Уроки Торы III

Уроки Торы III. Дворим

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Уникальность книги Дворим

Вот слова, которые говорил Моше всему Израилю.

Дворим, 1:1

 

Такой фразой начинается пятая книга Торы. И тут следует подчеркнуть различие между Дворим и предыдущими четырьмя книгами Торы. Как поясняют наши мудрецы, все четыре предшествующие книги были «словами Б‑га», тогда как текст книги Дворим «надиктован» Моше (Мегила, 31б) «по собственной инициативе».

Однако же это ни в коем случае не означает, что книга Дворим — всего лишь измышления смертного. Мудрецы раз за разом подчеркивают: Моше произносил слова, ставшие книгой Дворим, «исполнившись Духа Святого». Точно так же Рамбам, давая (Законы раскаяния, 3:8) определение «тем, кто отвергает Тору», включает в их число всякого утверждающего, будто Тора — хотя бы единое ее слово — не от Б‑га. Если кто‑то утверждает: «а вот это прибавлено Моше от себя», он тем самым «отвергает Тору». Нет ни одного комментария, где сказано, что книга Дворим этим отличается от предшествующих четырех книг Торы. Когда Моше говорит (Дворим, 11:14): «Дам Я дождь стране вашей в срок», то это — высказывание от первого лица. И оно, формально соотносясь с говорящим, ясно указывает на Б‑га. Ибо Моше не мыслит себя вне Бжественного, поясняют Зогар (ч. III, 232а) и Шмойс Раба (3:15): «Б‑жественное присутствие говорит его устами». Но с другой стороны, мы явственно видим — в книге Дворим нашло отражение и мышление самого Моше.

Поясним это на следующем примере.

Среди мудрецов существуют два подхода к истолкованию факта, что те или иные темы излагаются в Торе рядом. Одни настаивают на том, что это важно и имеет особый смысл. Другие ссылаются на простую необходимость последовательности, свойственную именно человеческому мышлению. И указывают на то, что последовательность тем и эпизодов связана лишь с ограниченностью человеческого восприятия: «Поскольку Тора дарована Всесильным, постольку порядок изложения не имеет значения» (Брохойс, 21б; Иевомойс, 4а).

Однако когда речь заходит о книге Дворим, все истолкователи согласны: последовательность изложения в ней имеет значение. «Моше составил ее именно так, абзац за абзацем, именно для того, чтобы так ее и толковали», — считал рабби Элозар бен Насан (раздел 34).

Таким образом, текст книги Дворим произнесен Моше по его инициативе. И потому для понимания этого текста требуется помнить, что у человеческой мудрости есть свои законы.

Поверх пределов

Продолжать наши пояснения мы сможем только в том случае, если уясним связь между Торой и нашим миром.

В Мидраш Теилим (90:3) и Брейшис Раба (88:2) мудрецы утверждают: «Тора предшествовала миру». Представление о предшествовании Торы миру никак не связано с хронологией. Ибо время, как и пространство, связано с тварностью, а эта категория появляется лишь постольку, поскольку Б‑г дал сущему бытие. Цитируемая же формула указывает на иной аспект Торы: она существует на уровне духовной истины, превосходящем материальные рамки каких‑либо соответствий. И при этом Тора снисходит до мира и облачается в этот мир, когда говорит о столь обычных вещах, как законы земледелия, правила честного ведения дел, законы женитьбы и структура отношений в семье. Однако не это суть Торы. Как объясняет Тания (гл. 4), суть Торы — «воля Б‑га и Его мудрость», путь к совершенному единению с Ним.

И — так как Тора сущностно выше этого мира, но также и облачена в этот мир — необходимо, чтобы между Торой и миром был какой‑то посредник. Посредник, причастный как духовному ядру Торы, так и смертному порядку бытия. Наш учитель Моше обладал и теми и другими атрибутами. С одной стороны, Моше олицетворяет битул — полнейшее самоотвержение во имя Б‑га. И эта приверженность Моше Б‑гу превосходит все, что может помыслить земное сознание. При этом он олицетворяет и чисто человеческие качества в их совершенстве. Его интеллект, эмоциональность, сама его физическая сила и стать воплощают возможности, данные человеку. Словом, воплощают заложенный в нем потенциал (Шабос, 92а; Недорим, 38а).

