Александр Игнатенко: «На Ближнем Востоке обостряются шиитско‑шиитские противоречия»

Беседу ведет Михаил Эдельштейн 22 января 2016
Поделиться

Михаил Эдельштейн → На что рассчитывает Иран в конфликте с Саудовской Аравией? Понятно, что в военном плане он сильнее, но создается впечатление, что он один против всех.

Александр Игнатенко ← Если вы имеете в виду объявленную Саудовской Аравией «исламскую военную коалицию» из трех с половиной десятков названий — не скажу «государств», — то это иллюстрация к анекдоту, в котором «те, кто хочет, не могут», а «те, кто может, не хотят». Одни государства (вроде Ливана, Малайзии, Пакистана) сразу заявили, что узнали о своем «членстве» из СМИ. Другие (Ливия, Йемен, Сомали) промолчали, так как вообще не существуют в качестве суверенных государств. До Коморских островов и Мальдив новость, наверное, не успела дойти. То есть это полный фейк. А у Ирана есть союзники — шиитские общины в разных странах, куда Иран экспортирует «исламскую революцию». Это — Йемен, Бахрейн, Кувейт, Ливан, Пакистан, Афганистан, та же Саудовская Аравия. Сейчас ополченцы из этих стран воюют на стороне Ирана в Сирии. Не говоря уж о «Хизбалле».

МЭ → Может ли дело дойти до прямых военных столкновений или же ситуация вернется к состоянию холодной войны и выяснению отношений чужими руками: в Йемене, Сирии, других странах региона?

lech286_Страница_056_Изображение_0001АИ ← Саудовская Аравия затеяла провокацию с казнью шиитского проповедника, зная, что Иран не может не отреагировать какими‑то силовыми действиями, что позволит обвинить его во вмешательстве во внутренние дела аравийских государств. Но сомневаюсь, что она была настроена воевать. Саудовская Аравия воюет очень плохо и поэтому делает ставку в реализации своих целей на три силы. Во‑первых, она очень преуспела в «гибридной» войне, в использовании группировок типа «Аль‑Каиды». Сейчас в Сирии воюют в ее пользу «Джабхат ан‑Нусра», «Джейш аль‑Ислам», «Джейш аль‑Фатх» и целая куча мелких группировок. В начале сирийского кризиса «Свободная сирийская армия» была на стопроцентном саудовском содержании. Во‑вторых, Саудия привлекает западные державы. Они для нее таскали каштаны из огня и в 2003 году в Ираке, и в 2011 году в Ливии. И не только там, и не только тогда. В‑третьих, она покупает на нефтедоллары пушечное мясо в зависимых от нее африканских и азиатских странах, как это происходит в идущей сейчас йеменской войне. Но нельзя не заметить, что по всем этим трем направлениям пошли серьезные сбои. «Джабхат ан‑Нусра», как и «Аль‑Каида», внесена СБ ООН в список террористических организаций. Американцы, и не только они, явно дистанцируются от авантюр саудитов. Сенегальцы деньги взяли, но воевать в Йемене отказались. Все идет к тому, что в районе Персидского залива и Аравийского полуострова останется один региональный гегемон. И это не Саудовская Аравия. Но аравийское королевство готовит контратаки. Парламент Бахрейна, являющегося сателлитом Саудовской Аравии, недавно принял заявление, в котором квалифицировал Ахваз — нефтеносную провинцию Ирана, населенную арабами‑шиитами, — как «оккупированное арабское государство». Шоу продолжается. И мы еще увидим «арабское освободительное движение» в Иране.

МЭ → Саудовско‑иранский конфликт выглядит религиозным, но так ли это на самом деле? Это столкновение мировоззрений или борьба за лидерство, прикрытая религиозной риторикой?

АИ ← Как суннизм, так и шиизм являются эффективной формой мобилизации на решение политических вопросов в условиях Ближнего Востока. Саудовская Аравия в полной мере использует этот потенциал. Но антишиизм как метод антииранской пропаганды начал давать нежелательные для саудовских властей результаты. В королевстве усилился внутренний раскол, в Восточной провинции уже провозглашена (правда, пока только в Твиттере) шиитская «Республика Эль‑Катифа и Эль‑Хасы». Антишиизм оказался также удобной формой легализации проникновения «[footnote text=’Организация запрещена на территории РФ.’]Исламского государства[footnote]» в Саудовскую Аравию. Там было провозглашено пять «вилайетов» ИГ, которые не сделали ничего, кроме антишиитских терактов в самой Саудовской Аравии и соседнем Кувейте.

С другой стороны, на Ближнем Востоке обостряются шиитско‑шиитские противоречия — тенденция, до сих пор не замеченная экспертами. Это связано со святыми местами шиитов в Сираке (так, по аналогии с АфПаком, надо называть единый регион Сирии и Ирака). Иран в Сирии мобилизует шиитов из разных стран на решение своих геополитических задач под предлогом защиты шиитских святынь — центров паломничества шиитов всего мира, например мечети Зейнаб, внучки пророка Мухаммеда, в Дамаске, где с некоторых пор воцарились иранцы, вытеснив местное духовенство. Святыни в Ираке — в Кербеле, Неджефе — также контролируют иранцы во главе с престарелым великим аятоллой Али Систани, на чье место метит молодой шиитский лидер — араб Муктада ас‑Садр. Паломнический туризм — чрезвычайно выгодный бизнес, соизмеримый с нефтяным трейдингом и торговлей оружием. Арабское шиитское духовенство в Сираке готово присоединиться к родственной в национальном отношении силе, которая прогонит персидских «узурпаторов».

