Уроки Торы III

Уроки Торы III. Ноах

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Эпоха радуги

И сказал Всесильный Ноаху и сыновьям его с ним так: «…Вот знак союза, который Я полагаю между Мною и между вами, и между каждым живым существом, что с вами, — на вечные поколения. Радугу Мою помещаю Я в облаке… И будет, когда наведу облако на землю и появится радуга в облаке, и вспомню Я союз Мой… И вода не сделается более потоком, чтобы губить всякую плоть».

Брейшис, 9:8‑15

 

Конечно же, радуга — естественное явление. Солнечные лучи проходят через мельчайшие капельки влаги, висящие в воздухе; прозрачные, подобные кристаллам капельки воды отражают свет, разлагая его на цвета спектра, в нем содержащиеся, — так в небе появляется радуга.

Однако до потопа это естественное явление не проявлялось. Каким‑то образом в эпоху до потопа взаимодействие атмосферной влаги и солнечного света не давало эффекта радуги. И только после потопа «механизм» этого взаимодействия был «запущен» Создателем, а радуга стала знамением Его нового завета с творением.

Духовное и физическое — две стороны единой реальности. И упомянутое нами изменение характера взаимодействия между атмосферной влагой и солнечным светом выражает более сущностное духовное различие между миром до и миром после потопа, а также изменение отношения Б‑га к павшему миру.

Ярко выраженные противоположности

Уже рассказ Торы о первых двадцати поколениях, населявших землю, дает представление о двух главных отличиях допотопного мира от эры после потопа.

Допотопные поколения имели куда большую продолжительность жизни: мы читаем о том, что допотопные патриархи жили по 800, 900, 1000 лет. Так, дед Ноаха, Метушелах, прожил 969 лет; отец, Лемех, — 777 лет, а сам Ноах — 950 (Брейшис, 5:27,31; 9:29). Зогар объясняет столь долгую продолжительность жизни первых поколений тем, что допотопная эпоха — время Б‑жьего благоволения, когда жизнь, здоровье и богатство свободно и беспрепятственно изливались Свыше.

После потопа наблюдается последовательное сокращение продолжительности жизни: сын Ноаха, Шем, жил 600 лет; сын Шема, Арпашхад, — 438; Терах, отец Авраама, принадлежавший к девятому поколению потомков Ноаха, жил 205 лет, сам Авраам — 175; правнук Авраама, Леви, — 137, а правнук Леви, Моше, — 120 лет (Брейшис, 11:10‑13, 32; 25:7; Шмойс, 6:15; Дворим, 34:7). Проходит лишь три поколения после потопа, а Авраам уже считается старцем в 100 лет (Брейшис, 18:11).

Второе отличие может показаться никак не связанным с первым — более того, ему противоречащим: после потопа мир обрел стабильность и устойчивость, которыми до потопа он не обладал. До потопа существование мира ставилось в зависимость от состояния в нем морали, и когда человечество впало в порок и погрязло в насилии, Б‑г сказал Ноаху:

«Конец всякой плоти настал предо Мною, ибо вся земля наполнилась насилием от них, и вот Я истреблю их с землею» (Брейшис, 6:13).

После же потопа Б‑г воскликнул: «Не буду более проклинать землю за человека… Впредь, во все дни земли сеяние и жатва, холод и тепло, лето и зима, день и ночь не прекратятся» (Брейшис, 8:21, 22).

Более цикл жизни и природы никогда уже не будет под угрозой уничтожения, как бы человек ни удалялся от Б‑га. Мир после потопа — это мир, существование которого гарантировано, мир, желанный Создателю, независимо от того, следует ли он Его воле или нет.

Радуга же выступает гарантией этой новой стабильности, ее символом.

Мир, непроницаемый для света

До потопа роль человека в творении сводилась прежде всего к тому, чтобы откликаться на Б‑жье присутствие в мире. Поток Б‑жественной жизненной силы изливался в мир свободно и мощно, благодаря чему люди могли достигать великих материальных и духовных результатов; однако эти достижения были всего лишь приятием того, что снисходило на людей Свыше, а не результатом их собственной инициативы.

Мир до потопа можно уподобить иному отличнику в школе, который разом «схватывает» самые сложные объяснения учителя, но не способен породить ни единой собственной мысли. И удалившись от наставника, порвав с ним всякую связь, этот ученик потерял опору для существования. Допотопные люди предпочли забыть Б‑га — что же было Ему делать с этим миром?

После потопа Б‑г дал миру новые силы — силы творить. Он даровал сущему способность развивать полученное Свыше, продлевать и распространять то, что ниспослано от Б‑га. Такой мир можно сравнить с учеником, которого наставник научил мыслить самостоятельно, применяя усвоенные в ходе обучения идеи и знания к новым областям. Отныне человек был способен не только впитывать то, что посылается ему от Б‑га, но и прилагать ниспосланное к жизни совершенно новым, порой неожиданным образом.

Этот мир во многом «слабее» того мира, что всецело зависел от Б‑жественной милости. Но такой мир и менее зависим от Всевышнего, и в этом мире куда больше зависит от людской морали и ограничений, наложенных на себя людьми. Отсюда — сокращение продолжительности жизни людей, явившихся на свет после потопа. Однако задумавшись, мы поймем, что такой мир более устойчив: даже утратив истинное понимание того, зачем они пришли в этот мир и каково их истинное призвание, люди сохраняют возможность преодолеть это состояние и восстановить связь с Творцом. Такой мир обладает собственным потенциалом для обновления, причем этот потенциал всегда можно реализовать, пусть даже он не был востребован на протяжении многих поколений.

Туман, восходящий от земли к небу

Радуга — естественный феномен, в котором проявляются эти новые качества, свойственные миру после потопа. Влага испаряется с земли, образуя облака и дождевые капли, которые улавливают солнечный свет. Субстанция более грубая просто поглощала бы свет, но благодаря чистоте и прозрачности мельчайших капель воды те фокусируют и преломляют свет таким образом, что проявляется все многообразие цветов спектра, заключенное в солнечных лучах.

Мир до потопа не знал радуги: прежний мир был лишен той сущности, которая могла бы восходить к Высшему, чтобы взаимодействовать с тем, что с Небес ниспосылается миру, развивая это и взаимодействуя с ним. Такова была духовная природа этого мира, и, соответственно, в нем не было условий для появления физической радуги — водяная взвесь в воздухе могла лишь поглощать, но не могла отражать солнечный свет.

Лишенный творческого потенциала, мир до потопа лишился и основы своего существования, когда отвернулся от Б‑жественного влияния, исходящего Свыше. Затем случился потоп. Дожди потопа не только положили конец тому миру, погрязшему в порче, — они омыли и очистили его, так что схлынувшие воды потопа оставили после себя новый мир, обладающий новой природой: мир, где открыта возможность к восхождению во имя встречи с Высшим, так же, как возможность к трансформации полученного Свыше; этот новый мир «прозрачен» и чист настолько, что полученное как дар Свыше в нем можно преобразить в нечто новое, исполненное многоцветья и света.

И даже если этот мир утрачивает правый путь и впадает в заблуждение, Б‑г видит радугу, и это зрелище удерживает Его от желания разрушить мир: радуга свидетельствует о новой зрелости мира — его способности подняться над ошибками и заблуждениями настоящего и заново установить связь с Творцом.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться