Фейковый характер израильских «диких гусей»

Беседу ведет Афанасий Мамедов 29 октября 2014
Поделиться

В разгар информационной войны сложно отличить реальные новости от пропагандистских вбросов. Мифы о сегодняшней Украине заботами электронных и печатных СМИ прочно закрепились в нашем сознании и служат основанием для дальнейших взаимных обвинений и противостояния. Кровожадные израильские ополченцы — один из них. Сегодня многих занимает вопрос: а есть ли на самом деле израильские наемники на Украине и если да, то сколько их, на чьей стороне больше и в каких операциях они участвуют? О чем эти мифы свидетельствуют, кому нужна пропагандистская шумиха вокруг еврейских батальонов «Алия», «Матилан», «имени Бени Крика»?.. Есть ли вообще какие‑то доказательства присутствия израильских «диких гусей» в зоне АТО? На эти и другие вопросы мы попросили ответить члена ассоциации IARJ, журналиста, писателя, телеведущего и главу пресс‑службы партии НДИ Владимира Бейдера, руководителя пресс‑службы ФЕОР Андрея Глоцера, журналиста, историка, члена международного общества «Мемориал» Семена Чарного, бывшего руководителя израильской спецслужбы «Натив» Якова Кедми, израильского журналиста и политолога Арика Эльмана.

 

ВЛАДИМИР БЕЙДЕР «Еврейская карта» — исключительно удобная, и ее с самого начала украинского конфликта принялись разыгрывать в качестве козырной обе [footnote text=’Cм. на эту тему: От Москвы до украин Европы // 4х4. Лехаим. 2014. № 2; Незалежна Украина: пора ли евреям доставать чемоданы // Круглый стол. Лехаим. 2014. № 4; С чего начинается родина… // Круглый стол. Лехаим. 2014. № 7.’]стороны[/footnote]. Противники Майдана пытались обличить его организаторов и участников как фашистов, бандеровцев и — обязательно — антисемитов. Видимо, чтобы было кому опасаться не только их мрачного идеологически‑генетического прошлого, но и возможного (в случае их победы) будущего. Однако примеры брали все‑таки из прошлого, и это, конечно, вызывало вопросы (у тех, кто вообще задается вопросами, а не кушает что дают в готовом виде). Почему расправы над евреями, чинившиеся в годы войны украинцами вообще, украинскими националистами в частности и бандеровцами в особенности, вспомнились именно в связи с Майданом и свержением Януковича? Ведь раньше, как в советское время, так и в постсоветское, как российские СМИ, так и украинские эти известные факты так же рьяно замалчивали, как теперь выпячивают. Кроме прочего, возникала некоторая неловкость из‑за того, что публичные антисемитские эксцессы случались как раз в антимайданной Юго‑Восточной Украине. В бандеровской вотчине, на Западной Украине, — ни одного. Это как‑то опровергало внушаемую СМИ формулу «майданутые = бандеровцы = фашисты = антисемиты». Я в свое время даже шутливый пост написал: «Бандеровцы захватили Новороссию». Мол, раз весь украинский антисемитизм от них, а антисемитские выходки — на Юго‑Востоке, значит, все бандеровцы уже там, а не на Западе, иначе они бы антисемитничали у себя дома. С другой стороны, представители Майдана, а затем и новой украинской власти всячески выпячивали свою лояльность по отношению к евреям, что выглядело также смешно и нарочито. Ибо сказать, что на Украине нет антисемитизма, антисемитских традиций, никакого стихийного юдофобского энтузиазма, было бы, конечно, политкорректно, но неверно. И революции здесь ни при чем. Участие, как и неучастие в них евреев никак не влияют на уровень антисемитизма на Украине. Для антисемитских настроений не нужны поводы, как не нужны и сами евреи. Понятно, что на Майдане евреи были (как были они и среди противников Майдана), потому что — вы не поверите! — они тоже люди, и у них, кроме национальной принадлежности, есть свои убеждения, эмоции, интересы. По этой причине спекуляции насчет еврейского участия в украинских событиях меня не очень волнуют. Обычное дело, многократно описанное в литературе, точнее и лаконичнее всего Губерманом (относительно русских революций начала и конца прошлого века): «…Вот как может воробей изнасиловать слониху». А по поводу участия в украинских событиях израильтян — вопрос более простой и менее безобидный. На идише это называется «фойлэ штык», что на русский сленг 1990‑х можно перевести как «поганка». Выражаясь юридическим языком, это использование чужого бренда в корыстных целях, пиарный контрафакт. Большинство известных мне случаев участия израильтян в украинской конфронтации следует квалифицировать именно так. Наиболее показательный пример — чрезвычайное паблисити «еврейской сотни Майдана», точнее, ее командира Натана Хазина