МЭ → Конфликт Турции с Ираком исчерпан или же Турция продолжит вторгаться на территорию соседних государств в попытке решить курдскую проблему?

АИ ← Турция при Эрдогане — экспансионистское государство, которое приготовилось в случае вероятного распада Сирии и Ирака прирезать себе их куски. Делается это под предлогом «борьбы против терроризма», то есть Курдской рабочей партии и ИГ. Другой предлог — «защита от геноцида» тюрок Сирака. И еще есть относительно скрытый процесс — навязывание турецкой исламистской модели социально‑политического устройства арабским странам под лейблом «путь Эрдогана».

МЭ → Возможно ли в близкой перспективе создание курдского государства?

АИ ← Его становление неизбежно. Вопрос только — когда и в каких границах. Это зависит от развития военно‑политической ситуации в Сираке.

МЭ → По последним сообщениям из зоны операции против ИГ, создается впечатление, что коалиция добилась больших успехов. Почти каждый день приходят сообщения о победах, пусть локальных. Можно ли ждать здесь каких‑то прорывов или борьба с ИГ продлится еще долго?

АИ ← Наносить удары по ИГ — все равно что бить молотком по ртутной луже. Кроме ядра в Сираке, есть еще три десятка «вилайетов» ИГ по миру. Буквально только что дали о себе знать два новых — на Филиппинах и в Индонезии. В самом Сираке Катар, Саудовская Аравия, а также Турция делают все для того, чтобы смикшировать удары по ИГ и перенаправить их на сирийский режим, как это сделала Саудия, когда перенаправила удар западной коалиции с «Аль‑Каиды» на режим Саддама Хусейна в Ираке. Борьба будет долгой и по разным направлениям.

МЭ → Насколько тесно западная коалиция и ее союзники сейчас координируют свои действия с Россией, а Россия с ними? Удалось ли преодолеть или смягчить те разногласия, которые были осенью?

АИ ← Россия и западная коалиция не столько координируют свои действия, сколько приняли ряд двусторонних мер, направленных на то, чтобы не произошло столкновений, особенно спровоцированных нашими общими союзниками, как это было с турецким ударом по российскому бомбардировщику Су‑24. И еще более важное обстоятельство: наметилась и, будем надеяться, укрепляется координация между Россией и США в политико‑дипломатической области. Реализуется она в «венском процессе», инициированном двумя великими державами.

МЭ → Есть ли вероятность, что арабские страны, видящие сейчас главного врага в Иране, «помягчеют» к Израилю?

АИ ← Антиизраильская риторика и антиизраильские действия вроде турецкого «прорыва блокады» Газы — это прикрытие для прямой и грубой антиарабской экспансии неарабских центров силы, прежде всего Турции и Ирана. Это своего рода индульгенция, которую они выдают сами себе. Иран таскает плакаты «Смерть Америке! Смерть Израилю!» и захватывает острова, принадлежащие ОАЭ, провозглашает Бахрейн своей провинцией, создает в Ливане эксклав, который управляется наместником рахбара Ирана, главой «Хизбаллы». ИГ не помышляло о борьбе против Израиля, но когда его поприжали, сразу вспомнило про «оккупированный Иерусалим». В Йемене хуситы заимствовали у иранцев антиизраильские и антиамериканские лозунги, но колошматят Саудовскую Аравию. Очень показательна в этом отношении история группировки «Вилайет Синая», филиала ИГ, ответственного за диверсии против египетских войск, теракты на Синае и в Каире, в том числе за взрыв российского аэробуса. Первоначально она называлась «Ансар Бейт аль‑Макдис» («Партизаны Иерусалима») и заявляла, что станет бороться с «сионистскими оккупантами». Уже тогда было видно, что это филиал ИГ, но антиизраильская риторика не позволила египтянам задавить эту антиегипетскую группировку в зародыше.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Пятый пункт: МУС, коллаборанты, Раиси, Al Jazeera, Розенберги

Чем угрожает Израилю Международный уголовный суд? Как Испания, Норвегия и Ирландия поддержали террор? И какими преступлениям запомнится погибший президент Ирана? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Наследники позора

Функция МУС, Международного суда ООН и прочих подобных учреждений не в том, чтобы выяснять правду и добиваться правосудия, а в том, чтобы создавать иллюзию контроля над политикой и судьбой Израиля, в которую сам Израиль поверил бы. Это совершенная фикция, построенная на лжи. Это подлинное наследие колониализма, не способного отказаться от своих претензий на гегемонию на Ближнем Востоке. И это наследие европейского антисемитизма, не способного отказаться от идеи властвовать над евреями.

Commentary: Евреи — наперекор истории

Коммунизм — беспримерно страшная глава еврейской истории. С первых дней и на протяжении семидесяти с лишним лет своего существования Советский Союз неустанно вел безжалостную борьбу с еврейской душой. Коммунизм отрезал три поколения советских евреев от их религиозной жизни и наследия, рассчитывая тем самым лишить их еврейства. Вот чем примечательны сталинские расстрельные полигоны. Они словно объявляют: евреи — как все.