Ицхак Навон. Главное — быть лучше лошадей

Шауль Резник 15 ноября 2015
Поделиться

На 95‑м году скончался патриарх израильской политики, один из ближайших сподвижников Бен‑Гуриона, пятый президент Государства Израиль Ицхак Навон.

Семейное предание гласит, что предки Ицхака Навона обязаны своему переезду в Землю Израиля… ослице. В 1670 году на окраину города Никопол, где проживало многочисленное семейство Навон, забрело четвероногое животное — судя по всему, принадлежавшее турецкой армии. Ослица была навьючена мешками, в которых обнаружились золотые монеты. Глава семейства вынес молниеносный вердикт: «Если мы эти деньги вернем, нас все равно обвинят в том, что часть монет мы присвоили, и посадят в тюрьму. Если не вернем, нас казнят. Поэтому ехать надо!» В тот же вечер Навоны покинули пределы Никопола.

navonРассказывая эту историю, пятый президент Израиля неизменно добавлял: «Лично мне от ослицы не перепало ни монетки». Блистательная карьера Ицхака Навона явилась результатом его усилий, способностей и мягкого характера. Редкое сочетание для политика.

Детство пятого президента протекало в Иерусалиме. Белый шрам на лбу — результат очередной мальчишеской потасовки. По свидетельству Навона, в драках между сефардами и ашкеназами пальма первенства всегда доставалась сефардам. В драках между сефардами и евреями из Курдистана — наоборот. Впоследствии будущий депутат кнессета научился разрешать конфликты словами и стал, пользуясь затертым клише, президентом всех израильтян.

Теория шести рукопожатий действительно работает. Смерть 94‑летнего Навона, до последнего дня сохранявшего живость и свежесть ума, разнеслась эхом в десятках воспоминаний и личных свидетельств. Моя дальняя родственница, израильская поэтесса и художница, рассказала о встрече с пятым президентом после подписания мирного договора с Египтом. Ее семья проживала в одном из поселков Синая, которому в рамках соглашения Бегина—Садата был вынесен смертный приговор.

Израильские СМИ тех лет не особенно отличались от нынешних. Демонизация поселенцев велась полным ходом. Родственницу и других посельчан представляли фанатичными «противниками мира», их детей отказывались принимать в школу. И тогда художница позвонила в канцелярию Навона: «Я хочу преподнести президенту свою картину».

Вместо обещанных пяти минут аудиенция продлилась полчаса. Ицхак Навон внимательно выслушал поселенку, делая пометки на бумаге. Через несколько дней все израильские газеты опубликовали президентское обращение — идеологические распри прекратить, детей принимать с распростертыми объятиями.

После отдачи Синая Навон одним из первых проведал эвакуированных поселенцев на их новом месте жительства.

Полиглот, педагог, драматург и дипломат Ицхак Навон был, пожалуй, идеальнейшим кандидатом на пост президента Израиля, должность сугубо церемониальную, но — как минимум в его каденцию — овеянную священным трепетом. Навон вспоминал: «Помню, как во время лекции университетский преподаватель возвысил голос: “День проходит, и становимся на 24 часа ближе к смерти. Чем мы лучше лошадей? Они умрут, и мы умрем!” Я внезапно понял, что жизнь надо провести так, чтобы не оставалось сомнений в том, что мы все‑таки лучше лошадей».

Многие пожилые израильтяне самим фактом прочтения газетного сообщения о кончине Навона обязаны лично ему. Именно он, человек с изысканным ивритом, был ответственен за ликвидацию безграмотности в юном разношерстном государстве. Пусть же скромная могила Ицхака Навона на горе Герцля послужит памятником всем тем качествам, которых так недостает современным израильским политикам.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Театры, университеты, газеты: май 1924‑го

Максим Горький дал интервью газете Mezzogiorno, где попытался говорить с записными антисемитами как с обычными собеседниками, апеллируя к рациональным аргументам и подтвержденным данным... Горький много кому не угодил, в том числе в тех общественных группах, к которым сам принадлежал и от которых дистанцировался... Сам он менял позицию по многим вопросам: то выражал свое неприятие происходящего «Несвоевременными мыслями», то каялся перед советской властью, сокрушаясь о «непонимании» ситуации. Но по отношению к евреям всегда вел себя исключительно порядочно.

Был ли болгарский царь Борис III другом или врагом евреев?

Хотя Борис был в ужасе от антисемитских деяний нацистов, на него оказали давление, чтобы он подписал закон, который отправлял бы болгарских евреев в концентрационные лагеря. Однако возник сильный резонанс, болгары знали, что судьба евреев, отправленных в Германию и Польшу, была очень мрачной. И под влиянием противников этого указа сложилось общественное мнение, которое побудило Бориса III изменить свое решение.

Пятый пункт: разброд и шатание, цифровой навет, Евровидение, раввины Хоральной синагоги, новые люди

Как в ООН сократили в два раза число погибших среди гражданского населения в секторе Газа? Что показали оценки выступления представительницы Израиля на «Евровидении»? И откуда появилась должность «главного раввина Москвы»? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.