Уроки Торы III

Уроки Торы III. Мишпотим

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Недвижимое имущество

И сказал Б‑г, обращаясь к Моше: «Взойди ко Мне на гору и будь там; и Я дам тебе скрижали каменные, и Тору, и заповедь, которые Я написал
для наставления народа».

Шмойс, 24:12

 

По закону Торы, ваш сосед — не просто тот, кто живет по другую сторону изгороди: это человек, перед которым у вас есть обязательства и за которого вы несете определенную ответственность. Одно из этих обязательств названо в законе о бар мицре — буквально «о том, кто на меже»: если кто‑либо желает продать свое поле, его сосед — тот, чье поле граничит с продаваемым участком, — обладает приоритетным правом купить этот надел. Закон этот подкреплен судебной практикой, предусматривающей, что если участок не был сперва предложен соседу, а сразу продан кому‑либо «со стороны», то сосед имеет право, выплатив новому владельцу цену покупки, согнать того с земли (см. Талмуд, Бава Мециа, 108а; Рамбам, Законы о соседях, гл. 12‑14; Шулхан Орух, Хошен Мишпат, 175: 5‑63).

Талмуд приводит этот закон как классический пример «выгоды, извлекаемой одним человеком без потерь для другого». Ибо выгода покупателя заключается в том, что он может обрабатывать оба надела как единое поле, тем самым избегая издержек, связанных с обработкой двух участков земли, расположенных в разных местах. Продавец же при этом не несет потерь, ибо получает свою цену так же, как и второй возможный владелец, не являющийся соседом: он может купить равноценное поле где‑нибудь еще. Тем самым судебная практика исходит из установления: «Поступай справедливо и хорошо» (Дворим, 6:18). Это положение закрывает дорогу злоупотреблениям и несправедливости, даже если эти неправедные деяния носят вид «законных» действий.

Алоха — больше, чем просто кодекс поведения в земной жизни: это еще и описание «кодекса поведения» Самого Б‑га — характера отношений, избранного Им в отношениях с творением. Так, мы видим, что Б‑г соблюдает Шабос, заповедь тфилин и иные требования закона Торы (Брейшис Раба, 11:5; Талмуд, Брохойс, 6а). Как сказано в Мидраше: «Пути Б‑га отличны от путей плоти и крови. Путь плоти и крови: наставлять в чем‑то других, но не следовать самому этим наставлениям, Б‑г же — что Сам делает, то велит соблюдать и делать Израилю» (Шмойс Раба, 30:4). Если Б‑г заповедовал нам закон о бар мицре, Он Сам покорен ему.

Так, Талмуд поясняет: когда Моше «поднялся на вершину», чтобы получить Тору от Б‑га, сказали ангелы служения Святому, благословен Он: «Владыка мира, что делает рожденный женщиной среди нас?» «Он пришел, чтобы получить Тору», — ответил Г‑сподь. «Сокровище, что было спрятано Тобою за девятьсот семьдесят четыре поколения до сотворения мира, Ты хочешь отдать смертному? … ведь Ты дал славу Свою Небесам [то есть дал Тору ангелам, а не людям]».

«Ответь им ты!» — сказал Святой, благословен Он.

Сказал Моше Всевышнему: «Владыка мира, сказано в Торе, которую собираешься Ты дать мне,— “Я — Г‑сподь, Б‑г твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства”», — и обратился к ангелам: «Разве спускались вы в Египет, разве были рабами фараона? Так как же Тора может принадлежать вам?!» И еще сказано в Торе: «Да не будет у тебя других богов…» Разве вам приходится жить среди идолопоклонников? И еще сказано в Торе: «Помни день субботний, чтобы освящать его». Работаете ли вы, чтобы нуждаться в субботнем отдыхе? И еще сказано в Торе: «Не произноси имени Г‑спода, Б‑га твоего, всуе…» Разве суета касается вас? И еще сказано в Торе: «Чти отца и мать…» Разве есть у вас родители? И еще сказано: «Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради». Разве у вас может быть ревность или злое побуждение?

Как поясняют комментаторы, претензия ангелов на то, что Тора принадлежит им, носила юридический характер — то была прерогатива соседа, поддержанная законом о бар мицре. Дело в том, что Тора — «тайное сокровище» Б‑га: до того как Тора была дана нам на Синае, она являлась исключительно духовным манифестом, «написанным тобой перед Ним черным огнем по белому огню», манифестом, имевшим отношение только к духовной структуре творения (Раши, Дворим, 33:2). Потому мы убеждены, что на Синае Б‑г говорил с нами «с небес» (Шмойс, 20:19; Дворим, 4:31). И что Моше «восшел на небо» (Талмуд, Шабос — там же и во множестве других источников). Что Моше проник на духовный уровень бытия, чтобы получить Тору: «И провел там [на Синае] Моше сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил…» (Шмойс, 34:28). Ангелы утверждали, что они являются изначальными «соседями» Торы; она должна быть предложена им, прежде чем будет преображена в учение о земной жизни, адресованное некоему «дальнему» владельцу, принадлежащему к земному миру.

