Уроки Торы II

Уроки Торы II. Воэсханан

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Судьба заповедей

Соблюдай же заповеди, и установления, и законы, которые Я повелеваю тебе сегодня исполнять.

Дворим, 7:11

 

Сегодня исполнять, а не завтра, сегодня исполнять, а завтра получить награду.

Талмуд, Эрувин, 22а

 

Заповеди Торы заповедано соблюдать в этом мире, а не в «мире грядущем», который последует за эрой мессианства. «В грядущем мире все заповеди будут признаны недействительными», цитирует ученого рава Йосефа трактат Нида (61а).

Однако в Талмуде и мидрашах есть многое, из чего следует, что законы Торы будут соблюдаться и в грядущем мире, после прихода Мошиаха: пример — в трактате Сангедрин (90б). В Иерусалимском Талмуде ясно сказано, что законы Торы действительно вечны и непреложны, и это — одна из важнейших основ иудаизма.

О том же можно прочесть и в Мегиле (1:5), и у Рамбама в Законах Мегилы (2:18). Вот как это утверждается в Мишне Тора, Законы основ Торы (9:1): «Ясная и четкая мицва в Торе установлена навеки, не допускается никаких изменений, сокращений или дополнений. Как написано (Дворим, 13:1), “Все, что Я заповедую вам, строго исполняйте; не прибавляй к этому ничего и ничего не убавляй от этого”».

Назначение и суть

Итак, рав Йосеф говорит: «В грядущем мире все заповеди (мицвойс) будут признаны недействительными», а Иерусалимский Талмуд утверждает: «Законы (алохойс) Торы никогда не будут отменены». Ключ к решению этого явного противоречия в том, какие разные слова используются в цитированных высказываниях.

В общем, существуют два аспекта Торы. С одной стороны, Тора — это «составленный Б‑гом план мироздания» (Брейшис Раба, 1:2), — Б‑жественное видение того, как должна проистекать жизнь на земле. На этом уровне можно утверждать, что задача Торы — «облагородить и вселить дух» в человека и его мир, освятить физическую жизнь и превратить ее во вместилище Б‑жественной истины.

Однако в конечном счете Тору нельзя считать программой жизни. Тора — это Б‑жественная воля, и воля Г‑спода не может быть определена тем, что Он Сам создал. Мы не можем сказать: «Б‑г желает “нечто”, потому что это благотворно для человека»; мы можем сказать лишь: «Б‑г желает “нечто”, посему это благотворно для человека». Желанию Г‑спода не может быть причины, ибо это будет означать, что нечто вне Его — причина того, что в Нем. Так, наши мудрецы (Псохим, 54б) утверждали, что «Тора предшествует миру». По сути, Тора — чистая воля Б‑га; любые причины или преимущества, связанные с Б‑жественным законом, — лишь «одежды», прикрывающие ее надрациональную сущность, когда она входит в наше сознание и становится частью нашего опыта.

В этом и есть различие между понятиями «мицвойс» и «алохойс». Мицва значит «заповедь», «завет», что подразумевает наличие «другого» или кого‑то извне, кому отдают приказы. Таким образом, понятие «мицва» относится к прагматической функции Торы, заключающейся в необходимости дать законы поведения миру, далекому от совершенства, отделенному от своего Творца, а порой и вступающему с Ним в борьбу.

Кроме того, слово «мицва» перекликается с арамейским «цавта» (связь). В этом заложена еще одна функция мицвойс — осуществлять связь Б‑га с человеком. В свою очередь, алохойс — это отсылка к Б‑жественной воле как таковой, не стесненной целями и задачами. Заповедь не является заповедью, пока не становится приказом, отданным другому (или «иному»); связь не является связью, пока не соединяет кого‑то или что‑то; «закон» же — это объективная истина вне зависимости от того, как он применяется и применяется ли вообще.

