Дом учения: Читая Тору

«Все живые существа будут вам в пищу»

Ицхак Стрешинский 21 октября 2014
Поделиться

В недельном разделе «Берешит» сообщается, что Всевышний дал в пищу первым людям растения, а в недельном разделе «Ноах» рассказывается, что после потопа и спасения Ноаха и его семьи Всевышний разрешил также и мясо животных. Можно понять, что, согласно Торе, первые люди были вегетарианцами, а потом по каким‑то причинам ситуация изменилась и им было дозволено есть мясо. В этой статье мы рассмотрим некоторые мнения еврейских мудрецов и комментаторов насчет сказанного по этому поводу в первых главах Торы и об ее отношении к вегетарианству.

Вначале приведем стихи из первых глав книги Берешит, на основании которых можно прийти к выводу о том, что было дано в пищу Адаму, а что — Ноаху и его потомкам. После сотворения первых людей Всевышний дал им повеление насчет их отношения к животным и того, чем должны питаться люди и скоты:

 

«Плодитесь и размножайтесь, заполняйте землю и овладевайте ею. Владычествуйте над рыбами морскими, над птицами небесными и над всеми зверями, снующими по земле». И сказал Б‑г: «Вот, Я отдаю вам все травы, дающие семена, какие есть на земле, и все деревья, приносящие плоды с семенами, — [все это] будет вашей пищей. А всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всей [живности], снующей по земле, — всем, в ком дышит жизнь, — пищей будет всякая травяная зелень», — и стало так (Берешит, 1:28‑30).

 

Пищей человека здесь названы травы и плоды деревьев, и о животных также сказано, что они будут питаться растительной пищей. Однако после потопа Всевышний благословил Ноаха и его сыновей и сказал им:

 

Плодитесь, размножайтесь и заполняйте землю! Пусть страшатся и трепещут пред вами все звери на земле и [все] птицы небесные, все [существа], снующие по земле, и все рыбы в морях — [все] они отданы в вашу власть. Все живые существа будут вам в пищу. Отдаю вам все [это], как и растительную зелень (там же, 9:1‑3).

 

Джироламо Бассано. Животные заходят в Ноев ковчег. 1590–1620. Национальный музей изящных искусств Рио‑де‑Жанейро

Джироламо Бассано. Животные заходят в Ноев ковчег. 1590–1620. Национальный музей изящных искусств Рио‑де‑Жанейро

В Вавилонском Талмуде, в трактате Сангедрин (59б), приводится высказывание рабби Йеуды от имени выдающегося мудреца Талмуда по прозвищу Рав (настоящее имя Абба бен Айбу), согласно которому Адаму не было разрешено питаться мясом. В своем толковании приведенных выше стихов из первой главы книги Берешит Рав соединил последние слова стиха 29 с началом стиха 30, и согласно этому прочтению травы и плоды деревьев «будут вашей пищей и всем зверям земным». Там ничего не говорится о том, что пищей Адама будут и животные, и можно прийти к выводу, что мясо было разрешено только Ноаху и его потомкам. В качестве аргумента Рав цитирует вторую часть стиха «Отдаю вам все [это], как и растительную зелень» (Берешит, 9:3), то есть так же как ранее была разрешена растительная пища, теперь будет разрешена и мясная.

Многие мудрецы и комментаторы разделяют это мнение из Вавилонского Талмуда, согласно которому Адаму было предписано быть вегетарианцем, и только в последующих поколениях, после потопа, его потомкам было разрешено есть мясо. Они предлагают разные объяснения того, почему человеку не было разрешено есть мясо изначально и почему ситуация изменилась после потопа.

Известный комментатор Танаха рабби Давид Кимхи (Радак; ок. 1160 – ок. 1235), рассматривая в своем комментарии возможную причину того, почему Адаму мясо было запрещено, предполагал, что это было связано с последующими событиями. Так как Всевышнему было известно, что будет потоп и животные спасутся благодаря Ноаху, Он решил, что Ноаху и его потомкам будет дозволено есть мясо в качестве награды за сохранение животных. На этом основании можно прийти к выводу, что, по мнению Радака, идеальной и естественной является ситуация после потопа, когда мясо людям было разрешено. Радак отмечал в своем комментарии, что животные были созданы для человека — для того, чтобы помочь ему в работе и чтобы быть его пищей, а Адаму это было запрещено временно, чтобы разрешение получил именно Ноах в качестве награды.