Здесь кроется объяснение того, почему Моше не мог просто ответить ангелам: «Откройте Тору и взгляните: почти каждый раздел Торы открывается словами: “Заповедовал сынам Израиля”, “Сказал детям Израиля” и т.п.» Дело в том, что закон о бар мицре дает соседу право купить поле даже после того, как оно уже было продано «дальнему» покупателю.

Пять ответов

Признавая, что претензия ангелов основывается на законе Торы, Б‑г велит Моше «ответить им» прежде, чем он получит Тору и возьмет ее на землю. Согласно комментарию Раши к Бава Мециа, закон о бар мицре применим в первую очередь к тому, кто намерен купить землю. Закон этот запрещает приобретать поле, желанное тому, кто живет с ним по соседству, вменяя в обязанность переуступить соседу уже купленное поле. Тем и объяснено: почему Б‑г претензии ангелов переадресовал к Моше — тот ведь выступал в роли приобретателя собственности и потому мог рассматриваться как преступающий закон о бар мицре.

Как же мог Моше с точки зрения права защитить соглашение между Б‑гом и Израилем? Упомянутые выше комментаторы предлагают следующие алохические обоснования.

Первое: закон о бар мицре распространяется лишь на продажу имущества, но не на его дарение — владелец свободен передать поле как дар кому угодно (Талмуд, Бава Мециа, 108б; Рамбам, там же, 13:1; Шулхан Орух, там же, пар. 54). Если Б‑г дарует нам Тору, претензии ангелов не имеют под собой оснований.

Второе: закон о бар мицре распространяется только на недвижимое имущество (Рамбам, там же, 13:4; Шулхан Орух, там же, 53). Тора же — не недвижимость, чему доказательство — факт, что она «принесена» на землю и тем самым действие данного закона не распространяется на нее.

Третье: если кто‑либо желает продать поле кому‑то из членов своей семьи, он вправе сделать это, не предлагая поле соседу (Риф, цит. в Шита Мекубецес на Талмуд, там же; Багад, цит. Бейс Йосеф на Тур, Хошен Мишпат, 175; Шах в комм. на Шулхан Орух, там же, пар. 30). Народ Израиля — дети Б‑га и «близки к Б‑гу», кровим (Дворим, 14:1; 4:7). Тем самым закон о бар мицре не распространяется на приобретение Торы Израилем.

Четвертое: точно так же действие бар мицры не распространяется на продажу земли партнеру (Рамбам, там же, 12:5; Шулхан Орух, там же, пар. 49). Мудрецами сказано: «Всякий судья, исполняющий закон, сохраняя высшую верность правде, становится партнером Б‑га в творении» (Талмуд, Шабос, 10а, в связи со Шмойс, 18:13). Именно так, блюдя закон Торы, Моше может считаться партнером Б‑га. В самом деле, стих, от которого отталкивается весь Талмуд, — тот, в котором упоминается Моше. А следовательно, Моше может вступать во владение Его собственностью, не прислушиваясь к возражению «небесных соседей». Соблюдающий Шабос также рассматривается как «партнер Б‑га в творении» (Талмуд, там же, 119б). А так как мицва о соблюдении Шабоса дана евреям за несколько недель до Синая, во время стоянки в Маре (согласно Талмуду, Сангедрин, 56б; см. также Шмойс, 16:29,30), то выходит, что все евреи — «партнеры» Б‑га и, следовательно, имеют полное право «приобрести» Тору во владение.

Пятое: в Торе о Моше сказано — «он человек Всесильного» (Дворим, 33:1; Теилим 90:1; Дворим Раба, 11:4). Моше — наполовину смертный, наполовину принадлежит горнему миру. Тем самым Моше в той же мере может претендовать на то, что он — «сосед» духовной Торе, как и его небесные оппоненты. То же можно сказать и о народе Израиля: души его «вырезаны из подножия Горнего Престола» Всесильного (Зогар, ч. III, 29б).

Однако все эти аргументы уязвимы по‑своему.

Что касается первого: Тора действительно названа «даром» Свыше (ср. Бемидбар, 21:18: «Из пустыни, это дар»; и в ежедневном благословении Торы мы говорим: «Благословен Б‑г, давший нам Тору», а праздник Швуэс назван «Временем дарования нашей Торы»). Но Тора также названа «наследие» (Дворим, 33:4) и «приобретение» (Мишлей, 4:2; Шмойс Раба, 33:1). Три эти метафоры описывают три различных начала, присутствующие в Торе, и определяют, как же именно народ Израиля «обладает» Торой. Тогда претензии ангелов на Тору могут быть вполне обоснованы относительно того ее аспекта, который описан метафорой «приобретения».

