Проверено временем

Голда Меир – первый посол Израиля в СССР

Предисловие и публикация архивных документов  Геннадий Костырченко 6 декабря 2017
Поделиться

Через четыре дня после того как 14 мая 1948 года было провозглашено образование Государства Израиль, Советский Союз, как известно, признал его де-юре. Этот дружественный жест Москвы был жизненно важен для новорожденного государства, которое уже четвертый день как находилось в состоянии войны со своими соседями – странами Арабской лиги: Египтом, Сирией, Ливаном, Трансиорданией, Ираком, Саудовской Аравией, Йеменом, – и египетские «спитфайеры» уже вовсю бомбили Тель-Авив. Москва «при всем сочувствии к национально-освободительному движению арабских народов» не только официально осудила тогда эту агрессию, но и через восточноевропейских сателлитов форсировала поставки оружия и боеприпасов Израилю. Параллельно Сталин дал указание Комитету информации обеспечить с помощью тайных операций поддержку интересов СССР на Ближнем Востоке, где под прикрытием еврейского эмиграционного потока из восточноевропейских стран развертывалась советская агентурная сеть РГАСПИ. – Ф. 82. – Оп. 2. – Д. 1362. – Л. 132-135; Мурашко Г.П. Дело Сланского // Вопросы истории. – 1997. – № 3. – С. 15; Эндрю К., Гордиевский О. КГБ: история внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. – М.: Nota Bene, 1992. – С. 419,420; Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. – М.: ТОО «Гея», 1996. – С. 344,345; Грин С. Делая выбор. – М., 1985. – С. 60-63; Советско-израильские отношения. Сборник документов. В 2-х тт. / МИД РФ, МИД Израиля. – Т. 1. 1941-1953. – Кн. 1. 1941- май 1949. – М.: Международные отношения, 2000. – С. 337. ».

Поток оружия из Восточной Европы в Израиль был столь значителен, что Вашингтон даже выступил с нотой протеста, обвинив Чехословакию в нарушении условий еврейско-арабского перемирия, установленного Советом Безопасности ООН 11 июня 1948 года. Однако коммунистический мир не отказался от военной помощи молодому государству в надежде привлечь его на свою сторону Правда. – 1948. – 29 мая; Независимая газета. – 1998. – 11 апр. .

Приветствуя 17 августа вновь назначенного советского посланника, премьер-министр Израиля Бен-Гурион заявил, что израильская армия получила значительное количество оружия из Чехословакии и Югославии, в том числе артиллерию, которой у нее прежде не было совсем. Даже писатель А. Кёстлер, выпустивший в 1940 году антисоветский роман «Слепящая тьма», вынужден был признать, что «эти транспорты вызвали среди евреев чувство благодарности к Советскому Союзу, а бевинская Бевин, Эрнест – министр иностранных дел Великобритании в 1945-1951 годах, проводивший жесткий антиеврейский внешнеполитический курс на Ближнем Востоке.  политика пошатнула веру в западные демократии РГАСПИ. – Ф. 17. – Оп. 128. – Д. 446. – Л. 20; Советско-израильские отношения. – Т. 1. – Кн. 1. – С. 349. ».

Одновременно в советских дипломатических кругах изучался вопрос о путях примирения Израиля с арабским миром. Интересно, что постоянный представитель Украины в Совете Безопасности ООН Д.З. Мануильский предлагал осенью 1948 года даже переселить палестинских арабов-беженцев (свыше 500 тыс. человек) в советскую Среднюю Азию и создать там арабскую союзную республику или автономную область Там же. – Оп. 118. – Д. 797. – Л. 102. .

Голда Меир, посол Израиля в СССР, при вручении верительных грамот. Кремль. 10 сентября 1948 года.

Однако вскоре Сталину пришлось убедиться, что его политика поддержки Израиля провоцирует рост национального самосознания советских евреев, вдруг почувствовавших ответственность за свободу и независимость далекой прародины. Своего пика эти настроения достигли в первые недели осени 1948 года, что было связано с прибытием 3 сентября в Москву первого дипломатического представителя Израиля в лице Голды Мейерсон (с 1956 года – Г. Меир). Родилась она в 1898 году в Киеве. Спустя пять лет ее отец, Моше Мабович, отправился в «золотую страну» – Америку с надеждой разбогатеть. На заработанные им деньги его семья, остававшаяся в России, смогла в 1906 году выехать в США. Там через несколько лет юная Голда включилась в сионистское движение, что предопределило ее переезд в 1921 году в Палестину. В 30-е годы она занимала руководящие посты в еврейских профсоюзах, а после войны, будучи одним из лидеров социал-демократической партии МАПАЙ, возглавила политический департамент исполкома Еврейского агентства для Палестины. Интересно, что когда в июне 1948-го стало известно о решении Тель-Авива направить Меир в Москву, заместитель министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинский обратился к Абакумову с просьбой выяснить «не имеется ли каких-либо препятствий к допуску ее в СССР в качестве посланника Израиля». Тогда Лубянка дала указание украинским чекистам выявить по синагогальным книгам и другим архивным документам все факты, связанные с жизнью в Российской империи семьи и родственников будущего израильского посланника. Однако поиски в киевских архивах данных о «Мейерсон Голде Мойшевне» закончились безрезультатно.

Свой вклад в сбор материалов для персонального досье на членов первой израильской дипломатической миссии в Москве внесла и советская внешняя разведка в лице Комитета информации. 8 сентября 1948 года по сведениям, полученным от первого советского резидента в Тель-Авиве В.И. Вертипороха В годы второй мировой войны Вертипорох возглавлял советскую резидентуру в Иране, отвечал за обеспечение безопасности на встрече «большой тройки» в Тегеране. Из Израиля был отозван в 1953 году. , первый заместитель председателя этого комитета П.В. Федотов представил Абакумову аналитические характеристики на Меир, советника миссии Намира, военного атташе Ратнера и других израильских дипломатических представителей в Москве.

