полковник Казагранди и его внук»:

 

Коджак происходил из старинной караимской фамилии, окончил Лазаревский институт восточных языков в Москве, в Гражданскую служил в читинском авиаотряде атамана Семенова, но, похоже, сам не летал. Позднее жил в Харбине, издал там несколько книг. Об их содержании я мог судить лишь по заглавиям и аннотациям. Скажем, главный труд его жизни назывался «Социософия» и, как следовало из явно нелишнего при таком названии уточняющего подзаголовка, представлял собой изложение «новой науки о государстве как социальном организме и его душе — прогрессе». Понятно было, что брошюра «Еврейский вопрос» посвящена еврейскому вопросу, книга «Пятая симфония Чайковского» — Пятой симфонии Чайковского, но какие проблемы трактовались в книжечке «Око в окне», оставалось лишь гадать.

 

В 1959 году этот человек женился, а затем эмигрировал из Китая в Австралию, где, как пишет Юзефович, жил его старший брат Иосиф. (Согласно некрологу в «Новом русском слове», этот человек скончался в 1971 году.) Сам же Илья умер в 1967 году, тут Википедия права. Про Михаила Коджака Вики пишет, что он был архитектором, почетным консулом в Харбине до 1951 года(?). По другим источникам, он добровольцем пошел в армию (1916). Окончил военное училище в Иркутске. Воевал на Румынском фронте. Так же как и брат, служил в войсках атамана Семенова в Чите. Позже, в эмиграции в Париже, получил архитектурное образование. Из Франции уехал в Харбин, оттуда в Бразилию, где ушел из жизни в городе Сан‑Паоло в 1986 году.

А вот четвертый Коджак — Еремей Давидович (1894– 1966) — фигура еще более известная и с Парижем связанная даже существеннее, нежели Михаил Бабакаевич. Сразу отметим, что умер он не в 1966 году, тут Вики нас подводит.

Еремей Коджак. 1920‑е (?)

Еремей (Еремия, Иеремия) родился в Севастополе 18 мая 1894 года, а скончался 22 февраля 1960 года во французском городке Вилламблэн, департамент Луара. Офицер‑кавалерист: был есаулом Крымского конного полка ее величества государыни императрицы Александры Федоровны. Эта воинская часть, в реальности созданная в 1907 году, получила в момент создания «историю»: старшинство от 1 марта 1784 года, когда по указу Екатерины Второй начали формировать кавалерийские дивизионы (позднее — эскадроны) из крымских татар и других крымских аборигенов. В Первую мировую полк сражался на Юго‑Западном («Австрийском») фронте, где Коджак был ранен. В Гражданскую сперва стал ядром вооруженных сил крымского правительства, боровшегося против советской власти, затем — заново сформирован в составе Добровольческой армии. Участвовал в знаменитом Бредовском походе января‑февраля 1920 года, когда силы Добровольческой армии эвакуировались из‑под Одессы на территорию Польши, имея целью перебраться в Крым к Врангелю. В ходе разгрома войск Врангеля полк потерял почти весь свой состав: 2 ноября 1920 года транспорт «Крым», покинув Ялту и направляясь в Галлиполи, имел на борту лишь несколько десятков военнослужащих Крымского конного — в самом же Крыму остались и вовсе единицы.

Дальше был Париж и типичная для русского офицера работа парижским таксистом. Википедия пишет, что Коджак был членом Российского общевоинского союза. Однако важнее то, что он стал активным членом или даже одним из основателей образованного в 1923 году Караимского общества в Париже, размещавшегося первоначально по адресу ул. Адмирала Гамлена, 16 (недалеко от нынешнего Центра российской науки и техники). Руководил обществом Соломон Самойлович Крым (1867–1936), ученый, филантроп, премьер‑министр Крымского краевого правительства в 1919 году. Эта организация просуществовала как минимум до февраля 1958 года.

Соломон Крым

И вот в качестве члена Караимского общества Еремей Коджак совершает, наверное, важнейший поступок в своей жизни.

В сентябре 1938 года по инициативе и поддержке Коджака бывший городской глава Евпатории Симон Дуван поехал в Берлин и добился того, что решением МВД Германии (письмо Дувану за подписью шефа Расового бюро МВД, № I 1110/А/17.6‑3.9.10 от 5 января 1939 года) немецкие власти объявили, что НЕ считают караимов евреями. Впрочем, вне зависимости от этого, группой из 18 офицеров‑караимов армии Врангеля, проживавших в Германии, был сделан еще один подобный запрос. Понятно, что вся эта активность имела следствием совсем иную судьбу караимов на контролируемых немцами территориях. Иную, чем у раввинистических евреев.

