Уроки Торы III

Уроки Торы III. Аазину

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Скромность перед лицом величия

Большую часть главы Торы Аазину занимает песнь Моше. Ее вслед за комментарием Рамбама (Законы свитка Торы, 7:10, гл. 8 и др.) называют также «Песней Аазину». По окончании ее в книге Дворим (32:44) сказано: «И пришел Моше, и произнес все слова песни этой народу, он и Ошеа, сын Нуна».

Раши поясняет, что в тот день оба они, и Моше, и Иеошуа, говорили к народу и были облечены властью. Далее же Раши в комментарии на Дворим (32:44) задается вопросом: «Почему же здесь назван он Ошеа [а не Иеошуа]? Сделано это, чтобы сказать нам: не возгордился он [Иеошуа]; хотя был он удостоен величия, остался скромен, как и был».

Это уточнение Раши призвано не только пояснить нам, почему в данном стихе о Иеошуа говорится как о Ошеа, хотя сам Моше нарек любимого ученика новым именем. Задавая риторический вопрос: «Почему же здесь назван он Ошеа?» — Раши подчеркивает, что новое имя ученика Моше к тому времени было «у всех на слуху».

При этом еще делается такой акцент: мы читаем о моменте возвышения Иеошуа, когда тот наделяется властью духовного лидера своего народа. И — несмотря на это — здесь названо его прежнее имя. Имя, как сказано в комментарии Раши на Бемидбар (13:6), вовсе не отвечающее столь высокому новому статусу.

Раши поясняет, что причиной тому была присущая Иеошуа скромность, которую он сохранил даже в такой ситуации.

Залог благополучия

Человеку свойственно изменяться, когда он достигает вершин власти и ответственности. Что удивительного в том, что, став во главе целого народа, человек испытывает своеобразную экзальтацию? Скажем, не то, чтобы его захлестывает эгоизм, — избави от этого Б‑г! — но у него возникает чувство, что роль вождя требует держать некую дистанцию по отношению к ближним.

И Тора говорит нам: вопреки своему вознесению на вершины власти Иеошуа остался все «так же скромен, как и был». До возвышения он был «сподвижником Моше», однако даже и после того, как жезл власти перешел в его руки, Иеошуа остался чужд всякого самодовольства.

В этом — важный нравственный урок. Как вознесение Иеошуа к власти не разбудило в нем гордыни, так и нам всегда следует помнить: его пример преподан нам на все времена. Благодаря своим качествам мы можем возвыситься, достигнуть богатства и т. д. Но ни богатство, ни возвышение еще не являются сами по себе мерой наших заслуг и качеств. Ибо ясно: достигнутое нами — вовсе не безусловное свидетельство наших достоинств. Если мы думаем иначе — мы скатываемся к самодовольству. Тогда как поведение Иеошуа учит нас совсем иному. Именно когда наши заслуги признаны и вознаграждены, мы должны — по его примеру — «быть скромны, как прежде».

Тем более, когда восхождение к вершинам приводит к тому, чтобы встать во главе целого народа. Если человек, оказавшийся на вершине власти, заражен самодовольством, тогда эта черта его личности не только ослабит степень его влияния на окружающих, но может оказаться, что все его действия и усилия будут иметь обратный эффект. Это актуально осознавать особенно тем, кто является светскими лидерами.

Но склонность к самодовольству еще более опасна для лидера духовного. Потому что в этом случае те, кто смотрит на него «снизу вверх», преисполняются презрением к его самодовольству. А тогда они отвернутся не только от такого человека, недостойного быть духовным лидером, но — упаси Б‑г! — и от религии как таковой.

Залог благосмирения

Если же человек, оказавшийся на вершине власти, исполнен смирения, как Иеошуа, видевший себя слугой народа, а не господином, то это может положительно повлиять на всех, кто соприкасается с таким духовным лидером. И в этом — залог того, что его влияние будет расти. И урок этот уместен в те дни, когда мы читаем главу Аазину, — почти сразу после новогоднего праздника Рош а‑Шона.

В Рош а‑Шона евреи венчают Б‑га на царство в Израиле, и Он остается царем всего мироздания (Рош а‑Шона,16a, 34б).

Заметим — сам факт, что этот сущностный для всего мироздания акт совершают именно евреи, указывает, сколь значима их роль в судьбах нашего мира. Ведь именно нам назначено венчать Б‑га Царем царей! И в этом таится своего рода опасность: евреи могут возгордиться той ролью, которая дана им от Б‑га.

И то, что Иеошуа остался «так же скромен, как и был», возвысившись столь много, должно о многом напоминать нам. Да, нам дано венчать на царство Б‑га, но следствием этого должна быть наша величайшая скромность. Ибо сказано в Игрос Койдеш (послание II): чем ближе человек к Б‑гу, тем больше он осознает дистанцию, отделяющую его от Б‑га.

Поэтому именно слуги Его, пренебрегающие собой, воистину являются сосудами Его благословения. Именно такие в грядущем году и пребывают залогом нашего благополучия, как духовного, так и материального.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Ошибка Декарта. Недельная глава «Хукат»

Наш выбор предопределяют скорее эмоции, чем разум, а чтобы сделать правильный выбор, необходим эмоциональный интеллект. Теперь‑то мы понимаем, что именно этим объясняется существование в иудаизме хуким («уставов») — законов, которые с рациональной точки зрения кажутся бессмысленными.

Мудрецы Талмуда — все мужчины — признают, что не могут подчинить женщин своей власти

В некоторых менее важных случаях лучше позволить евреям не знать о законе и, соответственно, нарушать его ненамеренно, чем сообщить им о нем и тем самым сделать так, что они будут нарушать его умышленно. В западном праве есть такое положение: «Незнание закона не освобождает от ответственности». Даже если ты не знаешь, что совершаешь что‑то незаконное, тебя все равно можно наказать за это. Мудрецы думают иначе: «Лучше пусть евреи будут невольными грешниками, чем сознательными грешниками»

Всё в руках Небес

Никто не спорит с тем, что каждый человек, как мужчина, так и женщина, должен следовать указаниям врачей, когда дело касается конкретных практических шагов. Однако в то же время нам следует помнить, что есть Б‑г, целитель всякой плоти, и что именно Он управляет миром, то есть повседневной жизнью каждого мужчины и каждой женщины, вплоть до мельчайших деталей, и это утверждение тем более верно, когда дело касается основополагающих вещей, составляющих нашу жизнь