В комментарии Рамбама на Мишну Моше описан как «совершеннейший среди всех людей» (Сангедрин, 10:1). В силу этого, сказано в Овойс (1:1), Моше был способен получить Тору и передать ее другим. Он был призван принести трансцендентную духовную истину Торы в форме, понятной смертным.

Два пути

В хасидизме принято выделять два типа посреднических функций. Один — дерех маавир, когда посредник выступает лишь каналом, никак не изменяя и не трансформируя влияние, воздействующее на него. Он «проводит» это влияние вниз — так, что оно не подвергается сколь‑нибудь серьезным изменениям. А потому, сойдя на более низкий уровень, влияние это остается трансцендентным.

Другой тип — дерех ислабшус, когда посредник переводит соответствующие представления на свой язык, приноравливая их к собственному восприятию таким образом, что в итоге меняется форма, в которую представления эти облечены. И благодаря этому становятся доступны реципиентам на уровне их восприятия.

Попробуем теперь приложить сказанное к Торе. Первые четыре книги Торы Моше передал еврейскому народу, не прибавляя ничего от собственной личности. И при этом ни на йоту не изменяя полученное им самим сообщение. Такая трактовка — в восьмом из «Тринадцати принципов веры» Рамбама в его комментарии на Мишну (Сангедрин, 10:1). И здесь коренится отличие первых четырех книг Торы от книги Дворим. Ибо для нее «Святой Дух», слово Б‑га, было источником. То есть слово Б‑га стало частью и сердцевиной мысли самого Моше.

Сознавая это, мы поймем, почему все сведущие в Торе согласны в одном: суть законов Торы можно вывести, сообразуясь с порядком тем в книге Дворим. Что касается первых четырех книг Торы, то порядок изложения в них отнюдь не случаен. Он задан (Шело, 402б) мудростью Б‑га и тем самым следует законам, превышающим понимание смертных. Но ведь законы Торы выводятся «не на Небесах». Это предоставлено интеллекту смертных. А следовательно, «смежность» тех или иных тем в первых четырех книгах Торы не может служить источником для наших построений. Наоборот, книга Дворим прошла через фильтр сознания Моше. И последовательность ее организации соответствует человеческому мышлению. А значит, «смежность» тем в ее тексте может служить опорой для выведения законов Торы.

Знание, ставшее частью внутреннего «я»

Возникает вопрос: а действительно ли необходима книга Дворим? На первый взгляд, тот факт, что Тора облечена мышлением человека, приводит лишь к тому, что ее духовное содержание претерпело ущерб. Во имя какой же цели Б‑г облек Тору мышлением смертного? В этом и состояло намерение Б‑га, когда Он даровал Тору. Так задумано, чтобы Тора проникла в сферу смертного, напитала ее собой и вознесла человеческое понимание на иной уровень. Когда бы человек ни изучал Тору — вне зависимости от его духовного уровня, — он впитывает мудрость Б‑га, и эта мудрость Б‑га становится частью его личности.

Если бы Тора состояла лишь из первых четырех книг, тогда отпущенного нам понимания было бы недостаточно, чтобы всецело соединиться с Торой. Поэтому книга Дворим и прошла через трансформацию интеллекта Моше. То, как Моше понимает Тору, отразилось в книге Дворим. А тем самым и нам открыта возможность, следуя за мышлением Моше, постигнуть предыдущие четыре книги Торы.