В качестве чрезвычайного посланника и полномочного министра государства Израиль Г. Меир 7 сентября была принята Молотовым, а спустя три дня вручила верительные грамоты в Кремле заместителю председателя Президиума Верховного Совета СССР И.А. Власову. Однако, будучи профессиональным политическим пропагандистом, она придавала неформальному общению с советским еврейством куда большее значение, чем этим и другим протокольным мероприятиям. Уже 11 сентября, то есть в первую субботу своего пребывания в советской столице, Меир посетила хоральную синагогу, где от нее в торжественной обстановке были приняты привезенный из Израиля свиток Торы и благодарственное пожертвование за теплый прием в сумме 3500 рублей. Как докладывал потом Молотову председатель Совета по делам религиозных культов И.В. Полянский, далее события развивались следующим образом:

«…По просьбе советника посольства г-на Намира мужчины – члены посольства были приглашены к чтению Торы, а посол г-жа Мейерсон, находившаяся, как этого требует религиозная традиция, во время чтения молитвы на “женской половине” (на хорах), по окончании ее сошла в главный зал, подошла к раввину, церемонно поклонилась ему, произнесла на древнееврейском языке приветствие и заплакала» Советско-израильские отношения. – Т. 1. – Кн. 1. – С. 399. .

В московской синагоге Меир потом была неоднократно. Особенно массовым столпотворением был отмечен ее приезд туда 4 октября 1948 года. В тот день в московской хоральной синагоге началось празднование еврейского Нового года (Рош а-Шона). По такому знаменательному случаю туда прибыли израильские дипломаты во главе с Меир. Это посещение неожиданно вылилось во внушительную демонстрацию еврейского национального единства. Израильского посланника встречали как новоявленного мессию, некоторые люди в экстазе даже целовали край одежды Меир. По «приблизительному подсчету» чиновника из Совета по делам религиозных культов, в этом б-гослужении, по сути ставшем празднованием возрождения еврейской государственности, участвовало до 10 000 человек, многие из которых не поместились в здании синагоги. Нечто подобное имело место и 13 октября, когда Меир посетила синагогу по случаю праздника Судного дня (Йом Кипур). В тот день раввин С.М. Шлифер так прочувственно произнес молитву «На следующий год – в Иерусалиме», что вызвал прилив бурного энтузиазма у молящихся. Эта сакральная фраза, превратившись в своеобразный лозунг, была подхвачена огромной толпой, которая, дождавшись у синагоги окончания службы, двинулась вслед за Меир и сопровождавшими ее израильскими дипломатами, решившими пройтись пешком до резиденции в гостинице «Метрополь». Подобных массовых несанкционированных сверху демонстраций Москва не знала с осени 1927 года, когда на ее улицы и площади вышли троцкисты и другие оппозиционеры, протестовавшие против установления единовластия Сталина в партии и стране.

Особое недовольство вождя вызвала помимо прочего доложенная ему информация о теплой и продолжительной беседе Жемчужиной с Г. Меир на приеме по случаю 31-й годовщины Октябрьской революции, который для аккредитованных в Москве иностранных дипломатов устроил руководитель МИД Молотов, предложивший израильскому посланнику выпить рюмку водки. Обе дамы говорили на идише. Объясняя собеседнице свое хорошее знание этого языка, Жемчужина с гордостью сказала: «Их бин а идише тохтер» («Я – еврейская дочь»). Затем она одобрительно отозвалась о посещении Меир синагоги. На прощанье жена министра со слезами на глазах пожелала благополучия народу Израиля, добавив, что если ему будет хорошо, то будет хорошо евреям и в остальном мире Меир Г. Моя жизнь. – Кн. 2. – С.281,282; Советско-израильские отношения. – Т. 1. – Кн. 1. – С. 427; Советские евреи пишут Илье Эренбургу. 1943-1966 /Ред. М. Альтшулер/, И. Арад, Ш. Краковский. – Иерусалим, 1993 – С. 350. .

Сталин не мог не быть обеспокоенным тем, что в глазах советских евреев Меир, этот проамерикански настроенный политик, превратилась в некую почти харизматическую личность, провозвестницу грядущего исхода в Землю обетованную. Наглядным свидетельством того, что глава израильской миссии в СССР пришлась не ко двору в советской столице, стал инцидент, отнюдь не случайно спровоцированный Эренбургом на одном из дипломатических раутов. Произошел он в ноябре 1948 года на приеме в посольстве Чехословакии. К присутствовавшей на нем Меир подошел английский журналист Р. Паркер и спросил, не хотела бы она познакомиться с находившимся там же Эренбургом. Получив утвердительный ответ, журналист растворился в толпе, чтобы через некоторое время возвратиться со знаменитым советским писателем. Как писала потом Г. Меир, Эренбург «был совершенно пьян… и… держался агрессивно». Поприветствовав ее и выяснив, что та не владеет русским, он грубо и нарочито громко заявил, что ненавидит евреев, родившихся в России, которые говорят только по-английски. Думается, что на самом деле Эренбург был не столько пьян, сколько намеренно разыграл скандальную сцену, руководствуясь тем трезвым расчетом, что о произошедшем во всех деталях будет доложено наверх, благо при сем присутствовал Паркер, которого в среде аккредитованных в Москве западных журналистов подозревали в тайном сотрудничестве с советскими спецслужбами. В пользу такой версии говорит и то, что, появившись вскоре в албанском посольстве, Эренбург, так же играя на публику, сначала во всеуслышание прочитал нотацию кинорежиссеру М.С. Донскому, заикнувшемуся о возможности ограниченной эмиграции советских евреев в Израиль, а затем «по-дружески» предупредил находившегося там же представителя посольства Израиля М. Намира о нежелательных для его государства последствиях, если оно не пожелает «оставить евреев СССР в покое и не откажется от попыток соблазнить их сионизмом и эмиграцией». После этого разговора израильский дипломат в своем донесении в Тель-Авив предположил, что «беспомощные колебания» Эренбурга между чувством, что его долг поддержать Израиль, и страхом, что сионистские идеи завоюют сердца советских евреев, отражают в какой-то мере настроения советских властей. А эти власти не очень-то и скрывали свое негативное отношение к Меир, которая очень скоро осознала всю деликатность своего положения. Ибо 29 марта 1949 года на стол Сталина легла следующая информация «органов»: Меир объявила о своем скором отъезде из Советского Союза; при этом она сожалела о том, что, если с американскими евреями и правительством США дружеские связи (с получением финансовой помощи) будут развиваться и дальше, то «со стороны Советского Союза это невозможно: ни финансовая помощь, ни переселение». Такое заявление было равносильно признанию неудачи миссии первого израильского посланника в СССР. 18 апреля, накануне своего отъезда в Израиль, где Меир собирались вручить портфель министра труда в новом правительстве, она, передав полномочия временному поверенному в делах своей страны М. Намиру, собрала последнюю пресс-конференцию.