Командир «еврейской сотни» на Майдане Натан Хазин

Командир «еврейской сотни» на Майдане Натан Хазин

, из которого она вся, скорее всего, и состояла, если вообще была. По всей вероятности, первоначально слухи об участии израильтян, в том числе израильских военных, в силовом противостоянии на Майдане возникли и без него. Это случается при всех заварухах, не только на Украине. Так, русские нацисты муссировали фальшивку об участии в штурме российского Белого дома при попытке путча осенью 1993 года «боевиков “Бейтара”». Хазин же эти слухи персонифицировал, выставив себя в качестве ожившего мифа, стал раздавать интервью, сначала скрывая и свое имя, и вроде бы даже лицо. Я с ним не знаком, видел только в интервью на украинском телеканале «Эспрессо ТВ», в программе «Пидсумки» Миколы Вересня. Там он выдавал себя за офицера израильского спецназа, в прошлом израильтянина, уже много лет живущего на Украине. Где‑то на шестой минуте получасового интервью на вопрос ведущего, как долго он жил в Израиле, Хазин тихо и смущенно ответил: «Два года». Остальное можно было смотреть только смеха ради: человек, два года проживший в Израиле, не может попасть в спецназ. Даже если эти «два года» были сроком его пребывания в израильской армии, то и тогда он не смог бы стать не только офицером спецназа, но и бойцом спецподразделения. Никто не примет туда солдата, который призывается в армию меньше чем на обычный срок срочной службы — три года. Курс подготовки бойца спецподразделения длится от девяти месяцев до полутора лет. Офицерские же курсы предполагают еще и, по меньшей мере, год сверхсрочной. Так что тихо произнесенные Хазиным «два года» превращают в туфту все его рассказы о богатом боевом прошлом. Перед нами, скорее всего, чистый «швыцер», по‑русски — «понтило». Судя по тому, что в том интервью он отрекомендовал себя еще и раввином, «швыцер» настоящий. Другой нашумевший случай израильского участия в боевых действиях на Украине — батальон «Алия», якобы мобилизованный на помощь ополченцам самопровозглашенных новоросских республик. Эта история тоже из разряда большого «швыца» и мелкой аферы. Батальон «Алия» возник в начале 2000‑х по инициативе репатриантов из бывшего СССР с военным и милицейским прошлым, решивших сформировать подразделение резервистов израильской армии или полиции. Я был одним из первых, кто писал об этой инициативе (мой большой репортаж на эту тему вышел в журнале «Коммерсантъ‑Власть»), тогда она казалась своевременной — шла 2‑я интифада — и искренней. Но опыт не удался. Израильская армия и полиция не стали создавать отдельное подразделение из «русских» ветеранов, и один из организаторов и командир батальона Роман Ратнер превратил эту идею в хороший частный бизнес. Сам он, кстати, оказался не майором спецназа ВДВ, ветераном Афгана, а ефрейтором пехоты, воевавшим, похоже, только в собственных рассказах, зато преуспевшим по линии фандрайзинга. Через некоторое время батальон со скандалами, внутренними разборками и публичной руганью в СМИ прекратил свое существование. Но вот возродился в мутной пене украинских событий. Ратнер, которого давно никто не видел в Израиле, появился на экранах российского телевидения. А другой одиозный персонаж, ставший внезапно популярным героем российских телевизионных ток‑шоу, «израильский политолог» Авигдор Эскин, принялся даже грозить украинским карателям немереной силой израильского добровольческого батальона.
Публицист и израильский политолог Авигдор Эскин

Публицист и израильский политолог Авигдор Эскин

Эскин такой же израильский политолог, как Хазин — офицер израильского спецназа, а Ратнер — израильский комбат. Политическим кругам Израиля он известен меньше, чем полиции. На родине у него устойчивая репутация провокатора и скандалиста, не брезгующего ради паблисити и заработка ничем: от рассылки подстрекательских воззваний до установки подслушивающих жучков у одного русского миллиардера по заказу другого. Но в обстановке около­украинского бедлама он пригодился в роли соловья на бесптичье, и зрители российского телевидения могут воспринимать его рассуждения о методах борьбы с фашизмом как израильскую точку зрения на события в бывшем СССР. Наверное, так же и бойцы Майдана принимали дилетантские советы Хазина за израильскую военную науку. Большой беды в том нет. Как говорят на Украине, «бачылы очи, шо купувалы». Жаль, конечно, что по этим, в сущности, частным случаям самопиара людей, имеющих к Израилю весьма опосредованное отношение, складывается впечатление о моей стране. Теоретически нельзя исключать, что в военных действиях на Украине участвуют и другие, менее одиозные граждане Израиля. В том числе те, кто оказался в зоне конфликта из искренних побуждений. Берусь утверждать, что это люди особого свойства, чтобы не сказать маргиналы. Среди израильтян — выходцев из бывшего СССР, конкретно из Украины, есть немало людей, ментально оставшихся на прежней родине даже после переселения на родину историческую. Есть, возможно, и те, кто ищет на свою голову (назовем это так) приключений. Любая локальная «войнушка» привлекает отчаянных сорвиголов. Были же израильтяне на войне в бывшей Югославии. Почему им не быть на Украине? Но вот чего там быть не может, так это настоящих израильских военных, даже отставных, хотя во многих огнеопасных точках израильские солдаты и военные инструкторы — товар повышенного спроса. Их не может быть на Украине, потому что по закону израильские офицеры запаса не могут применять полученные в армии знания и навыки без разрешения соответствующих структур в Министерстве обороны. А такого разрешения на участие в украинской — фактически российско‑украинской — войне не может быть в принципе. Позиция Израиля — абсолютное невмешательство в этот конфликт. Так что возможных участников украинских боевых действий с израильским гражданством можно поделить на три категории: маргиналы, авантюристы и самозванцы. Других там нет и быть не может.

 

АНДРЕЙ ГЛОЦЕР В украинском кризисе, с моей точки зрения, нет сколько‑нибудь заметного участия израильтян. Если, конечно, не брать в расчет довольно ожесточенную полемику в социальных сетях сторонников или противников Украины, живущих в Израиле. Как правило, к теме неравнодушны выходцы из Украины и из России соответственно. Для части религиозных израильтян интересен еще вопрос, как обстоят дела с паломничеством в Умань. Не могут ли помешать военные действия уже привыкшим к таким поездкам паломникам навещать могилу рабби Нахмана из Брацлава? Для всех остальных украинский кризис не более чем очередная тема из теленовостей и статей в интернете. Слухи об израильских батальонах, сражающихся на той или иной стороне, — не более чем досужий вымысел и явный фарс. Если бы это было правдой, в информационной войне это было бы использовано на полную катушку всеми участниками конфликта. СМИ только и писали бы про их поражения и победы. Но ничего подобного нет и близко. В самом начале украинской революции на Майдане можно было встретить израильтян, но это были абсолютно единичные случаи и потому заметные. Тогда многие пытались разыграть «еврейскую карту». Нужно было продемонстрировать миру, что Майдан «свободен» от антисемитизма, несмотря на присутствие в его рядах вполне себе брутальных националистов. У таких «редких» евреев активно торопились брать интервью, и своим еврейством они бравировали к месту и не к месту. Да, еще организовывались акции по вывозу раненых с Майдана в Израиль на лечение. Но после окончания Майдана израильская тема в принципе плавно сошла на нет, как мне кажется. Она глубоко на периферии конфликта, развивается разве что в среде сумасшедших конспирологов‑антисемитов, которые этим занимаются всегда, без связи с войнами и революциями. Это их единственная радость и серьезное призвание в жизни… Увы, видел я недавно в сети и ролик с записью интервью еврейского участника отрядов ДНР. Но, как я понял, это был просто человек еврейского происхождения, не израильтянин, и о своем еврействе он говорил, что называется, между строк. Что можно сказать с абсолютной уверенностью, так это то, что конфликт на Украине, нестабильная обстановка и ухудшающееся экономическое положение страны впечатляюще усилили тенденции к репатриации украинских евреев в Израиль. По данным Еврейского агентства «Сохнут», за 2014 год репатриация в Израиль из Одессы увеличилась на 371% по сравнению с 2013 годом, из Харькова — выросла на 341%, из Днепропетровска — на 263%, из Симферополя (теперь, правда, уже российского) — на 178%. Речь идет о сотнях людей, и цифра эта, очевидно, будет только расти.

