Книжные новинки

В начале был образ

23 ноября 2022
Поделиться

Куда ведет лестница?
Шесть сюжетов Библии и Агады в пересказе Татьяны Риздвенко с илл. Елены Узденниковой.
М.: Книжники, 2022. — 48 с.

Тот древний еврей, который написал, что в начале было слово (кажется, таким образом он отсылал читателей к еврейским мистическим и греческим гностическим учениям), конечно, не мог предвидеть, что два тысячелетия спустя в издательстве «Книжники» выйдет книга «Куда ведет лестница?», которая очень неординарно поставит под сомнение его философские построения…

Судите сами: художница Елена Узденникова создавала изображения‑батики (техника горячего и холодного батика, роспись по шелку). На основе этих изображений в 2018 году появился анимационный фильм «Циферблат» режиссера Натальи Рысс (кинокомпания «Анимос»). Этот фильм я всем советую посмотреть — он есть в сети. Мнение зрителей свелось к тому, что «нельзя ли такое же, но минут на 40, а не на пять, и с разговорами, и с пояснениями…» Потому что при всех зрительских восторгах, при всей магии изобразительного ряда — Иерусалим и библейская пустыня, сон Яакова и Ноев ковчег, споры мудрецов, сопровождаемые оживленной жестикуляцией, зажигание субботних свечей и т. п. — здесь вдруг возникали образы, не сразу поддающиеся пониманию.

Светящийся белизной человек со змеей на шее, двухголовый отец, покачивающий коляску с двухголовым младенцем, козы, несущие на рогах медведей, — все это связано и между собой, и со всем остальным, но даже зритель, осведомленный о сюжетах классических мидрашей, не сразу сориентируется, к чему все это, а понять хотелось бы все исчерпывающе. Анимация при всей гипнотической неторопливости повествования очень компактна, около шести минут, и некоторая недоговоренность наверняка была частью авторского замысла. Но раз уж восхищенные зрители пожелали докопаться до самой глубины смыслов (может, это национальная черта?..), то, как пишут в таких случаях в предуведомлении, «встал вопрос о книге».

Новое издание в детской серии «Книжников» — ответ на этот вопрос. Книга, в которой по максимуму сохранен изобразительный ряд фильма, но также добавлено слово: шесть сюжетов расписаны и детализированы в бодрых ритмичных стихах Татьяны Риздвенко. Автор, на мой взгляд, оказался на высоте художественной задачи, даже при том, что задача носила особый характер в связи с изобразительным рядом. Изначально было задумано, что первичен все‑таки зрительный образ, а текст лишь сдержанно, единым размером — чередование четырехстопных ямбов с трехстопными, типа «я поведу тебя в музей, сказала мне сестра» — комментирует происходящее. Даже восполняя иллюстрацию, текст не спорит с картинкой, а служит ее логическим и эстетическим продолжением.

Козы, поднявшие медведей на рога, пришли из мидраша про рава Ханину и его эмоциональный скандал с соседями. Побежденную змею, наводившую страх на всю округу, несет все тот же рав Ханина из другого мидраша. А тут и третий мидраш все про того же рава Ханину, и в нем тоже участвуют козы, а заодно куры, заодно люди, с которыми рав имеет дело. Историю о двухголовом человеке многие читатели, даже маленькие, уже слышали, но теперь узнают живописные подробности. То же самое можно сказать об историях с хамелеоном и фениксом в ковчеге Ноаха и о сне (точно ли это был сон?..) Яакова про лестницу: именно эта лестница фигурирует в названии книги.

Наряду с художником и поэтом у книги есть еще один создатель — дизайнер Мария Сулейменова, исследователь «коллабораций между различными областями дизайна и искусства». И мы видим как раз успешный пример такой коллаборации, когда иллюстрация, текст и дизайн составляют единство. Вряд ли об этом задумаются дети, хотя наверняка почувствуют, потому что замечательное художественное мастерство, единство замысла и его творческую реализацию оценят читатели любого возраста.

Книгу «Куда ведет лестница?» можно приобрести на сайте издательства «Книжники»

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Сии суть слова

Танах ведь не чудесная сказка с привычной победой добра над злом и не ходульная мудрость с демонстративным глубокомыслием. Это рассказ о страданиях и поражениях, об ошибках и искуплениях, о похоти и властолюбии, о смерти, наконец, не говоря уже о множестве непонятных заповедей, которые евреи радостно принимают и исполняют, раз таков завет — договор со Всевышним. Говорить обо всем этом с детьми невероятно сложно.

Рассказы рассказчика рассказов

Сол Беллоу принадлежал к поколению, младшему относительно «великих» Фолкнера, Хемингуэя и остальных, но ровней ему были они, а не сверстники, даже самые выдающиеся. Он знал о людях больше других, больше того, что, мы считаем, отпущено человеку, Он видел жизнь и как один из живущих, ну пусть догадливее, проницательнее, глубже других, но минутами и как словно бы высшее существо, способное взглянуть на нее сверху. Не претендуя из-за этого на исключительность, а, наоборот, тем более сознавая свою принадлежность к обыкновенным.