На ней, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре, она, исполняя долг вежливости в отношении страны, которую покидала, сказала:

«Я многому научилась здесь и считаю свое пребывание здесь одним из величайших опытов моей жизни».

 

 

 

Документ № 1

 

Заместитель министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинский – министру государственной безопасности СССР В.С. Абакумову.
Резолюции: Питовранову*. Срочно ответ. В. Абакумов,
23 июня.
Шубнякову**. Ответ 24 июня. Е. Питовранов, 23 июня.
СЕКРЕТНО. Экз. №1
СССР
Министерство
Иностранных Дел
Отдел СТРАН БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА
«22» июня 1948 года
№ 594/ОБСВ

МИНИСТРУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР

тов. АБАКУМОВУ В.С.

Правительство Израиля просит согласия Советского Правительства на назначение посланником Израиля в СССР Голды Мейерсон. Представитель Израиля в Вашингтоне Эпштейн сообщил о ней следующие данные:

Голда Мейерсон, 50 лет. Прибыла в Палестину из США в 1921 году. В 1925 году была избрана членом Исполкома Федерации Еврейских рабочих в Палестине. В этом качестве Мейерсон неоднократно выезжала с различными миссиями за границу. В 1946 году она была избрана мировым сионистским конгрессом в члены Исполкома Еврейского агентства для Палестины и возглавляла политический департамент Агентства в Иерусалиме. В настоящее время, по поручению Временного Совета правительства Израиль, членом которого она является, Мейерсон находится со специальной миссией в США.

Прошу сообщить МИДу СССР, что вам известно о Мейерсон и не имеется ли каких-либо препятствий к допуску ее в СССР в качестве посланника Израиля.

 

Заместитель министра иностранных

дел Союза ССР                /А. Вышинский/

* Питовранов Е.П. – начальник 2-го главного (контрразведывательного) управления МГБ СССР.

** Шубняков Ф.Г. – начальник 2-А отдела 2 ГУ МГБ СССР.

 

Документ № 2

 

Министр государственной безопасности В.С. Абакумов – заместителю министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинскому.
Экз. № 3
Копия
СОВ. СЕКРЕТНО
Министерство
Иностранных Дел
товарищу
ВЫШИНСКОМУ А.Я.
26 июня 1948 года

А-1841

 

МГБ СССР располагает в отношении Голды МЕЙЕРСОН следующими сведениями:

Голда МЕЙЕРСОН – член палестинской партии «Мапай» и является одним из ее руководителей. В 1946 году была участницей 22-го Всемирного сионистского конгресса в Базеле, где выступала с обвинением политики английского правительства по еврейскому вопросу. На этом же конгрессе Голда МЕЙЕРСОН была избрана членом исполнительного комитета Всемирного сионистского конгресса и вторым руководителем политического отдела еврейского агентства.

В 1948 году на специальной сессии главного совета по созданию правительственного органа для еврейского государства МЕЙЕРСОН была избрана членом исполнительного комитета еврейского агентства для Палестины.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ:   Выступление МЕЙЕРСОН на 22-м Всемирном сионистском конгрессе.
АБАКУМОВ.
адресату
секр. МГБ СССР
исп. т. Шубняков
Отдел 2-А 2 Гл. Упр.
исп. Хейман
№ 149
25.VI

 

Документ № 3

 

 

Первый заместитель председателя Комитета информации при Совете Министров СССР
П.В. Федотов – министру государственной безопасности СССР В.С. Абакумову.
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Товарищу
АБАКУМОВУ В.С.

 

По сведениям, полученным из Тель-Авива, в состав миссии Израиля в Москве, за исключением торгового атташе БЕЖЕРАНА, все ответственные сотрудники набраны из числа членов правительственной партии «МАПАЙ».

1. Посланник Миссии – МЕЕРСОН ГОЛЬДА МОЙШЕВНА, 1898 г. рождения, уроженка г. Киева, большую часть жизни провела в США, где получила свое образование. Убежденная сионистка с большим стажем практической работы. Не знает русского языка.
2. Советник миссии – НАМИР (он же НЕМИРОВСКИЙ) МОРДЕХАЙ ИЦХАКОВИЧ, бывший руководитель правых сионистов – социалистов в г. Одессе. В Советском Союзе подвергался репрессиям, настроен антисоветски. В Палестине с 1928-1930 гг.