Рабби Моше бен Нахман (Рамбан; 1194–1270), в своем комментарии к Берешит, 1:29 писал, что Адаму было запрещено есть мясо, так как в то время не подобало питаться живыми существами, у которых есть чувства, инстинкты и т. д. Затем, когда все живые существа «извратили свой путь», Всевышний постановил, что они погибнут при потопе, Он спас представителей животных ради Ноаха и его потомков и поэтому дал им право питаться мясом.

Другие известные комментаторы иначе толковали вышеприведенные стихи из книги Берешит и не считали, что Адаму изначально было запрещено использовать мясо животных в пищу. Р. Саадья Гаон (882–942), крупнейший алахический авторитет и мыслитель, объяснял слова Всевышнего «Владычествуйте над рыбами морскими, над птицами небесными и над всеми зверями, снующими по земле» (Берешит, 1:28) именно как дозволение употреблять кошерных рыб, птиц и млекопитающих в пищу. Р. Саадья предложил два объяснения стихам, в которых пищей человека названы травы и плоды деревьев и также о животных сказано, что они будут питаться растительной пищей. Согласно первому объяснению, имеется в виду, что большая часть рациона человека (и животных) будет растительной, так как без растительной пищи невозможно существовать, а мясо можно добыть не всегда. А согласно его второму объяснению, Всевышний действительно поначалу не разрешил людям есть мясо животных, а также не разрешил животным поедать друг друга, так как тогда животные были малочисленными, и если бы ими питались, то они бы исчезли. Поэтому Всевышний разрешил есть мясо только тогда, когда животные размножились. По мнению р. Саадьи Гаона, мясо было разрешено уже в дни сыновей Адама, Каина и Гевеля, так как о Гевеле сказано, что он принес в дар Всевышнему первенцев‑ягнят (см. Берешит, 4:4).

Другой известный еврейский мыслитель и комментатор Танаха, рабби Леви бен Гершом (Ральбаг; 1288–1344), также считал, что Адаму не было запрещено питаться мясом. По его мнению, слова Всевышнего о том, что пищей людей будут травы и плоды, означают, что человек может питаться также и растительной пищей, несмотря на огромную разницу между уровнями человека и растений. А слова Всевышнего Ноаху о том, что он и его потомки могут есть мясо животных так же, как и растительную пищу, Ральбаг объяснял не как разрешение есть мясо после того, как это было запрещено Адаму, а как подтверждение того, что и животные, и растения созданы для человека.

 

Из приведенных выше мнений классических комментаторов очевидно, что даже те из них, кто считал, что Адаму мясо не было разрешено, не видели в вегетарианстве идеальную ситуацию. Другое мнение выражал в начале XX века раввин Авраам‑Ицхак Кук (1865–1935), алахический авторитет, главный ашкеназский раввин Эрец‑Исраэль и идеолог религиозного сионизма. Ученик р. Кука, р. Давид Коген (1887–1972), собрал из его трудов отрывки, посвященные отношению Торы к вегетарианству, и они вышли в виде сборника, название которого можно перевести как «Идеал вегетарианства и мира с точки зрения Торы». Согласно представленной в этом сборнике концепции р. Кука, допотопная ситуация, когда Адаму было запрещено мясо, идеальна. Мясо стало разрешенным после морального падения людей, которое привело к потопу. Требовалось провести четкую границу между людьми и животными, чтобы подчеркнуть, что в первую очередь человек должен исправить отношение к себе подобным.

Раввин Кук приводил примеры того, что человек, находящийся на низком моральном уровне, может быть «праведником» именно по отношению к животным, как будто уже решены все проблемы людей и в мире уже нет кровопролития, злодейств, лжи и вражды между людьми и народами. Он упоминал возможную ситуацию, когда злодеи, чтобы успокоить свою совесть, выбирают для себя какой‑нибудь один моральный аспект. Если бы наиболее моральным поступком считался отказ убивать животных, можно было бы встретить многих злодеев, безжалостно убивавших людей, которые успокаивали бы свою совесть, проявляя милосердие по отношению к животным. И им это было бы намного легче, чем проявлять милосердие к людям. Ведь к животным у таких злодеев нет зависти, так как они не задевают их самолюбия, не вступают в спор по имущественным вопросам и т. д. Поэтому было важно, чтобы основой человеческой морали было в первую очередь отношение к людям.

