Содержание номера

Лехаим № 11 (319)

31 октября 2018
Поделиться

Купить журнал

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Мендл Калменсон

Слово раввина

Незнание закона не освобождает от ответственности

Берл Лазар

Неразрезанные страницы

Основные направления в учении хасидизма

Гилель Цейтлин

Опыт

Древние законы для нового времени

Адам Кирш

Звезда Давида

Майсы от Абраши

Натан Вершубский

трансляция

Chabad.org: Луи Фитусси думал, что все его родственники умерли, пока не встретил хабадского раввина

Chabad: Как тосканская вилла скульптора Жака Липшица превратилась в еврейский летний лагерь

Довид Марголин

Трансляция

Independent: История и день сегодняшний самой древней ненависти в мире

Джервейс Филипс

проверено временем

Якоб де Хаан, забытый израильский гей, ортодокс, политик и поэт

Лайел Лейбовиц

трансляция

The New York Times: Провансальский седер с древнеримскими корнями

Джоан Натан

Трансляция

The Guardian: Жизнь в подполье: Карлос Шакал в коммунистической Праге

Джулиан Боргер

The Times of Israel: Как замалчивается антисемитское убийство в Париже

Роберт Сарнер

The New York Times: Может ли еврей любить Францию?

Александр Асиман

Jewish Telegraph Agency: Учительница из Чикаго доказала, что ее дед был нацистским коллаборационистом

Кнаан Лифшиц

The New Yorker: «Никаких вопросов»: русская революция, мой отец и я

Дэвид Сипресс

Резонанс

Нетривиальные итоги октября с Лайелом Лейбовицем

цитата

ОБ Этом надо поговорить

10.2018

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

Интервью

Липшиц в Москве

Беседу ведет Ирина Кордонская

Зрительный зал

Двойная экспозиция: Жан‑Пьер Мельвиль

Адриан Боск

Двойная экспозиция: Жан‑Пьер Мельвиль (продолжение)

Адриан Боск

Музей

Делакруа и евреи Северной Африки

Джексон Арн

табель о рамках

Назад смотрящий Кабаков

Ирина Мак

Интервью

«Чем глубже застой, тем больше в фильмах условного Левитана»

Беседу ведет Ирина Мак

Кадиш

Маленький великан

Александр Елин

Книжный разговор

Пруст и Дрейфус

Иоахим Калка

Ромен Гари и его многочисленные диббуки

Бенджамин Балинт

О литературной блистательности и безнравственной гнили

Роберт Зарецки

Собрание сочинений

Ханна Арендт об Эйхмане: о блеске извращенности

Норман Подгорец. Перевод с английского Александра Ливерганта

трансляция

The New York Times: Оборотная сторона бессмертия

Джошуа Макс Фельдман

Книжные новинки

Палач, которому нравится его работа

Актуалии

Собрание сочинений

Такие люди были раньше

Авром Рейзен. Перевод с идиша Исроэла Некрасова

Неразрезанные страницы

История, оперенная рифмой: феномен «Седьмой колонки» Натана Альтермана

Алекс Тарн

Летопись диаспоры

День Искупления

Эдит Перлман. Перевод с английского Инны Стам

Поделиться

Тайный метафизик

Многие аспекты научных представлений Шолема о каббале были подвергнуты суровой критике, и, как это бывает со всеми гигантами, нашлись те, кто хотел бы преуменьшить значение его наследия. С современной точки зрения его интерес к мессианскому мифу, к демонизму, к иррациональным факторам политических опасностей, о которых он предупреждал, каким‑то косвенным образом, может быть, неосознанно, приближал реальность этих опасностей. И все же он остается титанической фигурой.

Спеть о подвиге

Подобных опер — не то что о гибели евреев, но просто о войне — очень мало. Как и опер, основу сюжета которых составляют реальные исторические события. Холокосту посвящены только «Пассажирка» и «Дневник Анны Франк» Григория Фрида, причем та и другая написаны давно, советскими композиторами, пережившими войну и не понаслышке знавшими о Катастрофе. Это были оперы отчасти про их жизнь, без временнóй дистанции. Здесь же опера про легенду, которую еще предстоит рассказать.

Frieze: Контрпамятник

Когда историки возьмутся изучать нынешнюю волну ультраправого популизма, что скажут они о европейских культурных войнах? Несколько месяцев назад Арпад Шакач в правой газете «Мадьяр идёк» объявил нашумевшую выставку Фриды Кало в Венгерской национальной галерее «популяризацией коммунизма». София Н. Хорват в той же газете обвинила спектакль «Билли Эллиот», поставленный Венгерским государственным оперным театром, в распространении «разнузданной гей‑пропаганды», что в конечном счете привело к закрытию спектакля.