ГОЛЬДА МЕЕРСОН и НАМИР имеют персональное задание от руководства партии «МАПАЙ» – «наладить контакт с евреями в Советском Союзе и найти путь для включения их в активную общесионистскую деятельность».

3. Военный атташе – РАТНЕР ИОХАНАН, 1891 г. рождения, уроженец г. Одессы, профессор архитектуры. Бывший солдат Третьего Самарского гренадерского полка Московской дивизии в царской армии.

В Палестине находится 29 лет, из них 20 лет служит в еврейской военизированной организации «ХАГАНА». Последнее время занимал пост начальника планового отдела генерального штаба армии Израиля. Имеет звание полковника генерального штаба.

Назначение РАТНЕРА в Москву связано якобы с необходимостью «максимально точно и квалифицировано обрисовать истинное военно-стратегическое положение Израиля непосредственно перед Советским правительством. Характеризуется положительно.

4. Второй секретарь миссии – ЛЯПИД ЛЕВ ГАВРИЕЛЕВИЧ (он же ЛЮБИЧ АРИ – сменил имя и фамилию по указанию ШЕРТОКА перед отъездом в СССР), 1916 г. рождения, уроженец г. Гродно. Во время мандата служил интендантом в английской армии в Палестине в чине капитана.

В продолжении нескольких лет находился в рядах «ХАГАНЫ», затем перешел в генеральный штаб армии Израиля. Перед уходом в МИД получил звание майора генерального штаба. Был в Англии, Италии и Египте. Владеет еврейским, английским, немецким, арабским и русским языками.

5. Торговый атташе – БЕЖЕРАН МОШЕ МИХАЙЛОВИЧ, 1902 г. рождения, уроженец Пловдива. Беспартийный, близок к кругам партии «МАПАЙ», крупный владелец заводов фруктовых соков и апельсиновых рощ.

По тем же данным, во время комплектования миссии в СССР между сионистскими партиями «МАПАЙ» и «МАПАМ» произошли разногласия в отношении назначения кандидатур.

Партия «МАПАМ» настойчиво добивалась включения в состав миссии своих представителей, рассчитывая этим усилить свое влияние среди населения. Однако из-за противодействия руководства партии «МАПАЙ» эта их попытка окончилась безрезультатно, в связи, с чем в настоящее время между этими партиями происходит полемика в прессе.

 

П. ФЕДОТОВ
«8» СЕНТЯБРЯ 1948 Г.
№ 3156/Ф

Разослано:
Экз. 1 – тов. Абакумову В.С.,
Экз. 2 – тов. Вышинскому А.Я.,
Экз. 3 – тов. Зорину В.А.

 

Документ № 4

 

Изложение беседы посла Польши в Москве М. Нашковского с посланником Израиля Г. Меир.
Совершенно секретно
Перевод с польского

СЛУЖЕБНЫЕ ЗАМЕТКИ

Из разговора посла НАШКОВСКОГО с послом государства Израиль – госпожой МЕЕРСОН Голдой, имевшего место 16.IX.48. в здании польского посольства во время 1-го визита госпожи МЕЕРСОН. При разговоре присутствовал второй секретарь польского посольства г-н Леонард ПОГОРИЛЕС.

Разговор касался:

1) Персональных данных.

2) Внутреннего положения и внешней политики государства Израиль.

Персональные данные.

Госпожа Меерсон рассказывает о себе, что родилась она в Киеве. Отец ее в 1903 году эмигрировал в Америку, она же вместе с матерью и сестрой переехали в Пинск. В 1907 году вся семья выехала к отцу в Соединенные Штаты.

Госпожа Меерсон говорит, что ее сестра принимала участие в революционном движении и у них дома в США до Октябрьской революции бывали русские революционные деятели.

В 1921 году госпожа Меерсон выехала (вместе с сестрой) в Палестину и там проживала.

Принимая деятельное участие в сионистском рабочем движении, госпожа Меерсон много и часто путешествовала. Между прочим, г-жа Меерсон была два раза в Польше. Первый раз в 1938 году. Она посетила тогда Варшаву и Лодзь, а также лагери сельских работ, в которых сионистская молодежь готовилась в отъезду в Палестину. Второй раз госпожа Меерсон была в Варшаве проездом из Тель-Авива в Швейцарию, куда она ехала на конгресс сионистской партии (за три недели перед началом войны). Госпожа Меерсон производит впечатление человека, разбирающегося в политике и опытного деятеля.

2.Положение и внешняя политика государства Израиль.

В ходе беседы, отвечая на ряд вопросов, госпожа Меерсон сказала следующее:

Главной опасностью для еврейского государства является политика министерства иностранных дел Англии. Тайной полишинеля является факт, что если бы не Англия, то не было бы войны в Палестине. Министерство иностранных дел Англии оказывает большое влияние на Государственный Департамент США в палестинском вопросе. Отсюда и неравномерность американской политики. Правительство Израиля понимает, что возможно после выборов Государственный Департамент под влиянием Министерства иностранных дел Англии перейдет на английскую позицию в этом вопросе. Хотя это и беспокоит правительство Израиль, однако, в настоящий момент это не главная опасность – главной опасностью является Англия, тем более что сессия ООН состоится перед выборами президента в США. Кроме того, 5 миллионов американских евреев в будущем не могут не повлиять на политику США. Внешняя политика правительства Израиль исходит из действительного положения вещей. Государство Израиль – является маленьким государством и не может оказывать влияние на ход крупных событий в мире. Безусловно, правительство Израиль заинтересовано, чтобы во всем мире был мир и поддерживает демократические силы.

На ближайшей сессии ООН должен окончательно решиться палестинский вопрос. Ситуация, которая создалась в настоящее время в Палестине в политическом и экономическом отношении отражается на гос. Израиль и, само собой разумеется, что долго так продолжаться не может.