Три эры

Наши мудрецы говорят о трех стадиях мироздания: наш нынешний мир (олам а‑зе), эра Мошиаха (йемойс а‑Мошиах) и мир грядущий (олам а‑ба).

Нынешний мир — арена ежедневной борьбы добра и зла. Б‑г создал мир, чтобы тот отражал Его бесконечную доброту и совершенство. Но также Он набросил на мир покрывало вещественности, скрывающее его Б‑жественную сущность, допускающее существование жадности, ненависти, страданий. Человек может прилагать все усилия, дабы реализовывать все хорошее, присущее ему и его миру, через соблюдение заповедей. Но он может выбрать и другой путь — усиление иллюзии всемогущества зла, нарушая Б‑жественную волю. Так что наш мир таков, что в нем Б‑жественная воля лишь частично исполняется: во‑первых, потому, что многие по невежеству или нежеланию не соблюдают заповеди; и во‑вторых — потому, что в нем недостаточно условий для выполнения многих мицвойс. А оптимально — выполнение всех мицвойс.

Большинство заповедей — 344 из 613 мицвойс Торы — можно соблюдать, лишь когда стоит Священный Храм, и/или когда весь народ Израиля находится на Святой земле. Более того, даже те мицвойс, которые мы можем соблюдать сейчас, — лишь бледные «копии» истинных, так как полностью соблюдать все заповеди Б‑га можно будет лишь в эру Мошиаха. (См. Сифри, процитированный Раши на Дворим, 11:18, также Рамбан на Дворим, 4:4).

Вторая стадия мироздания, эра Мошиаха, знаменует полное и наилучшее исполнение Б‑жественного закона. Эра Мошиаха описана как мир, где «нет ни голода, ни войн, ни ревности, ни соперничества»; как время, когда настанет конец нашему нынешнему состоянию, нашему голусу (изгнанию), и рассеянные по миру дети Израиля соберутся на Святой земле, Священный Храм будет восстановлен, и служение в нем возобновится; как время, когда «знания, мудрости и истины будет в изобилии» (Рамбам, Законы Царей, 12:5). Но самая важная примета этого времени в том, что человек будет полностью исполнять заповеди Торы. И действительно, все прочие приметы эры Мошиаха — это лишь последствия претворения в жизнь Б‑жественного плана.

Другими словами, эра Мошиаха представляет собой наиболее полную реализацию человеческих возможностей. Однако человек смертен и возможности его конечны, вот почему они не могут полностью отражать «искру Б‑жественности», которая является сущностью людей. Смерть, например, — это естественная составляющая человеческого естества — и антитеза вечной и бесконечной сущности Б‑га. В мире, изначально созданном Б‑гом, не было смерти и тлена, появившихся после грехопадения человека.

Наше эго — то, что дает нам ощущение собственной индивидуальности и обособленности существования, — один из основных компонентов человеческой природы, и оно находится в полном противоречии с аксиомой Дворим (4:35): «Нет другого, кроме Него». Так что в самой природе человека много такого, что можно считать скрытой формой «зла», то есть частью покрывала, сокрывающего Б‑жественную волю. И даже если предположить, что жизнь на земле потечет в полном соответствии с Б‑жественной волей, это еще не значит, что воля человека по природе своей совпадет с волей Б‑га.

За эрой Мошиаха наступает третья, конечная стадия существования — «грядущий мир». Это — мир вечной жизни и безграничного совершенства, окончательно избавленный от зла — от всего, что отделяет творение от своего Творца. Это мир, в котором провозглашается всепроникающая истина Б‑га и каждое существо ощущает свое единение с Б‑жественным.