Отметим, что вышеприведенные слова р. Кука, написанные в начале ХХ века, в точности предсказывают то, что произошло через несколько десятилетий. Нацистская Германия, уничтожившая миллионы людей с неимоверной жестокостью, приняла законы о защите животных, установив намного более строгие наказания за преступления по отношению к животным, чем было принято в других странах в тот период. Некоторые из наиболее жестоких нацистских преступников отличались милосердным отношением к своим домашним животным и по соображениям морали выступали против охоты. Кроме этих крайних примеров можно привести также примеры нашего времени, когда активисты борьбы за «права» животных совершают насильственные действия по отношению к людям, которые, по их мнению, ведут себя иначе, чем предписывает идеология этих активистов.

По мнению раввина Кука, только когда люди выйдут на высокий моральный уровень по отношению к другим людям, они смогут вернуться и к прежнему уровню по отношению к животным. В будущем, когда человечество достигнет высокого морального уровня и исчезнут вой­ны и несправедливость, животные также поднимутся на более высокий уровень. Тогда вновь возникнет идеальная ситуация, когда не будет надобности есть мясо животных.

Рассмотрев некоторые мнения мудрецов и комментаторов насчет стихов из книги Берешит о том, что Всевышний дал в пищу людям, можно отметить две точки зрения. Согласно одной из них, берущей свое начало в Талмуде, людям мясо было разрешено только после потопа. Оно было дано в пищу Ноаху и его потомкам по практическим причинам, связанным с ролью Ноаха в спасении животного мира и с изменениями, которые произошли в мире. Другое объяснение предлагал р. Авраам‑Ицхак Кук, считавший, что с точки зрения морали идеальной ситуацией является та, что была до потопа, когда люди не ели мяса, и именно из‑за моральной деградации людей им было разрешено есть мясо животных. И хотя можно прийти к выводу, что р. Кук считал вегетарианство идеалом, он обусловил его выходом человечества на высокий моральный уровень, в первую очередь в отношении людей друг к другу. Мы видели также мнения комментаторов, которые не считали, что Адаму было запрещено есть мясо — ведь такой запрет прямо не упомянут в Торе. А слова Всевышнего о том, что Адам может питаться травами и плодами, эти комментаторы объясняли как указание человеку, что он может питаться не только мясом, но также и растительной пищей.

В завершении статьи упомянем также мнение мудрецов, согласно которому, когда евреи едят мясо животных согласно предписаниям кашрута, чтобы получить силы для служения Всевышнему, эти животные поднимаются на более высокий уровень и участвуют в исправлении мира. Таково, в частности, мнение Любавичского Ребе, отрицавшего духовную ценность вегетарианства и настаивавшего на одухотворенности самого человека, который использует пищу для своего служения Творцу! Особенно это относится к тем трапезам, проведение которых является исполнением заповеди, как, например, трапезы в честь свадеб, обрезания или изучения Торы.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Хукат». Управление гневом

В Талмуде рассказывается история о человеке, который в момент нравственной слабости решил посетить куртизанку. Уже раздеваясь, он увидел цицит и растерянно замер. Куртизанка спросила, в чем дело, а он рассказал ей о цицит: дескать, четыре кисти стали свидетелями, изобличающими его во грехе, который он собирается совершить. Сила этой простой заповеди произвела на женщину такое впечатление, что она приняла иудаизм.

Предисловие к комментариям Менахема Соловья

Поразительно, как еврей, живущий в коммунистической России, был способен изучать Тору и высказывать новые идеи о Талмуде. Великая радость для нас — узнать, что сочинения рава Менахема Соловья выходят в свет. Мы ощущаем в этих текстах аромат прошлого, связанный с минувшими поколениями, но при этом полный жизни и обновления, обещающий новые цветы и новые плоды. Слова рава Менахема наполнены богатейшим содержанием, его эрудиция охватывает весь Талмуд и талмудическую литературу.

Сталинское «дело врачей» и фантомный арест «еврейского националиста Соловей»

Врач Боткинской больницы Мануил Гершенович Соловей вполне мог бы назвать себя баловнем судьбы. Доктор Соловей был знаком с выдающимся еврейским артистом и председателем Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) Соломоном Михоэлсом. Преемником Михоэлса на посту председателя ЕАК стал поэт Ицик Фефер, и именно его следственные показания привели к преследованию врачей, подняв волну, которая чуть было не накрыла Мануила Соловья.