Если ООН не примет решения о выводе из Палестины войск Египта, Сирии и др., то еврейские вооруженные силы сами выбросят эти войска оттуда.

Возникновение еврейских вооруженных сил относится к 1905 г. Тогда в условиях турецкой политики террора и истребления возникли нелегальные отряды ХАГАНЫ, которые просуществовали до 1917 года. В 1917 году евреи доверчиво встретили англичан, приняли их за избавителей – приняли декларацию ВАЛЬФУРА, как декларацию преследующую хорошие цели и сложили оружие. Но уже в 1920 году, когда арабы при поддержке английских властей стали проводить вооруженные нападения на еврейские селения, – евреям стало ясно кто руководит террористическим движением арабов, направленным против евреев. И в 1921 году вновь создаются нелегальные отряды ХАГАНЫ, которые в настоящее время являются основным источником вооруженных сил гос. Израиль. Кроме того, во время второй мировой войны, когда германские войска подходили к границам Египта, – английские офицеры обучали еврейскую молодежь (парней и девушек в возрасте 17 лет) к диверсионной и партизанской борьбе. Это обучение вопреки интересам англичан очень пригодилось теперь. Затем в войсках гос. Израиль находится большое количество бывших еврейских партизан из Европы, закаленных в борьбе с гитлеризмом, не говоря уже о 30-тысячном еврейском легионе, который прошел боевую практику в английских войсках во время последней войны. Поэтому евреи уверены, что сумеют собственными силами выбросить из Палестины египтян и сирийцев.

Лучшей арабской армией считается трансиорданский легион (в сущности английский). Доказательством того, что оценка еврейских сил является реальной – свидетельствует факт, что в первые дни после 15 мая с.г., несмотря на техническое превосходство арабов (так как в нелегальных условиях евреи не могли иметь самолетов, танков и тяжелой артиллерии, а у арабов все это было) – евреи не только не сдали своих позиций, но даже заняли некоторые местности по другую сторону гос. Израиль. Большую роль играет моральное состояние еврейской армии. Евреи понимают, что для них вопрос победы означает существование или ликвидация гос. Израиль. Египетский же солдат не знает, за что он борется. Говоря о населении Палестины, госпожа Меерсон уверяет, что элемент польских евреев (в процентном отношении самый многочисленный, по ее мнению) – является наиболее работоспособным элементом.

Посол польской республики
в Москве – Мариан Нашковский.

 

Документ № 5

 

Заместитель начальника 2 управления МГБ Украины Ковалев – заместителю начальника отдела 2-З 2 главного управления МГБ СССР Тарасову.
Сов. Секретно
УССР
Министерство Государственной Безопасности
7 отделение
16 сентября 1948 г.
№ 2/1632
Зам. Начальника отдела 2-3
2 Главного Управления МГБ СССР –
Полковнику тов. ТАРАСОВУ
г. Москва

Сообщаю, что Мейерсон Голда, по оперативным учетам МГБ и МВД УССР, а также по учетам архивного управления МВД УССР не проходит.

По данным 1 Управления МГБ УССР известно, что Меерсон Голда являлась генеральным секретарем объединения еврейских трудящихся в Палестине и директором политического отдела исполнительного комитета еврейского агентства в Иерусалиме.

В декабре 1947 г. Меерсон Голда возглавляла делегацию палестинских евреев, принимающих участие в работе 22 Всемирного конгресса сионистов в Базеле.

Прошу сообщить год рождения, время и место регистрации брака Г. Мейерсон, чтобы мы имели возможность проверить ее по записям книг киевских синагог.

Зам. нач. 2 Управления МГБ УССР
Подполковник           (КОВАЛЕВ)

 

Документ № 6

 

Исполняющий обязанности начальника 2 управления МГБ УССР Хает – заместителю начальника отдела 2-З 2 главного управления МГБ СССР Ляпунову.
Сов. Секретно
УССР
Министерство Государственной Безопасности
7 отделение
ноября 1948 г.
№ 2/1632
Зам. Начальника отдела 2-3
2 Главного Управления МГБ СССР
Полковнику тов. ЛЯПУНОВУ
г. Москва

Сообщаю, что по записям книг киевских синагог Меерсон Голда Мойшевна, 1898 года рождения – не значится.

По записям указанных книг, относящимся к 1897-99 гг. проходят:

1. Голда, 13 ноября 1898 года рождения, уроженка г. Киева.

Ее отец – ШАПИРО Менахем Ицкович, земледелец Киевской губернии, Васильковского уезда, Веприковской волости, Кадлубицкой колонии, мать – Гудля Гершовна ЗЕЛЬДИЧ

2. Голда, 1899 года рождения, уроженка г. Киева, родителями которой являются отец КРАСИЛЬЩИК Элья-Моисей Лейзерович, мещанин запасного нижнего чина, Черниговской губернии, г. Кролевца, мать – ЛИПКИНА Рива Давыдовна

3. Голда, 21 ноября 1899 года рождения, уроженка г. Киева, отец которой мещанин, Киевской губернии и уезда, Бородянского общества ЖУК Мошко – Нута Овсеевич, мать – Ципора

4. Голда-Сара, 19 ноября 1897 года рождения, уроженка г. Киева.

Ее родителями являются: отец – КЛИГМАН Мойше-Иовель Зейдович, мать Ципра Малка.

Определить, кто из указанных лиц может являться Голдой Меерсон не представляется возможным, поэтому просим дополнительно сообщить нам хотя бы минимум биографических данных последней.

И.о. Нач. 2 Управления МГБ УССР
Подполковник                  (ХАЕТ)

 

Документ № 7

 

Резидент советской внешней разведки в Италии Гукасов –
начальнику 2 главного управления МГБ СССР Е.П. Питовранову.
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
МГБ СССР
тов. ПИТОВРАНОВУ Е.П.