Надо сказать, что в 1941 году уже сама германская администрация, испытывавшая, как видно, некоторые сомнении в правильности прежнего своего решения, обратилась к трем известным еврейским ученым — З. Кальмановичу, М. Балабану и И. Шиперу — с вопросом: являются ли караимы евреями? Спасая последних, все трое, вопреки собственным убеждениям, высказали мнение о якобы нееврейском происхождении крымских караимов. Себя же они спасти не сумели и погибли в концентрационных лагерях в 1942–1944 годах.

Здесь надо отметить, что проживавшие во Франции крымские караимы как в воду глядели: правительство Виши, желая быть «святее Папы Римского», долго настаивало на регистрации их в качестве евреев, и лишь в январе 1943 года Генеральный комиссариат по еврейским делам правительства Виши под давлением немцев вынужден был признать их неевреями.

Так вот. Именно Еремей Давидович Коджак, а вовсе не загадочный К., был настоящим автором текста, на который ссылается та статья Википедии. Почему я так считаю? Потому что на моем столе сейчас лежит эта рукопись: восемь страничек машинописной копии со старой русской орфографией, с немногими рукописными пометками, также со старой орфографией. Подписанная: «Е. Коджакъ Аньеръ, 9 декабря 1947 г.». Что за Аньер, кстати сказать, не вполне понятно: во Франции девять коммун с таким названием (если верить той же Википедии).

Обнаружил эту рукопись живущий в Париже историк Дмитрий Гузевич в достаточно неожиданном для подобного текста месте, называющемся «Парижский архив Топчибаши». Это бумаги из личного архива Алимардан‑бека Топчибашева и его сына. Юрист А. Топчибашев был депутатом 1‑й Думы в 1906 году, Учредительного собрания в 1917‑м, затем, с возникновением Азербайджанской Демократической Республики, стал ее дипломатическим представителем в Турции, а позднее (заочно) — председателем парламента. Командированный для участия в Парижской мирной конференции и в других форумах по послевоенному международному обустройству, он вдруг остался «послом без государства»: большевики захватили и ликвидировали АДР. После этого жил в Париже, представляя что‑то вроде азербайджанского правительства в изгнании. Умер в 1934 году. Важно, что Топчибашев, в рамках своих политических симпатий, долгое время был сторонником строительства разного рода конфедеративных, многонациональных государств: Закавказской Республики, Горской Республики и т. д. То есть интересы его не ограничивались азербайджанскими вопросами, а распространялись и на другие национальные движения в границах Российской империи. Видимо, этот подход унаследовал и сын Алимарджана Али‑Акбар, после смерти которого архив был передан ученым. В настоящее время основная часть архива А. М. Топчибаши, включающая в себя также значительный массив документов, относящихся к деятельности азербайджанских эмигрантов вплоть до 50‑х годов минувшего века, хранится в библиотеке Центра изучения русского, кавказского и восточноевропейского мира (CERCEC) Высшей школы общественных исследований Франции (EHESS). Издается четырехтомник, который должен охватывать 1919–1940 годы. На сегодня имеются первые три тома — по 1930 год.

Ну и в заключение несколько слов о самом тексте «Краткого обзора…». Разумеется, Еремей Коджак — не профессиональный академический ученый и даже едва ли может быть назван ученым‑любителем. Так, он, например, уверен, что во времена основоположника караимизма Анан‑бен‑Давида (VIII век) уже существовала каббала, и вообще достаточно поверхностно знаком с предметом. Его сочинение носит не научный, даже не научно‑популярный, а идеологически‑пропагандистский характер — и в этом отношении составлено вполне искусно: автор не только индоктринирует читателя прямыми высказываниями, но и старается создать обиняками нужное ощущение, не утверждая те или иные вещи прямо. Так, через весь текст проходит неявная мысль о таксономическом равенстве и даже близости караимизма и ислама как двух самостоятельных вероучений, возникших на основе древнееврейских верований и в равной степени противостоящих иудаизму: «Оба теолога (Анан‑бен‑Давид и Абу‑Ханифа, основатель ханифитского мазхаба в исламе. — Л. У.) оказались под взаимным влиянием, и особенно влияние Абу‑Канифа сказалось в окончательной форме создания религии, обрядность которой и догматы во многом приближаются к магометанской. Так, Анан‑бен‑Давид признал пророка Магомета, посланного Б‑гом арабам, признал Иисуса Христа пророком и великим праведником. По выходе из тюрьмы ему пришлось на суд калифа, в то время Аль‑Манзор, представить свое учение, и калиф, заслушав его, разрешил ему продолжить свою деятельность и дал ему свое покровительство. Но враждебность к нему и его последователям со стороны евреев‑талмудистов была такова, что после взаимных проклятий он вынужден был покинуть Багдад, где население арабское считало его святым, и есть сведения, что при его проходе целовало полы его одежды».