Рассмотрим второй аргумент. Закон о бар мицре не распространяется на движимое имущество, потому что последнее не связано с каким‑либо фиксированным местом. А следовательно, в отношении его не может идти речи о соседях в истинном смысле этого слова. В нашем же случае само место, которому «приписана» Тора, имеет сущностное значение. Ангелы настаивают на том, что Тора должна остаться на небесах, то есть остаться духовной по своей сути. Тогда как Моше, обретая ее, уносит Тору на землю, что влечет изменение ее статуса и функции: из духовного манифеста она становится учением для жизни в физическом мире. И в самом деле, после того как мы получили Тору на Синае, она уже не «в небесах», а всецело в «земной юрисдикции» (Дворим, 30:12. См. Талмуд, Бава Мециа, 59б). «Продажа» Торы Израилю означала, что ангелы более не имеют к ней доступа — во всяком случае, она исключена из среды их существования. Точно так же, останься Тора «в небесах», это означало бы, что наша жизнь соотнесена с нею только на эзотерическом уровне, а не как с орудием освящения физического мира. Как то и было до дарования Торы.

Закон о бар мицре распространяется только на те случаи, когда подобное же поле можно найти где‑то еще. И суть действия закона в том, что он определяет, на чьи именно плечи ложатся хлопоты, связанные с «дальним» полем (см. Талмуд, Бава Мециа, 108а; Рамбам, Законы о соседях, гл. 12‑14; Шулхан Орух, Хошен Мишпат, 175:5‑63).

Это вполне согласуется с сутью спора Моше и ангелов: должна ли Тора быть уступлена земле? При любом исходе спора и та и другая сторона могут и впредь изучать Тору, но лишь одна из сторон познает радость обладания Торой как чем‑то, сущностно ему принадлежащим.

Из сказанного следует, что закон о бар мицре имеет силу в данном случае: Тора действительно была «недвижимым имуществом» горнего мира. А значит, на нее распространялись прерогативы соседей, которые и были сформулированы ангелами.

Собственно, все пять аргументов не нуждаются в доказательствах по той причине, что ни один из этих аргументов не упомянут в ответе Моше ангелам. Если для ангелов, убеждающих Б‑га: «Ведь Ты дал славу Свою небесам!», основанием претензий служит закон о бар мицре, то Моше должен был бы пояснить, почему в данном случае этот закон не применим. Но нигде в словах Моше мы не найдем отсылки к вышеприведенным пяти аргументам. Ведь сколь бы ни были серьезны третий, четвертый и пятый аргументы, Моше, казалось бы, утверждает совсем иное. Вот суть ответа Моше: в отличие от ангелов евреи — физические существа, обитающие в профанном мире, собственно — в мире вероотступничества: в мире, где встречаются ревность, злые побуждения, идолопоклонство, и потому‑то евреи нуждаются в Торе и имеют на нее право. Вместо того чтобы посрамить ангелов, указав им на прирожденную духовность Израиля (пятый аргумент) или на связь Израиля с Б‑гом, партнерство с Б‑гом (третий и четвертый аргументы), Моше, казалось, подтверждает саму обоснованность ангельских претензий. Моше подчеркивает, сколь далек Израиль от мира ангелов и духовности небес.

Дом

Мудрецы учат: «Целью сотворения всех миров, как горнего, так и дольнего» послужило то, что Б‑г возжелал обрести обитель в нижних мирах (Мидраш Танхума, Носой, 16; Тания, гл. 36). Б‑г пожелал сотворить «нижний мир», в действительности лишенный всех манифестированных выражений Его истины. И притом этот нижний мир должен быть превращен в Его дом, «обитель», в которой явлено Его присутствие.

Тем самым мир был сотворен «ради Торы и ради Израиля»: народ Израиля — строитель этого дома Б‑га, а Тора — инструмент для его возведения (Раши на Брейшис, 1:1). Народ Израиля живет внутри физического космоса — в «нижнем мире», где Б‑г желает обрести обитель. Тора учит евреев, как материальные сущности, будь то шкуры животных, пальмовые ветви или монеты, преобразить в священные и Б‑гоугодные вещи — к примеру, в тфилин, лулов — и заставить их служить милосердию и благу. Используя Тору как чертеж и орудие, еврейский народ преображает подлунный мир в среду, способную вместить в себя Б‑га и послужить Б‑жественной реальности.

