Уроки Торы I

Уроки Торы I. Дварим

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2015
Поделиться

Недельную главу «Дварим» всегда читают в Субботу накануне 9 ава, годовщины падения обоих Храмов. Эти трагедии отражаются и в выборе афтар для ближайших недель. В предшествующие недели в этих отрывках, соответствующих главам Торы, пророки упрекают народ за грехи, послужившие духовной причиной разрушений. После 9 ава читаются афтары с утешениями. В отрывке, соответствующем этой главе, речь идет о знаменитом видении Йешаяу, с ним связано и наименование Субботы, в которую читают главу «Дварим», — «Шабат хазон», то есть «Суббота видения». Эту главу читали как обвинение непокорному народу. Но рабби Леви‑Ицхак из Бердичева, в соответствии с хасидской традицией видеть даже в явном проклятии благословение Всевышнего, сумел узреть в ней отдаленное видение Третьего храма Эры Машиаха. Ребе связывает эту идею с содержанием данной недельной главы, которая начинается с того, как Моше повторяет сынам Израиля учение Б‑га перед их вступлением в Землю обетованную.

СУББОТА ВИДЕНИЯ

Известно изречение рабби Леви‑Ицхака из Бердичева о том, что в эту Субботу, Шабат хазон (поскольку мы читаем в афтаре о знаменитом «виде́нии» — «хазоне» — Йешаяу), перед нами, хотя и очень отдаленно, предстает видение Третьего храма (слово «хазон» и означает видение с большого расстояния).

Эти слова помогают нам понять связь между афтарой с ее виде́нием и главой «Дварим», которые всегда читаются вместе в последнюю Субботу перед 9 ава.

Глава открывается кратким повторением Моше Торы, и вся книга Дварим отличается от остальных четырех книг Хумаша тем, что она адресована молодежи, которой предстояло войти в Святую землю (ср. Мегила, 31б; Ликутей Тора, Бемидбар, 17в). Молодые люди нуждались в совете и предостережении гораздо больше предшествующих поколений, поскольку странствовавшие по пустыне старшие знали о Б‑ге не понаслышке: они видели Его на горе Синай (Псикта, Пара, 14:9; Ликутей Тора, Бемидбар, 37б). Младшие же, столкнувшись с материальным миром и познав связанные с ним обязательства, утратили способность непосредственно воспринимать Б‑жественное: они слышали Всевышнего, но не видели Его. К ним и были обращены слова «А теперь, Израиль, слушай...» (Дварим, 4:1).

Разница между зрением и слухом заключается в следующем (см. беседу о гл. «Итро»): свидетель какого‑либо события уверен в своем рассказе — он видел его собственными глазами, а человек, который только слышал о нем, может со временем засомневаться. Услышанное не внушает достаточной уверенности.

Вот почему поколению, готовившемуся вступить в Израиль и только слышавшему о Б‑ге, но не видевшему Его, следовало внушить мысль о важности самопожертвования и прочих добродетелях, что было бы излишне для тех, кто странствовал в пустыне.

Итак, молодому поколению недоставало духовной непосредственности предшественников. Тем не менее оно добилось большего, чем предки, которым было сказано: «Не пришли вы еще к месту покоя и в удел, который Б‑г, Всесильный твой, дает тебе» (Дварим, 12:9). Это следующее поколение достигло Иерусалима и Шило (Мегила, 10а; Звахим, 119а; Иерусалимский Талмуд, Мегила, кон. гл. 1; ср. также Зоар, ч. I, 241а, 242а), поскольку обрести «покой и удел» можно было, лишь претворив волю Всевышнего в практические действия.

Словом, в «Дварим» утверждается парадоксальная вещь: истинного подъема можно добиться, если идти под гору, — высочайшие духовные победы одерживаются не в небесах, а на земле.

Сходная мысль подсказывается и виде́нием. Хотя афтару о нем читают в период девятидневного траура по утраченному Храму (предшествует 9 ава), последовавшее за его разрушением изгнание окончится новым обретением, видение которого предстает перед нами (по словам бердичевского раввина) в самый момент утраты.

ПЕЧАЛЬ И РАДОСТЬ

Чувство скорби, пребывания «в теснинах» («Эйха», 1:3 — в этом отрывке, как утверждают наши мудрецы, подразумеваются три недели между 17 тамуза и 9 ава, так и называемые «Меж теснин»), преобладающее в нашем сознании в те девять дней, когда мы вспоминаем разрушение Храмов, прерывается Субботой всеобщей радости (Тосафот, Моэд катан, 23б, где цитируется Иерусалимский Талмуд: Брахот, 2:7; ср. Иерусалимский Талмуд, Мегила, 1:4; Сифрей, Беаалотха, 10:10). В эту Субботу принято радоваться более, чем обычно, чтобы праздничное настроение не омрачалось даже отголосками прежней печали.

Впрочем, это имеет и более глубокий смысл. Суббота — отражение грядущего мира, в котором нам воздастся настолько, что все следы былого изгнания будут стерты. Вот почему в этот день не должно быть места воспоминаниям об изгнании.

В эту Субботу мы не просто бежим от грусти — мы умножаем свою радость.

Ведь грядущее возвращение должно быть в духовном плане значительнее прежнего. Если бы речь шла только о восстановлении статус‑кво, изгнание было бы излишним. Каждое изгнание евреев завершалось достижением ими нового уровня духовности, поскольку, рассеиваясь по свету, они получали возможность спасти и приобщить к служению Всевышнему целые общества, в противном случае не приобщившиеся бы к Торе. И в конечном пункте этих странствий — в грядущем мире — еврейский народ ожидает возвращение уже без последующего изгнания, поскольку будет достигнута абсолютная духовность, не нуждающаяся в новых странствиях.

Итак, эта Суббота, наиболее тесно связанная с изгнанием, этот день Видения связан с брезжущим светом конца изгнания и переходом к безмятежной радости. Как сказано в «Шульхан арух» (Орах Хаим, 552:10), в этот день позволительно устроить пир не хуже того, что устроил царь Шломо, восходя на царский престол: предвкушение будущего царства может дать нам силы превратить горести изгнания в радость возвращения.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Мецора». Существует ли лашон тов, то есть доброречие?

На взгляд Рамбама, доброречие предписано заповедью «люби ближнего, как самого себя». Согласно «Авот», это один из способов «воспитать многих учеников». Созидательная мощь лашон тов колоссальна — она ничуть не уступает разрушительной мощи лашон а‑ра! Видеть хорошие стороны людей и говорить им об этом — способ помочь их достоинствам реализоваться, выпестовать личностный рост ближних.

Союз обрезания: чья ответственность, когда совершать и что делать взрослым

В начале девяностых в синагоге в Марьиной Роще, тогда еще маленькой и деревянной, ежедневно можно было наблюдать такую картину: во дворе стоял небольшой вагончик‑времянка, в который заходили мальчики и мужчины самого разного возраста. В вагончике же, с редкими перерывами на сигарету и перекус, конвейерным методом работал моѓель, вводивший в завет праотца Авраѓама советских евреев, в основном будущих репатриантов в Израиль. Подобную картину можно было наблюдать и в других местах.

Союз обрезания: все, что сотворено, требует работы

Мир изначально не сотворен совершенным — наоборот, он требует от человека определенной работы для улучшения. А обрезание, соответственно, является одним из примеров такой работы. Согласно еврейской традиции, человек делает мир лучше, исполняя заповеди и делая добрые дела. Обрезание же — единственная заповедь, которая пребывает с ним все время, где бы он ни находился.