Израильская посланница в Москве Гольда Меерсон проездом из Москвы в Тель-Авив 4 января с.г. остановилась в Риме и в тот же день для узкого круга работников «Джойнта» и других еврейских организаций устроила пресс-конференцию, где присутствовало 40 человек.

На этой конференции Меерсон выступила в антисоветском духе о советско-израильских отношениях и о жизни в Советском Союзе.

ГУКАСОВ
24 января 1949 г.
№ ф/222
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
Перевод с английского

ОБЗОР Выступления в Риме посланника Израиля в Москве МЕЕРСОН о советско-израильских отношениях и о положении евреев в Советском Союзе

Гольда Меерсон, посланник государства Израиль в Москве, 4 января, по пути из Тель-Авива в СССР, была в Риме. Вечером того же дня она встретилась в Консульстве государства Израиль в Риме с небольшим числом представителей Израиля в Италии и разговаривала с ними больше часа, главным образом отвечая на поставленные вопросы.

На первый вопрос, заданный ей одним из представителей, членом партии МАПАМ, что нового она привезла из Советского Союза, Меерсон ответила: «я была уверена, что вас скорее будет интересовать вопрос о Палестине». Затем она начала говорить о военном положении в Негеве. Касаясь военных действий, она ничего не сказала нового из того, что уже известно народу из сообщений прессы. Тем не менее, касаясь политического фона войны в Израиле, Меерсон остановилась на нескольких важных моментах. Несмотря на то, что правительство США послало ультиматум правительству государства Израиль, требуя отзыва еврейских войск из Египта и угрожая дипломатическими санкциями в случае, если это будет осуществлено, Меерсон доказывала твердо и с уверенностью, что подобный шаг со стороны США несовместим с нынешней последовательно просионистской политикой Соединенных Штатов Америки. Она сказала, что Великобритания пыталась вовлечь государство Израиль в запутанную игру между арабскими государствами и Англией, но США не захотели поддерживать это начинание англичан. Она добавила: «Только вы не знаете, на что способна Англия для того, чтобы поставить нас в самое тяжелое положение». Затем Меерсон сказала, что между государством Израиль и Абдулой, королем Трансиордании, еще существует связь и что, возможно, что эта связь будет еще теснее. Она оспаривала мнение о том, что Абдула, безусловно, является английским агентом. Она сказала, что Абдула является сейчас орудием в руках англичан, но что никто не может утверждать, что он не смог бы изменить свою политику, если бы он получал такую же помощь от другой державы.

Меерсон указала также, что существует связь с Ливаном и можно надеяться, что Трансиордания будет оказывать влияние на Ирак с тем, чтобы убедить последний в необходимости мирных переговоров. Было очевидно, что Меерсон создает впечатление у своих слушателей, что война в Палестине скоро придет к концу.

На вопрос, что она может сказать в отношении провала государства Израиль, когда вопрос стоял о его включении в состав ООН, Меерсон ответила, что она не может назвать это «провалом», в то время как другим великим государствам, например Италии, также было отказано в этом. Она делала упор на значение Аргентины и Колумбии, голосующих за прием Израиля, и выразила надежду, что рано или поздно Израиль сам обеспечит себе прием в ООН. Затем Меерсон указала на то, что именно Франция не дает возможности добиться благоприятных для Израиля результатов при голосовании. В связи с этим она напомнила, что президент ТРУМЭН пригласил французского посла в Вашингтоне и просил голосовать в Совете за них. Когда позднее делегация Израиля спросила ШУМАНА, почему Франция не согласилась с предложением США, он ответил, что действительно с такой просьбой они обращались, но у французского правительства создалось впечатление, что этот вопрос не является основным элементом в американской политике.

Что касается вопроса эмиграции в Израиль из Восточной Европы, Меерсон сказала, что в Чехословакии положение в этом отношении вполне удовлетворительно. Что же касается Польши, можно сказать то же самое, однако «Палестаин оффис» в Варшаве был закрыт. Однако, как сообщил ей в Париже посланник Израиля в Варшаве, этот шаг ничего не имел общего с продолжением эмиграции из этой страны в Израиль. В Югославии и Венгрии положение с эмиграцией было благоприятно. Из Болгарии немногие евреи уехали в Израиль. Что касается Румынии, то Меерсон сказала, что там положение очень серьезное и напряженное, и никто не может сказать, что произойдет там позже.

Она сделала упор, однако, на то, что во всех странах Восточной Европы только евреи, эмигрирующие в Израиль, получают паспорта. В заключение Меерсон отметила, что евреи из этих стран должны быть отправлены в Израиль как можно скорее, ибо в обстановке должны произойти изменения.

Меерсон затем выступила против заявлений печати о том, что эмиграция евреев из Советского Союза была допущена в некоторых размерах. Она отметила, что эти заявления ни на чем не основаны. Она сказала присутствующим, что по поводу ее поведения в Москве мнения могут разделиться, однако она может гордиться тем, что в первую же субботу после прибытия в Москву она пошла в синагогу.

Меерсон показала присутствующим ряд фотографий, сделанных ею лично, на которых видна толпа, идущая по направлению к синагоге. К этим фотографиям Меерсон добавила, что визит в синагогу явился для нее большой сионистской демонстрацией советских евреев. Она сказала: «Это замечательные евреи – возможно наилучшие». Около 40 000 евреев приняли участие в демонстрации. Советские власти послали полицию для наведения порядка среди толпы. Энтузиазм был огромен, и прием, оказанный ей и ее коллегам, был чрезвычайно теплым. Советские евреи очень привязались к Израилю и гордятся тем, что их страна оказывает некоторую помощь евреям Палестины и первая признала Израиль. Меерсон напомнила, что синагога является единственным местом сбора для советских евреев, по крайней мере в Москве. Затем она прочитала письмо, полученное ею от одного московского еврея, подписавшего свою фамилию Бен Давид. Письмо было написано по-еврейски и содержало пожелания первому посланнику Израиля в Москве пожелание процветания еврейскому государству. Автор письма делает упор на то, что только советские евреи, граждане единственной свободной страны в мире, смогут понять что такое свобода и независимость. Автор письма подчеркивает также, что сам факт признания Израиля его правительством не является чем-то случайным, а есть следствие глубоких идеологических принципов, на которых построено Советское государство.