 

СЕМЕН ЧАРНЫЙ Действительно, спрос на подобную информацию возник с самого начала противостояния на Майдане в ноябре‑декабре 2013 года. Противостояние сопровождалось пропагандистской войной, в которой каждой из сторон требовалось представить себя в положительном свете и максимально замарать своих противников. По ряду причин пропагандистская вой­на шла по линии «фашисты—антифашисты», и отношение к евреям, а тем более наличие евреев в рядах той или иной стороны, могло служить лакмусовой бумажкой в выявлении степени «фашистскости» или, наоборот, «демократичности». Пропаганда тогдашней власти делала упор на активную роль националистов на Майдане. Как уже говорилось, в качестве противовеса было выбрано и максимально широко распространено сторонниками Майдана из числа представителей еврейских организаций Украины интервью Натана Хазина, нарисовавшего образ «еврейской сотни Майдана» (вне зависимости от того, насколько этот образ был реалистичным). Первоисточником здесь выступила газета «Хадашот», близкая к Иоси­фу Зисельсу, одному из лидеров еврейской общины Украины, с самого начала безоговорочно поддержавшему Майдан. В мае‑июне подобную же историю, только уже в рамках создания светлого образа донбасских сепаратистов (в СМИ как раз начали массово распространяться сведения об участии русских националистов в боевых действиях на их стороне) попытался раскрутить израильский публицист Авигдор Эскин, реанимировавший для этого образ существовавшего в 2000‑х в Израиле полуофициального подразделения — батальона «Алия».

Шеврон расформированного батальона «Алия»

Шеврон расформированного батальона «Алия»

Третья попытка использования образа «евреев, сражающихся со злом», теперь со стороны проукраинских сил, была отмечена в июле — в интернете появилось сообщение о формировании батальона «Матилан». Наконец, одесский «баталь­он имени Бени Крика» — вероятно, четвертая попытка, призванная прикрыть выплывающие наружу скандалы, связанные с действиями украинской армии и особенно добровольческих батальонов. Все эти проекты безусловно носят фейковый характер. Реально можно говорить только о создании самообороны (но без оружия) в киевской еврейской общине и об отдельных русскоязычных израильтянах, воюющих на стороне донбассцев (по некоторым данным, один из них даже командовал там небольшим отрядом). К тем же попыткам изобразить противостоящую сторону как «фашистско‑антисемитскую» можно отнести и громкую апрельскую историю с фальшивой антисемитской листовкой в Донецке, требовавшей от евреев от имени Донецкой народной рес­публики внес­ти «взнос за регистрацию» под угрозой выселения. В крат­косрочной перспективе все эти фейковые проекты могут помочь сформировать положительный имидж той или иной стороны, а в среднесрочной все они (особенно хвастливое интервью Н. Хазина) послужат фундаментом для построений конспирологов о «еврейском характере» Майдана‑2014. Создание этой версии началось уже в начале года, когда появились высказывания о том, что Майдан был затеян исключительно для того, чтобы колонизировать Украину, заселив ее любавичскими хасидами. Тогда же было реанимировано шутливое понятие «жидобандеровцы», ходившее в интернете примерно с 2004 года и обозначавшее евреев, поддерживавших сторонников Майдана. Весной, как уже писал в «Лехаим», по НТВ прошла серия фильмов о лидерах Майдана, где обязательно упоминалось об их еврейском происхождении. Позже в русскоязычных СМИ появилась серия публикаций о том, что настоящая фамилия Петра Порошенко, победившего на президентских выборах 26 мая, — Вальц­ман. Листовки с этим «открытием» были обнаружены в некоторых украинских городах. Одновременно в российских СМИ развернулась масштабная кампания по демонизации украинского олигарха Игоря Коломойского, которого представили протагонистом украинских событий. Выбор на эту роль именно Коломойского во многом был обусловлен личной позицией олигарха, публично оскорбившего президента РФ Владимира Путина. В рамках кампании не только широко употреблялось прозвище Коломойского «Беня», которое он присвоил себе (или ему присвоили) в память о бабелевском Бене Крике, но и непременно перечислялись еврейские регалии Коломойского, не имевшие к делу прямого касательства. Апогеем нагнетания истерии о «жидобандеровцах» стало появившееся в конце мая в социальных сетях сообщение о том, что «еврейская сотня Майдана» находится во главе украинских войск, штурмующих Донецк. В настоящее время эта волна оказалась приглушенной, но нет сомнения, что в случае новых трудностей на Украине (а они будут с почти 100%‑ной вероятностью) о том, что «революцию сделали евреи», вспомнят обязательно.

 

ЯКОВ КЕДМИ Поскольку и на Украине, и в России живет немало людей, имеющих израильское гражданство, не исключаю, что среди воюющих на Украине могут оказаться и израильтяне. Но это их личное дело, личная инициатива, и связана она с местом их проживания, но никак не с их израильским гражданством. Участников боевых действий на Украине, имеющих, помимо израильского гражданства, еще и российское или украинское, следует считать россиянами или украинцами, но не израильтянами. Израиль не считает себя стороной, участвующей, пусть даже косвенно, в этом конфликте. Что касается батальона «Алия». Его давно не существует. И все попытки использовать название не существующего сегодня воинского подразделения в российско‑украинском конфликте — не иначе как дешевая провокация и примитивная ложь. Антисемиты всегда найдут повод обвинить евреев во всех их собственных проблемах и неудачах.

