Уроки Торы III

Уроки Торы III. Пинхос

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Женщина‑завоевательница

О жизни Махлы, Нои, Хоглы, Мильки и Тирцы известно крайне мало. Однако эти пять дочерей Цлофхада, сына Хефера, сыграли немаловажную роль в истории Израиля, серьезно повлияв на мировосприятие евреев.

Цлофхад принадлежал к тому поколению евреев, что родились в египетском рабстве, от которого их освободил Исход. Именно им была дарована земля Кнаан как вечное наследие Израиля. И хотя это поколение оказалось недостойным вступить во владение землей, когда дети тех, кто вышел из Египта, переправились через реку Иордан, чтобы покорить Кнаан, они совершили акт вступления в наследство, по праву доставшееся им от отцов. Каждая семья получала надел земли пропорционально тому, какова была доля членов этой семьи среди 600 000 евреев, вышедших из Египта.

У Цлофхада было пять дочерей и ни одного сына. Закон о наследстве, как он изначально был дан в Торе, признавал только наследников мужского пола. Поэтому состояние отца не могло быть востребовано дочерьми.

Махла, Ноа, Хогла, Милька и Тирца не захотели примириться с подобным положением дел. И тогда дочери Цлофхада предстали перед Моше. Они заявили:

«Почему же исключено будет имя отца нашего из среды семейства его? Из‑за того ли, что нет у него сына? Дай нам владение среди братьев отца нашего!» (Бемидбар, 27:4).

Моше обратился к Б‑гу и получил следующий ответ: «Справедливо говорят дочери Цлофхада… Отдай удел отца их им» (там же, 27:7). И вслед за этим Б‑г велел Моше включить в законы Торы о наследии следующее положение: «Если человек умрет, а сына у него нет, то отдайте его удел дочери его» (там же, 27:8).

Два поколения

Исход из Египта и завоевание земли Кнаан — это два ключевых события в начале и в конце сорокалетнего странствия, в ходе которого мы и стали народом в истинном смысле этого слова. И эти два события олицетворяют самые важные цели в жизни человека. «Исход из Египта», из Мицраима, олицетворяет освобождение души от всего, что ограничивает и умаляет ее истинную сущность и волю. Мицраим означает «пределы» и «ограничения». А «завоевание земли Кнаан и расселение в ней» олицетворяют подчинение материального мира и превращение его в «обитель Б‑га»: в пространство, наполненное Б‑жественностью и призванное свидетельствовать совершенство и благость Творца.

Поколение Исхода добилось успеха в выполнении первой задачи, но не справилось со второй. Люди этого поколения смогли порвать путы языческой культуры и рабского мышления. Смогли очистить души до той степени чистоты, что оказались достойны получить на горе Синай Истинную Тору от Самого Б‑га. Но они уклонились от того, чтобы «завоевать и населить землю сию». Не пожелали «променять» духовную чистоту пребывания в пустыне на погружение в материальность мира, променять на тяжкий труд, который один лишь и может превратить «землю Кнаан» в «Святую землю»… И именно поэтому им суждено было провести в пустыне всю жизнь. И только их дети вошли в данную им землю и заселили ее.

Эти же две задачи стоят и перед каждым из нас. Их мы и решаем всю жизнь. Мы должны высвободить и актуализировать наш духовный потенциал, сделать окружающее нас пространство — в самом широком смысле слова — местом, где почиет святость, где чувствуется присутствие Б‑га в этом мире.

И мы должны прилагать усилия, чтобы совершился надлежащий переход от детства и юности, отданных саморазвитию и самосовершенствованию, к зрелости. К той поре, когда жизнь направлена на то, чтобы отдавать миру плоды трудов наших.

Иное завоевание

Но ведь люди непохожи друг на друга. Сказано (Танхума, Пинхос, 10): «Как непохожи их лица, так непохожи их характеры». Есть люди жесткие и мягкие. Есть те, кто агрессивен от природы. И те, кто склонен к пассивности. Одни не могут жить без борьбы. Другим же претит сама мысль о воинственности: они готовы на все, лишь бы избежать столкновений.

И в той формулировке закона о наследстве, что была дана Б‑гом в ответ на просьбу дочерей Цлофхада, кроется глубинный смысл. Б‑г сказал: «Если… сына у него нет». Значит — если человек ощущает за собой недостаток «мужской» агрессивности и воли к борьбе, то человек этот может решить, что не ему принимать участие в «завоевании земли». Он будет склоняться к тому, чтобы все свои силы посвятить очищению внутреннего «я», предоставив задачу завоевания и подчинения далекого от состояния святости мира тем, у кого «есть сыновья».

На это Тора говорит: завоевание и заселение земли — задача, поставленная не только перед теми, в ком присутствует ярко выраженное мужское начало. Каждая душа, принадлежащая к народу Израиля, имеет «долю в земле сей» — тот фрагмент материального мира, который именно этому человеку надлежит взять во владение, окультурить и освятить. Конечно, часто эта задача сопряжена с агрессией и требует участия в схватке. Но есть и «женский» способ преобразить косную материю наших жизней в «Святую землю».

Сказано: «Если… сына у него нет, то отдайте удел его дочери его». Уже то, что иной человек от природы не склонен к агрессии «мужчины‑воителя», указывает, что ему дана способность преобразить окружающий мир через рожденную им «дочь». И он сделает это — призвав на помощь ту сторону своей души, что предпочитает пассивность. Ту, что стремится не к конфронтации, а к сочувствию. И это — тот закон жизни, что был открыт через дочерей Цлофхада: не всякое завоевание осуществляется за счет того, что противник уступает превосходству силы. Порой заинтересованное внимание и симпатия способны намного эффективней нейтрализовать враждебность «противника» и преобразить саму природу врага.

Отсутствие «мужского начала» в душе на самом деле указывает лишь на наличие «женской» ее составляющей, которая в той же мере может претендовать на свою долю в этом мире. И может способствовать преображению этого мира в «обитель Б‑га».

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Аазину». Дуга моральной вселенной

Зло берет верх на короткое время, но в долгосрочной перспективе победа никогда не остается за ним. Нечестивые подобны траве, праведные же похожи на деревья. Трава вырастает за одну ночь, но дереву нужны годы и годы, чтобы достичь полной высоты. В конечном счете тирании терпят поражение. Империи приходят в упадок и гибнут. В финальной битве побеждают добродетель и справедливость. Как сказал, выразившись в духе Теилим, Мартин Лютер Кинг: «Дуга моральной вселенной длинна, но склоняется к справедливости».

Ребе Шолом‑Шахна, сын ребе Зуси

Когда моего отца и его товарищей везли в тюрьму, он решил про себя не выдавать ничего даже под угрозой смерти. Он был готов к таким угрозам и не собирался давать показания. Так, рассказывал он мне, их воспитывали в России — с того дня, как ребенок поступал в хедер. Даже малыши из хедера повторяли клятву: «Недер, недер, ни слова про хедер». Теперь ему было 15, он уже успел познакомиться с «миром», но помнил свои детские клятвы и дал себе слово сохранять молчание любой ценой.

Недельная глава «Вайелех». Тора как песнь

Мы, каждое поколение, должны взять Тору и обновить ее. Мы должны написать свой свиток. Суть Торы не в ее древности, а в ее новизне; она рассказывает не только о прошлом, но и о будущем. Это не просто какой‑то старинный документ, реликт какой‑то более ранней стадии развития общества. Тора говорит с нами здесь и сейчас — но только при условии, что мы прилагаем усилия, чтобы написать ее снова.