Возвышение Торы

Как сказано, Тора облечена в понимание смертного, и это не только дает человеку возможность постижения истины и тем самым — возможность совершенствования. Это придает Торе еще одно измерение, вознося ее на более высокий уровень. То, что бесконечная духовность Торы облечена ограничениями смертного человеческого сознания, являет нам слияние противоположностей. Или — встречу двух разнонаправленных потоков. А это возможно только под влиянием сущности Б‑га. Дворим — пятая книга Торы, выражающая это соответствие самым доступным образом. Сущность Б‑га превосходит и конечное, и бесконечное. Она может слить неслиянное воедино и сделать духовную истину Торы постижимой для смертных с их ограниченным пониманием.

Это также имеет отношение к уникальному вкладу, внесенному в духовность иудаизма хасидским учением и движением Хабад — акроним этот образован из слов на иврите «мудрость, понимание и знание», ибо учение Хабад стремится сообщить глубочайшую мистическую истину Торы в форме, доступной ограниченному человеческому интеллекту.

На берегах Иордана

Моше огласил книгу Дворим, когда евреи стояли на берегах Иордана, готовясь войти в Святую землю. Переправа через Иордан была пересечением не только географической границы, но и духовного рубежа. Во время странствий в пустыне евреи зависели от милости Б‑га, от ее чудесных плодов. Их ведь питала манна, источником воды для них был чудесный колодец Мириам, а облако Славы, окутывавшее их, оберегало одежду от любой порчи. Войдя же в страну, евреи должны были вернуться к жизни внутри естественного порядка вещей. Что означало — жить, возделывая землю и питаясь плодами своего труда. Чтобы этот переход совершился, им нужно было увидеть, как связана Тора с человеческими действиями в материальном мире. Вот для этого Моше и дал евреям книгу Дворим.

И тут надо сказать о связи этой книги с сегодняшним нашим днем. Мы ведь до сих пор все еще пребываем на «берегах Иордана», готовясь войти в Эрец Исроэл. Войти вместе с Мошиахом. Основатель хасидизма Баал‑Шем‑Тов в письме шурину Гершону Китоверу писал: когда это учение распространится по всему миру, свершится приход Мошиаха.

И подход к Торе, выраженный в Дворим, где слово Б‑га сплавлено с мудростью смертного, приведет нас к радости, когда, по слову Рамбама (Законы Царей, 12:5), «заботой мира будет лишь одно — знание о Б‑ге».

Это и приведет к Эпохе Искупления.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Проложивший путь: 125 лет идеологии и движению политического сионизма

На созыв и проведение конгресса Герцль расходовал свои личные средства. Многие из участников съезда, особенно из России, были плохо одеты и по меркам добропорядочного Базеля представляли собой толпу оборванцев. На собственные деньги Герцль закупил для них одежду. Так что делегаты на фотографиях Первого конгресса выглядят чинно и благообразно. Вернувшись с конгресса в Вену, Герцль записал в дневнике: «... в Базеле я основал еврейское государство. Если бы я громко заявил об этом сегодня, ответом мне был бы общий смех. Но через пять и уже, во всяком случае, через пятьдесят лет это признают все».

…И возрадуется Г‑сподь

История Авраама — урок для каждого из нас: следует понять, насколько Б‑г нам доверяет, ведь каждому из нас дано улучшить мир вокруг себя, а заодно и себя самого. А история Израиля — превращения вчерашних рабов в народ Б‑жий — урок для всех нас: мы должны помнить, что получили от Б‑га коллективное задание и несем перед Ним коллективную ответственность.

Недельная глава «Экев». Сила благодарности

Самое страшное, что с ними может случиться, предостерегал Моше, — позабыть, как они пришли в эту страну, как Б‑г обещал ее их предкам, как Он вывел их из рабства на свободу, сорок лет снабжая пищей в пустыне. Это была революционная мысль: написать историю народа в людских сердцах, разыгрывать ее вновь и вновь в ходе годичного цикла праздников, делать так, чтобы народ никогда не приписывал достижений народа себе самому — «своим силам и крепкой руке», но, напротив, всегда относил свои победы и само свое существование на счет чего‑то более грандиозного — на счет Б‑га.