На вопрос, что она может сказать в отношении Биробиджана и еврейской эмиграции в этот район, Меерсон ответила, что она там не была, т.к. из-за дальности расстояния между Западом и Востоком, некоторые авиалинии Советского Союза закрыты для иностранцев. Биробиджан, к несчастью, находится на одной из таких линий, и если она не смогла поехать туда, то это объясняется не тем, что Биробиджан является еврейским районом, а тем, что авиалиния закрыта. В отношении еврейской эмиграции в Биробиджан Меерсон иронически заметила, что ее предположения базируются на сообщениях еврейской печати Советского Союза относительно того, что не слишком много евреев туда едет.

Отвечая на другие вопросы, Меерсон сказала, что Еврейскую миссию в Москве посещает очень мало евреев, в столице нет еврейских школ, но что такие школы имеются в Биробиджане, еврейский язык, как предмет, в школах Советского Союза не изучается, еврейский театр в Москве очень плохой, сионисты до сих пор еще находятся в тюрьмах.

В течение всего разговора Меерсон не упоминала о роли Советского Союза в палестинском вопросе и даже не высказала ни одного учтивого слова по отношению СССР, что обычно характерно для дипломатов.

Надо полагать, молчание Меерсон было попыткой дать понять слушателям, что если бы она и высказалась, то это было бы, безусловно нелестным (по адресу СССР).

До сих пор много разговоров об этой беседе. Конфиденциальные сообщения, исходящие из кругов МАПАЙ и МАПАМ, указывают на то, что в сионистских кругах вообще предполагают, что миссия г-жи Меерсон в Москву потерпела полный провал. В частности, в этих кругах указывают, что посещение синагоги явилось серьезной тактической ошибкой со стороны Меерсон. Некоторые сионисты вынесли даже заключение, что статья ЭРЕНБУРГА о сионизме и Израиле* явилась как бы ответом на этот неудачный шаг Меерсон.

Один из членов МАПАЙ, заслуживающий доверия, заявил, что Меерсон в узком кругу своих друзей выражала глубокое недовольство своим назначением в качестве посланника в Москве. Говорят, что она якобы заявила о том, что в Москве она абсолютно изолирована и принадлежит к тем дипломатам, за движением которых следят. Тот же источник, близкий к МАПАЙ заявил, что Меерсон в настоящее время возвращается в Москву только на некоторое время и что затем она вернется обратно, оставив вместо себя НАМИРА, нынешнего советника миссии. Из вполне достоверного источника, принадлежащего к МАПАМ, сообщают, что Гольда Меерсон, будучи недавно в Париже, выразила желание сопровождать ШЕРТОКА**, который предполагал дать интервью членам советской делегации в ООН. ШЕРТОК, боясь, что ее присутствие во время интервью может вызвать затруднения, отказался удовлетворить ее просьбу.

* По-видимому, источник имеет в виду статью И. Эренбурга “По поводу одного письма”, опубликованную в “Правде” 21.IX.48.

** М. ШЕРТОК (ШАРЕТ) – министр иностранных дел Израиля.

 

Документ № 8

 

Сообщение о пресс-конференции Г. Меир.
Совершенно секретно
МГБ СССР
УПРАВЛЕНИЕ
29 марта 1949 г.

Перевод с английского

Мейерсон сообщила, что она уедет примерно через 2 недели. Она сказала, что Израиль попытается держаться нейтрального положения между Америкой и Советским Союзом, но обстоятельства таковы, что отношения с Америкой должны быть лучше. Израиль будет получать финансовую помощь от Америки, как из официальных источников, так и от американских евреев, он будет продолжать держать связь с американскими евреями, – говорила она, – в то время как со стороны Советского Союза это невозможно, ни финансовая помощь, ни переселение.

Под влиянием Советского Союза, – говорила она, – другие страны в Восточной Европе начинают менять свою политику. Если раньше они находились в очень дружеских отношениях и разрешали евреям переселиться, то теперь они начинают создавать всевозможные затруднения в этом вопросе. Это особенно относится к Румынии, Венгрии и Польше, – говорила она, – и немного к Болгарии и Чехословакии.

Она считает, что посланником здесь будет НАМИР, если он сам согласится.

Перевела В. Тихонова

 

Документ № 9

 

Заявление Г. Меир, сделанное перед ее отъездом из Москвы.
Сов. секретно
Перевод с английского языка

ЗАЯВЛЕНИЕ
Г-жи Мейерсон,
посланника государства Израиль, сделанное накануне своего отъезда
и переданного
всем корреспондентам
Г. Москва, 18 апреля 1949 г.

Я покидаю свой пост в Москве, чтобы приступить к своим обязанностям в израильском кабинете, куда меня недавно назначили. Назначение меня в Москву моим правительством на пост первого Министра, аккредитованного при правительстве СССР, я считала огромной привилегией. За время своего пребывания здесь я еще больше поняла, какую честь оказало мне мое правительство.

В процессе своей работы здесь я имела честь встречаться с министрами и высокопоставленными лицами Советского Союза, и все они оказывали мне самый радушный прием. Я всегда буду помнить их глубокое понимание многих проблем нашего молодого государства. Я самым искренним образом пыталась развить дружеские отношения между Советским Союзом и государством Израиль. Искренне надеюсь, что, до некоторой степени, мне удалось это. Я буду очень горда и счастлива, если смогла достигнуть чего-нибудь в этом направлении.