 

АРИК ЭЛЬМАН Израильская позиция — полное невмешательство в конфликт между Россией и Украиной, и подав­ляющее большинство израильтян поддерживают эту позицию. Каких‑то серьезных свидетельств, подтверждающих участие израильских наемников в боевых операциях на Украине как с той, так и с другой стороны, пока что не поступало. К тем же вбросам, которые имели место в электронных и печатных СМИ, мне кажется, не стоит относиться всерьез. В израильском уголовном законодательстве существует 122‑я статья, в которой как раз говорится, что, если гражданин Израиля вступил в вооруженные силы какой‑либо страны вне рамок существующих между ней и Израилем соглашений, то он подлежит тюремному заключению сроком до трех лет. На сегодняшний день мне неизвестны случаи, когда кто‑либо из израильских военно­служащих был бы осужден по этой статье. Мне известно только, что некоторые израильтяне с двойным гражданством принимали участие в событиях на Майдане. Что касается реакции израильского общества на информацию, подтверждающую присутствие моих сооте­чественников — «диких гусей» в зоне АТО, то она воспринимается скорее как некий курьез, нежели как явление, которому следует уделить внимание. То, что во всем этом гораздо больше пропаганды, чем правды, настолько всем очевидно, что до сих пор ни израильские политики, ни власти, ни какие‑то юридические органы не видят необходимости публично на это отреагировать. Подобное отношение властей никак не влияет на политику соблюдения нейтралитета. В основном эта тема активно муссируется израильтянами, являющимися гражданами или выходцами из России и Украины. И понятно, почему она столь актуальна для них в Израиле, почему порождает столь жаркие споры в социальных сетях, почему даже устраивались демонстрации — как сторонниками Украины, так и России. Но еще раз оговорюсь: явление это далеко не массового порядка. Граждане Израиля так реализуют свое право на свободу слова. В этом нет ничего предосудительного, это нормально, и повлиять на официальную позицию Государства Израиль, в том числе на русскоязычных парламентариев, находящихся у власти, не может. Для большей части израильтян, не являющихся выходцами из бывшего СССР, это лишь внешнеполитический курьез. Их куда больше интересуют вопросы, связанные с отношением к евреям на территориях, где происходят подобного рода конфликты, или с ростом антисемитизма в том или ином регионе. К примеру, все израильское общество заметно волновала ситуация с Крымом, когда события в Севастополе находились в самой горячей фазе. Конфликт в восточных областях Украины тоже широко освещается израильскими СМИ, они уделяют ему много внимания, но, как правило, рассматривают как конфликт двух стран, в каждой из которых есть большие еврейские общины. Главная опасность, которую должны учитывать еврейские лидеры России и Украины, — возможность раскола между евреями России и евреями Украины по принципу лояльности в случае продолжения противостояния между двумя странами. И, конечно же, в интересах всего еврейского народа сохранить свои общественные, культурные и духовные ценности, они много шире и важнее, нежели борьба за две украинские области. Именно это является главной задачей, которую еврейские лидеры Украины и России должны решать сегодня. И я уверен, что эта задача им под силу.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Бобби Кеннеди восхищался Израилем

В отличие от отца и старшего брата, Джон и Роберт Кеннеди не питали вражды к евреям. Занявшись политикой, они не скрывали симпатии к евреям и сионизму. Их очень тревожила неприязнь отца к еврейскому государству, которую он выражал с позиций изоляционизма и антисемитизма. Они усердно старались изменить мнение, будто все Кеннеди антисемиты.

Чтоб у соседа сдохла корова

Нет, блокадников никто не делит по национальному принципу. Нет, никто не считает, что одни пострадали больше, а другие меньше. Речь идет о том, что Claims Conference распределяет совершенно конкретные средства — деньги погибших евреев. Ведь ни у кого не возникает вопроса, почему наследство умерших переходит к их родным? Мы не говорим: «А почему им, а не мне, ведь я живу хуже?..» Здесь ровно та же ситуация.

Путеводитель по израильской организованной преступности

Израиль, который любит называть себя «нацией стартапов» за выдающиеся достижения в области хайтека, экспортирует также и организованную преступность. В 2016 году объем израильской организованной преступности оценивался новостным сайтом Mako в 50 млрд шекелей, то есть 14 млрд долларов ежегодно. Израильские преступные кланы имеют отделения в Европе, Америке, Африке, Австралии и Азии.