Последний лист машинописи Е. Коджака «Краткий обзор караимской религии и ее распространения среди различных народов». Аньер. 9 декабря 1947

В главном же Коджак придерживается так называемой «хазарской теории», утверждающей, что крымские караимы — потомки хазар, исповедовавших, в свою очередь, караимизм.

 

Но гораздо больший успех имело учение Анана среди хозар, куда прибыла в Крым в 767 г. под главенством Исаака Сангари группа миссионеров и где им удалось обратить в свою веру сначала хозарского хана Булана, его двор и затем часть народа. К десятому веку эта религия была наиболее распространенная, а затем уступила место магометанской религии, первые арабские проповедники которой прибыли к хозарам еще в 690 г., а в 925 г. эта религия была преобладающей. В начале XI века точно хозары исчезли, как государственная величина и были наводнены пришедшими из Азии с берегов Иртыша тоже тюркским народом — кипчаками. — по тюркской терминологии, половцами — по русской и куманами — по западноевропейской, часть которых тоже, в свою очередь, приняла учение Анана и подвергла своему влиянию хозарский язык, который, по данным тюркологов Бартольди и Радлова, отличался от других тюркских наречий и походил на болгарское и чувашское наречие. Благодаря этому влиянию хозарский язык постепенно исчез и видоизменился настолько, что крымские караимы, потомки хозар и половцев, говорят на кипчакском наречии, имеющем сходство с языком кавказских карачаев, иначе говоря , на тюркском языке домонгольского периода <…> язык караимов по научным исследованиям причислен к тюркскому языку Джагатайского наречия Все цитаты даны с сохранением оригинального синтаксиса и словоупотребления, в современной орфографии. .

 

Или:

 

Академик ориенталист С. Мунк <…> вот что говорит о караимах: «Мы можем утверждать, что остатки хозар существуют еще и теперь между крымскими караимами. Они своим лицом, костюмом и языком показывают свое татарское происхождение в крепости Чуфут‑Кале около Бахчисарая, они еще и теперь разделяются на две общины, из которых одна называется хозарская. Крымские караимы говорят на татарском диалекте который пишут еврейскими буквми. Они имеют на этом диалекте гимны и Библию, которые были напечатаны около сорока лет назад в Евпатории. Возможно, что изучая эти переводы найдут там остатки хозарского языка».

 

Или еще:

 

Что касается третьей группы караимов, караимов чисто славянско‑русского происхождения и состоящей из кубанских казаков караимов и караимов, проживающих в районе Волги, численность их точно не известна, но вероятно доходит до 4–5000. Веру свою они заимствовали от хозар и вероятно происходят от так называемой в России в средние века «ереси жидовствующих», вера которых была тождественна караимской и гонение на которых было при царе Алексее Михайловиче, когда они были высланы на юг и на Кавказ.

 

Сегодняшняя наука, как мы знаем, считает все это мало соответствующим действительности, а последнее — так и просто веселым бредом. Кроме того, не обошел Коджак и упоминания о тюркском доисламском божестве неба — Тенгри (у него — Танры): «Я обращаю особое внимание на слово “Танры”, что в дословном переводе значит “голубое место” (небо) в значении слова “Б‑г”, которое было у крымских караимов, как и у прочих тюркских народов до принятия магометанства». Все это вместе вполне соответствует взглядам Серая Шапшала (1873–1961), караимского этнографа и религиозного лидера, создателя так называемой «теории деиудизации караимов», призванной как можно дальше «оторвать» их от еврейства и, напротив, вписать в культурную общность тюркских народов. При всей своей научно‑аргументационной слабости данный подход действительно спас многим крымским и литовским караимам жизни в годы Второй мировой войны. Но вот едва ли спасет их потомков от ассимиляции. 

КОММЕНТАРИИ
Поделиться