Университет: Неразрезанные страницы,

Винфрид Шарлау: «Он был анархистом — и только это что-то для него значило»

Беседу ведет Лиза Новикова 1 мая 2015
Поделиться

Немецкий математик, писатель, журналист Винфрид Шарлау предоставил «Лехаиму» возможность опубликовать несколько фрагментов из своей книги об Александре Гротендике. Возможно, эта книга так и останется одним из немногих источников информации о жизни знаменитого ученого. Его книга «Урожаи и посевы» пока так и не издана, как недоступен и неопубликованный автобиографический роман матери Гротендика «Eine Frau». Несколькими фактами о создании биографии «Кто такой Александр Гротендик» Винфрид Шарлау поделился с «Лехаимом».

Лиза Новикова Почему вы решили написать о Гротендике?

Винфрид Шарлау Это довольно запутанная история. Сначала я узнал о том, что существует неопубликованный автобиографический роман Ханки Гротендик «Eine Frau». А так как я интересовался немецким литературным экспрессионизмом, я нашел этот роман, и он меня впечатлил. Ну а так как я математик, не­удивительно, что дело закончилось написанием биографии Александра Гротендика.

lech277_Страница_27_Изображение_0001ЛН Насколько трудно было добыть информацию об Александре Шапиро и его родне в Новозыбкове?

ВШ Дело в том, что это было не просто «трудно», это было невозможно. Единственным источником информации стал все тот же роман Ханки Гротендик. Почти все, что мы знаем об отце Гротендика, Александре Шапиро (он также был известен по псевдониму Alexander Tanaroff), мы знаем из этой книги. Насколько я могу судить, описания его жизни в целом соответствуют тем немногим историческим фактам, что мы можем почерпнуть из других источников.

ЛН В статье, опубликованной в журнале «Notices of AMS» вы говорите о духовных поисках Гротендика, об увлечении буддизмом, интересе к католицизму. Есть ли какие‑то сведения о его отношении к иудаизму?

ВШ Таких сведений нет. Вообще‑то, мне кажется, что уже отец Гротендика оторвался от своих еврейских корней. Он был анархистом — и только это что‑то для него значило.

ЛН Приходилось ли ему сотрудничать с израильскими математиками?

ВШ Скорее нет. Но не забывайте о том, что Гротендик практически порвал с математическим сообществом в 1970 году. А большой приток русско‑еврейских математиков начался только во второй половине 1970‑х, затем — уже после 1990‑го.

ЛН А вы сами пытались с ним пообщаться?

ВШ Мы с ним встречались лишь однажды, в 2003 году. Потом обменялись несколькими письмами.

ЛН Как вы думаете, какова научная ценность оставшегося после его смерти архива?

ВШ Наверное, было бы возможно получить доступ. Но я был бы удивлен, если бы там нашлись интересные математические результаты.

ЛН Гротендик был одним из самых влиятельных математиков, философов ХХ века. Все же, как по‑вашему, могут ли в его архивах быть найдены какие‑то «сокровища»?

ВШ По крайней мере, ничего математически ценного. Возможно — какие‑то биографические сведения, семейные воспоминания… Может, даже, стихи…

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Миражи Антиоха. Историческая повесть

Действительно ли он был таким патологическим антисемитом, каким его представляют позднейшие источники? Этот человек закончил свои дни в жестоких страданиях, а праздник Хануки, в возникновении которого его отрицательная роль общеизвестна, сделался символом победы над силами зла, олицетворяемыми в образе Антиоха!

Недельная глава «Вайешев». Героизм Тамар

Есть старинный еврейский обычай: в шабат и праздники накрывать халу или мацу, когда держишь бокал с вином, над которым совершается кидуш. Так делают, чтобы не опозорить халу, когда ею якобы пренебрегают, отдавая предпочтение вину. Увы, некоторые религиозные евреи готовы сильно утруждаться, чтобы не опозорить неодушевленный предмет — хлеб, но без малейших угрызений совести стыдят и позорят своих собратьев‑евреев, если считают их менее религиозными по сравнению с собой.

Commentary: «Я произведу от тебя великий народ»

Первые лидеры Соединенных Штатов отождествляли американский опыт с историей древних евреев в Библии, причем отождествляли со времен пилигримов и пуритан. Когда в 1776 году Бенджамину Франклину и Томасу Джефферсону поручили разработать эскиз первой официальной печати новой страны, и тот и другой предложили изобразить детей Израиля, бегущих из египетского рабства под чудесной Г‑сподней защитой, когда Г‑сподь заставил море расступиться или вел их через пустыню то как столп облачный, то как столп огненный.