Много раз я видела прекрасное проявление культуры и духа этой великой страны советских народов, ее выдающееся историческое наследство. Нет необходимости говорить о том глубоком впечатлении, которое производит на каждого галереи искусств, исторические музеи, балет, театр и музыка.

Невозможно находиться в Советском Союзе даже несколько месяцев, чтобы не осознать глубоко те колоссальные строительные достижения, которые воодушевляют все советское общество. Все является доказательством неуклонного экономического прогресса и достижения. Залечивание глубоких ран, нанесенных нацистскими захватчиками, является лишь одной стороной этого развития.

Государство Израиль родилось в середине оборонительной войны за независимость против почти несметных неравных сил. Вполне естественно поэтому, что я была глубоко тронута и преисполнена уважением к героической осаде Ленинграда, следы которой я видела во время визита туда. Разве можно представить большее доказательство решимости, преданности и доблести нации?

Я счастлива воспользоваться возможностью поблагодарить моих коллег дипломатического корпуса в Москве. Я прибыла в Москву в то время, когда большинство их правительств не проявили еще никакой формы признания государства Израиль. Тем не менее, мои коллеги приложили все усилия для проявления наибольшей деликатности, дружественности и помощи. Я глубоко ценю это и благодарю их всех.

Я многому научилась здесь и считаю свое пребывание здесь одним из величайших опытов моей жизни.

Перевела В. Тихонова

 

Документ № 10

 

Информация МГБ СССР региональным органам госбезопасности
о выезде Г. Меир из Советского Союза.
Сов. секретно
Нач. 2 отдела МГБ
Узбекской ССР
Подполковнику
Тов. ИЗОТОВУ
марта 1949 г.
г. Ташкент
2/3/20813

По имеющимся у нас данным Голда Меерсон 1898 года рождения, уроженка г. Киева, большую часть жизни провела в США, где получила свое образование. Член палестинской лейбористской партии «МАПАЙ» и является одним из ее руководителей.

В 1946 году Меерсон была участницей 22 Всемирного сионистского конгресса в Базеле. На этом конгрессе она была избрана членом исполнительного комитета Всемирного сионистского конгресса и вторым руководителем политического отдела еврейского агентства.

В 1948 году на специальной сессии главного совета по созданию правительственного органа для еврейского государства Меерсон была избрана членом исполнительного еврейского агентства для Палестины.

Перед выездом в СССР – Меерсон имела задание руководства партии «МАПАЙ» установить контакт с националистически настроенными евреями в Советском Союзе. Однако удалось ли ей осуществить задание, нам неизвестно.

Одновременно сообщаем, что в связи с назначением Меерсон министром труда нового правительства государства Израиль, она из СССР выехала.

Зам. нач. Отдела 2 «з» Отдела МГБ СССР
Полковник        (ЛЯПУНОВ)
Начальник 6 отделения
Подполковник   (СМОЛЯКОВ)

ИЗРАИЛЬСКАЯ МИССИЯ
В МОСКВЕ

Мистрисс МЕЙЕРСОН, чрезвычайный и полномочный министр государства Израиль в Москве, сделала следующее заявление:

«В связи с комментариями, сделанными в американском журнале «Ньюс уик» от 21 марта 1949 года я заявляю, что возмущена не тем, что я видела в СССР, а теми корреспондентами, которые по причине невежества, или намеренного недоброжелательства, сообщают о вещах, которые якобы имели место в израильской миссии в Москве. Эти сообщения совершенно абсурдны и необоснованны.

С момента прибытия израильской миссии в Москву мы встречали лишь самое любезное и дружеское отношение со стороны всех лиц, с которыми нам приходилось встречаться.

Я склонна предположить, что именно эти сердечные отношения между нашими двумя государствами, которые нашли свое выражение в отношениях между советскими властями и нашей миссией здесь, дали повод тем, кому это очевидно не нравится, напечатать подобный абсурд.

Москва, 1 апреля 1949 года»
(Перевела с английского Андреева)
Верно: начальник отдела
2-д 2 ГЛ. УПР. МГБ СССР
полковник Тахчианов

 

(Опубликовано в №123, июль 2002)

Поделиться

«Галки» и «палки» 1937–1938 годов

В этом году мы отметили две большие юбилейные даты — столетие Октябрьской революции и 80‑летие начала Большого террора 1937–1938 годов. Что роднит эти две даты? Каковы реальные причины сталинских репрессий? Почему Большой террор долгие годы ассоциируется в народе с «еврейской чисткой» в высших эшелонах власти и уверенностью в том, что они носили обоснованный характер?

Загадка сталинского голосования

70 лет назад, 29 ноября 1947 года, ООН приняла резолюцию о разделе Эрец‑Исраэль. Советский Союз поддержал решение, а затем и согласился на поставки оружия только что провозглашенному еврейскому государству, тем самым способствовав созданию сионистского Израиля. Как это стало возможным, учитывая антисемитизм кремлевских вождей и традиционную идеологическую враждебность советского режима к любым проявлениям сионизма внутри границ соцлагеря?

Как Израиль стал ядерной державой

Я говорил многим людям, что построил Димону, чтобы попасть в Осло. Цель Димоны была не в том, чтобы развязать войну, а в том, чтобы ее предотвратить. Здесь имел значение не сам реактор, а резонанс, который вызвало его строительство. Большую часть своей молодости я отдал на то, чтобы укрепить Израиль, сохранить государство для моего народа. И, построив Димону, мы вышли на совершенно новый уровень. Теперь мы знали, что государство никогда не будет разрушено.