«Мицва» — Тора как Б‑жественное распоряжение и связь между Б‑гом и человеком — важна только на двух первых стадиях мироздания: в наше время, когда она призвана возлагать Б‑жественную волю на сопротивляющийся мир, и в эру Мошиаха, когда она создает гармоничный мир, послушный Б‑гу и связанный с Ним. В грядущем мире мицва будет не нужна. Это не значит, что мы не будем надевать тфилин или станем работать в Субботу — избави Б‑г! Но мир будет един с волей Г‑спода и поэтому будет полностью соответствовать этой воле. Сами понятия «заповедь» или «связь» станут излишни. Разум не «приказывает» телу исполнять распоряжения так же, как тело не «связано» с разумом в силу того, что оно эти распоряжения выполняет. Тело и разум составляют нераздельное единство, воля разума — это воля тела, которую оно незамедлительно и совершенно естественно исполняет.

Законы Торы — это воля Г‑спода, они вечны и неизменны как Тот, Кто их дал. В грядущем мире они станут естественным законом материальной реальности, которая добровольно воспримет Б‑жественную реальность. Но они перестанут быть мицвойс. Никто не будет отвергать или уточнять Б‑жественные приказы — они исчезнут, как блекнет пламя свечи в лучах полуденного солнца.

Бесконечный спор

Вечность «законов Торы» и различные этапы, которые проходит мир, — от приказов, исходящих от Б‑жественной воли, до единения с ней, — можно проиллюстрировать следующим высказыванием из Пиркей овойс (5:17):

Всякому спору, затеянному во имя небес, суждено длиться вечно… Каков спор во имя небес? Спор между Гилелом и Шамаем.

Гилел и Шамай, жившие в I веке до н. э., основали две главные школы толкования Торы, известные как «Дом Гилела» и «Дом Шамая». Эти школы столь по‑разному толковали многие положения Закона, что споры между Гилелом и Шамаем стали примером всех «споров во имя небес» — разногласий между знатоками Торы, изучавшими Б‑жественную волю и ее претворение в жизни реальной.

Но почему мы говорим, что этим спорам «суждено длиться бесконечно»? Разве наша цель не в том, чтобы разрешить спор и определить наконец, в чем заключается Б‑жья воля? И в самом деле, Тора предлагает способ разрешения подобных споров: «Не следуй за большинством во зло…», — сказано в Шмойс (23:2). Как только вопрос ставится на голосование, точка зрения большинства становится законом Торы — четко выраженной волей Б‑га. Все, в том числе и те, кто ранее был убежден, что Тору следует понимать иначе, обязаны подчиниться конечному решению.

Однако мнение меньшинства не отвергается. В Эрувин (13б) сказано, что после спора между Домом Шамая и Домом Гилела «небесный глас произнес: “И то, и другое — слова Б‑га живого”».

Поскольку мы говорим о людях, спорящих во имя небес, — о тех, кто целиком предан Торе, хочет постичь ее, исходя не из личных мотивов и без предубеждения, — то их споры и есть «слова Б‑га живого». Тора сама свидетельствует: она — «не на небесах» (Дворим, 30:12). Б‑г желал, чтобы Его слово было пропущено через разум знатока Торы, а результат и составит Б‑жественную волю.

В мире конкретных поступков только одно мнение может быть претворено в жизнь. Когда два человека приходят на суд по законам Торы, чтобы разрешить вопрос о спорном займе, возможно лишь одно постановление: ответчик либо должен деньги, либо нет. Если забивают быка, и его кошерность сомнительна, решение может быть одним: либо мясо кошерное и разрешено к употреблению в пищу, либо нет. Отсюда в Торе и положение о том, что споры мудрецов решаются большинством. Но принципы и доводы, приводимые в поддержку того или иного мнения, являются истинным выражением Б‑жественной воли. Мнение меньшинства хоть и не может быть претворено в жизнь, однако должны осознаваться его духовные и психологические посылки. Ибо мир духа допускает, более того, приветствует расхождения в понятиях. Человека что‑то может одновременно привлекать и отталкивать, он может быть и смиренным, и гордым, может и печалиться, и радоваться. Когда двое знатоков Торы отстаивают каждый свою истину, оба они оглашают слова живого Б‑га.