Почему это освящение физического мира рассматривается как создание «обители» для Б‑га? Дело в том, что в человеческом доме с наибольшей полнотой выражается сущностный смысл того, что будет достигнуто, когда мы исполним предусмотренное Торой: построим жизнь по ее «чертежу».

Есть множество различных обиталищ и структур, связанных для человека с идеей «дома» и служащих человеческим нуждам. Человек может проводить долгие часы за изнурительной работой в поле, обрабатывая его, чтобы получить пропитание от земли. Другие же проводят время в конторах, лабораториях, на заводах, чтобы добыть свое пропитание. Люди строят здания, где расположат медицинские, образовательные, юридические и развлекательные учреждения. Строят машины, чтобы на них передвигаться по суше, воде и воздуху. Однако у всех этих «людских вместилищ» есть общая черта: они дают приют для выражения лишь какого‑то одного аспекта личности, противостоящего этой личности как целому. Во всех этих зданиях находят приют земледельцы, бизнесмены, студенты, больные, литературные критики, отдыхающие — но не человек как таковой. Входя под кров этих зданий, человек исполняет какую‑то определенную роль или удовлетворяет какую‑то определенную потребность. И лишь дома он может быть самим собой. Следуя талмудической формуле «Человек, не имеющий дома — не человек» (Иевомойс, 63a, согл. Тойсфойс), хасидизм определяет обитель как «место, где находит приют сама суть человека».

Именно это мы имеем в виду, говоря, что «Б‑г возжелал обители в нижних мирах». Б‑г обладает множеством «пространств» для репрезентации реальности Своего бытия — Он создал множество духовных миров, каждый из которых выражает иной лик Его бесконечной истины, имеющей неисчислимое множество аспектов. Но лишь физический мир может быть Его домом — местом, где обрела обитель сама Его суть.

Так, мудрость ученого мужа раскрывается не в его изощренных диспутах с коллегами, но в умении объяснить сложнейшие из вещей простакам. Так, великодушие филантропа проявляется не в его щедрости по отношению к друзьям и семье, но в его доброте к тем, кто наименее того заслужил. Сила светильника определяется не тем, что он освещает ближайшее пространство, но тем, сколь далеко проникает его свет. Точно так же бесконечность и всеприсутствие Б‑жественного начала находит свое выражение не в спиритуальности горних миров, но в его способности освящать материальное и земное. О материальном мире сказано: «все дела его тяжки и дурны, и грешники в нем торжествуют» (Тания, гл. 6 и 36), ибо там преобладают силы, внешне индифферентные или даже враждебные по отношению к Б‑жественной воле. И когда этот материальный мир становится выразителем Б‑жественной истины, он становится «обителью» Б‑га. Когда даже погруженное во мрак профанного и находящееся далее всего от Б‑га станет служить Ему — тогда будет выстроен истинный дом для Него. То здание, что способно стать обителью для пребывания самой сущности Его.

И в этом состоит главное и неотразимое возражение на претензии ангелов, что лишь они могут быть обладателями Торы. Закон о бар мицре гласит: «Если покупатель со стороны желает построить на земле дом, а сосед желает засеять ее, земля остается за сторонним покупателем, ибо отдается предпочтение проживанию на земле, и в этом случае закон о бар мицре не имеет силы» (Рамбам, там же, 14:1; Талмуд, Бава Мециа, 108б; Шулхан Орух, там же, пар. 26).

По сути, именно это и говорит ангелам Моше. Есть ли в вас побуждение ко злу? Приходится ли вам иметь дело с суетностью мира? Живете ли вы в окружении язычников? Тогда для чего бы давать вам Тору? Чтобы возделывать еще один роскошный сад духовных радостей? Мы же выстроим с помощью Торы дом — и это совершить можем только мы. Лишь мы, кому изо дня в день приходится противостоять обману, раздорам, профанности, в таком изобилии представленным в самом нижнем слое творения. И, если будет Тора у нас, мы сможем устроить обитель для Него, место, что станет домом для самой сущности Его.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Вайеце». Как в наши души проникает свет

Авраам наделил евреев отвагой, чтобы они бросили вызов идолам своей эпохи. Ицхак — способностью к самопожертвованию. Моше научил их страстно бороться за справедливость. Яаков же дал им знание о том, что именно тогда, когда чувствуешь себя максимально одиноким, Б‑г по‑прежнему с тобой, Он дарует отвагу надеяться и душевные силы мечтать.

Еврейские инкунабулы

Христианские типографы «сдавали в аренду» своим еврейским коллегам различные элементы декора. Для использования одних и тех же рамок для книг, начинавшихся с разных сторон и с различным направлением текста (иврит, соответственно, справа налево) мастера использовали простой технический прием: рамки разрезались, и их стороны переставлялись в зависимости от направления текста.