Интервью

Давид Юсимов: «В донецкую синагогу приходят те же евреи, что и раньше»

Беседу ведет Семен Чарный 13 декабря 2017
Поделиться

После начала противостояния на юго‑востоке Украины крупнейшая в регионе еврейская община Донецка, насчитывавшая более 15000 человек, раскололась. Главный раввин региона Пинхас Вышедский уехал в Киев, с ним вместе уехало какое‑то количество людей, так была основана «Еврейская община Донецка» в изгнании. А часть членов общины осталась в Донецке, ставшем центром непризнанной Донецкой народной республики. «Лехаим» не раз уже обращался к этой теме в своих публикациях (см. Андрей Бабицкий. Евреи еще одной войны и Евреи Донбасса. Война и мир. Беседу ведет Александр Файнштейн). О том, как живет сегодня еврейская община Донецка, корреспонденту «Лехаима» рассказал член общины, руководитель «Хевра Кадиша» Давид Юсимов.

Синагога Донецка. Сентябрь 2017

Семен Чарный
В интервью одному из украинских СМИ в марте 2017 года раввин Вышедский говорит, что сейчас в Донецке из евреев остались в основном старики и ухаживающие за ними родственники. Действительно ли дело обстоит именно так?

Давид Юсимов
Это очень красивая картинка: «все, кто мог, — уехали, остались только те, кто уехать не может». Но она больше соответствует ожиданиям украинских СМИ, — рисующих ситуацию в городе как ужасающую, откуда все нормальные люди бегут, — нежели действительности. Реальная жизнь намного сложнее. Когда в 2014 году началась паника в связи с военными действиями, люди действительно испытывали огромный страх за свою жизнь и жизнь детей и стали выезжать. Уезжали в первую очередь те, кто прочно ассоциировал себя с киевской властью (при этом их родственники до сих пор спокойно живут в Донецке), а также люди, для которых оставшееся в Донецке имущество было лишь одним из «активов», наряду, например, с домом на Кипре или в других странах. Те же, для кого нажитое имущество было по‑настоящему значимым, остались. В синагогу приходят люди разных политических взглядов, но не стоит путать дом молитвы с политической ареной. Главное — это внутренний настрой людей. Да, больно, да, все приходится пропускать через себя, но здесь очень много тех, кто нуждается в ободрении и поддержке. Кроме того, многие возвращаются в Донецк, намыкавшись по съемным квартирам. Ведь при одном только слове «Донецк» риэлторы автоматически повышали цену, и получалась настолько значительная сумма, что выплачивать ее люди были не в состоянии. А в Донецке сейчас постепенно восстанавливается нормальная жизнь, появляются рабочие места — это нередко становится стимулом для возвращения.

«Колель Тора» Донецка. Декабрь 2017

СЧ
Что представляет собой община в настоящий момент?

ДЮ
По моим оценкам, сейчас в Донецке живет 3‑5 тысяч евреев, причем это не только старики, но и представители среднего возраста и молодежь. В шабат, как и раньше, в синагогу приходит 80‑100 человек, и часто это те же люди, что приходили 3‑5 лет назад. Помимо синагоги, работает школа, общинный центр, еврейское кладбище. Действует программа STARS, где занимаются 35 человек, «Колель Тора», программа «Ener Jew». Правда, временные рамки у нас нередко поджимают: есть праздники, на которые нужно и в 12 ночи прийти в синагогу, а из‑за комендантского часа мы откладываем на утро или сдвигаем на более ранний срок, потому что люди, конечно же, боятся. В обычный день, когда молитва начинается в шесть часов вечера, тоже многие опасаются приходить, потому что непонятно, как потом возвращаться домой и что будет. Тем более, если это люди, живущие в Киевском, Куйбышевском, Петровском районах (наиболее страдающие от обстрелов районы города. — С.Ч.).

Шабатон в молодежном клубе «Ener Jew». Донецк. 8–10 декабря 2017

СЧ
Сталкивается ли община с проявлениями антисемитизма?

ДЮ
Абсолютно нет. Власти, наоборот, настроены дружественно. Когда в 2014 году неизвестные раскидали по улицам города антисемитские листовки, тогдашний глава ДНР Денис Пушилин лично приезжал в общину с извинениями. Даже убийство бизнесмена и мецената Георгия Зильберборда, да будет благословенна его память, произошедшее 30 августа 2014 года, было совершено не на почве антисемитизма. Я был на всех заседаниях суда над этими мародерами. Их, всех троих, приговорили к пожизненному заключению. Местные «силовики» спрашивают, не надо ли чем‑то помочь. Мэр Донецка присутствовал на церемонии начала учебного года в еврейской школе «Ор Менахем» — единственной национальной школе в Донецке.

ШАБАТОН В МОЛОДЕЖНОМ КЛУБЕ «ENER JEW». ДОНЕЦК. 8–10 ДЕКАБРЯ 2017

СЧ
С какими проблемами сейчас сталкивается община?

ДЮ
Прежде всего это финансовая проблема. К сожалению, многие спонсоры ошибочно считают, что община Донецка — исключительно та, которая находится в Киеве. Да, благодаря раввину Вышедскому поддерживается обслуживание зданий нашей синагоги и общинного центра, но этого недостаточно. Еврейское кладбище находится в плачевном состоянии. Возможность помощи от других украинских общин полностью отрезана — за любую такую помощь СБУ возбуждает дело о «сотрудничестве с сепаратистами». Следует отметить поддержку Федерации еврейских общин России, президентом которой является Александр Моисеевич Борода: нам выделили 100 ханукальных наборов, которые принесут больше света в этот мир. Мы благодарны за помощь ФЕОР, но понимаем, что возможности этой организации, которой нужно поддерживать сотни российских общин, не безграничны. Из‑за ложного представления о том, что жизнь в общине едва теплится, наших ребят практически не приглашают на мероприятия различных молодежных программ, несмотря на их огромное желание. Между тем, мы хотим доказать миру, что еврейская жизнь в Донецке была, есть и будет.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Сто лет донецкого Кантера

У Блока есть стихи о Юзовке — “Новая Америка”. Обязательный и очень близкий мне элемент донецкой культуры, который зародился еще в те времена: здесь никогда никого не интересовала твоя национальность, твое происхождение, кто откуда. На этой основе сложилось общество, которое можно назвать своеобразным братством. Отсюда особый тип дружбы с высоким уровнем взаимопомощи и ответственности. Но у такого товарищества была и другая сторона.