Спор во имя небес не может быть разрешен. Нет неправильных или ошибочных точек зрения, которые бы следовало искоренять или отрицать. Наоборот, этот спор длится бесконечно — пока душа человеческая осваивает различные аспекты Б‑жественной истины.

Строгость будущего

Кабалист XVI века рабби Ицхак Лурия («Ари») идет еще дальше, утверждая: слова и Дома Шамая, и Дома Гилела важны не только на уровне понимания, но и на практике.

В наше время мы следуем положениям Дома Гилела, представлявшего большинство изучавших Тору мудрецов, — большинство во всех случаях, за исключением нескольких, когда мудрецы последовали за Домом Шамая. Но в эру Мошиаха большинство примет сторону Дома Шамая, и в своей жизни мы будем руководствоваться его положениями.

Это отражает изменение природы реального мира в эру Мошиаха. Коротко говоря, Дом Гилела толковал Тору с большей терпимостью, а Дом Шамая ратовал за бoؖльшую строгость. В наши времена, когда Б‑жественные заповеди приходится утверждать в далеком от совершенства мире, положения Дома Гилела представляют собой полное подчинение Б‑жественной воле. Положения же Дома Шамая — идеал слишком высокий для нашего нынешнего состояния (поэтому мы и считаем их более «строгими» и ограничивающими), и осознаны они могут быть лишь на понятийном уровне. В эру Мошиаха ситуация станет обратной: совершенный мир воспримет более точное исполнение законов Торы, на чем и настаивал Дом Шамая, а толкования школы Гилела окажутся важными лишь на уровне понимания (Ликутей Тора, Койрах, 54б,в).

Новая физика

В конечном счете ни наш современный мир, ни эра Мошиаха не могут полностью понять Б‑жественный закон. В обоих мирах положения Дома Шамая и Дома Гилела как пример споров о Торе могут сосуществовать лишь на уровне понимания. В физическом же плане законы существования требуют, чтобы одно уступило другому. Действительно, не можем же мы представить себе, что некий поступок одновременно совершается и не совершается?

Но законы физического существования — неотъемлемая часть созданного Б‑гом мироздания и, очевидно, не могут ограничивать своего Творца. Следовательно, мир как единое целое со своим Творцом также не может быть ограничен этими законами. В грядущем мире споры между Домом Гилела и Домом Шамая будут продолжаться по всем аспектам, включая практическое применение их положений. Все смыслы слова Б‑га будут задействованы на всех уровнях, в том числе и на физическом, где противоположные истины будут существовать бок о бок, как это происходит и сейчас на духовном и психологическом уровнях.

Таким образом, мы имеем три стадии воплощения законов Торы, соответствующие трем стадиям мироздания.

В современном мире, где мицвойс порой призваны исправлять несовершенность материального мира, осуществлять его связь с Творцом, применяются более мягкие и терпимые положения школы Гилела, а более строгие требования школы Шамая существуют лишь в области теоретической и эмпирической.

В эру Мошиаха, когда мицвойс будут гармонично увязывать податливый мир с его Б‑жественной основой, идеалы Шамая станут главенствовать в физическом мире, а представления Гилела о Торе займут область духовного.

В грядущем мире мицвойс исчезнут. Законы Торы более не будут увязывать Б‑жественное с внешним миром. Но они будут полностью осуществляться в мире, уже не отделенном от своего Первоисточника и свободном от законов, определяющих конечный и смертный мир.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Аазину». Дуга моральной вселенной

Зло берет верх на короткое время, но в долгосрочной перспективе победа никогда не остается за ним. Нечестивые подобны траве, праведные же похожи на деревья. Трава вырастает за одну ночь, но дереву нужны годы и годы, чтобы достичь полной высоты. В конечном счете тирании терпят поражение. Империи приходят в упадок и гибнут. В финальной битве побеждают добродетель и справедливость. Как сказал, выразившись в духе Теилим, Мартин Лютер Кинг: «Дуга моральной вселенной длинна, но склоняется к справедливости».