Уроки Торы II

Уроки Торы II. Ваякгел‑Пкудей

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Сосуд

Зачем мы здесь? Этим вопросом вопросов задаются философы всех направлений, изучающие Тору, и каждый отвечает на него по‑своему.

В Талмуде написано лаконично и ясно: «Я был создан, дабы служить моему Творцу» (Талмуд, Кидушин, 82б).

Этическое учение Мусар определяет цель жизни как усовершенствование личных качеств человека. В Зогаре говорится, что Г‑сподь создал нас «дабы Его творения знали Его» (ч. 2, 42б). Мудрец кабалы рабби Ицхак Лурия («Святой Ари», 1534 — 1572) предложил следующее объяснение творения: Б‑г есть сущность Добра, и в природе добра — даровать добро. Но добро нельзя даровать, если его некому принять. Поэтому Б‑г создал наш мир — чтобы было кому принять Его Добро.

Учение хасидизма объясняет: эти доводы, как и те, что приводятся в других кабалистических и философских трудах, — все то же Б‑жественное желание творить, только выраженное в разнообразных «мирах» или «царствах», сотворенных Б‑гом. Также хасидизм предлагает собственную трактовку этого Б‑жественного желания, говоря, что мы «создаем дом для Б‑га в материальном мире».

 

Дом для Б‑га

Что значит «сделать наш мир домом для Б‑га»?

Главный догмат нашей веры заключается в том, что «вся земля полна славы Его» (Эц Хаим, Шаар а‑Клолим, гл. 1) и «нет места, где Он не присутствует». Следовательно, нам не надо приводить Б‑га в материальный мир — Он уже там. Однако Б‑г может обитать в мире, не ощущая его своим домом.

Быть «дома» — значит находиться в месте, «восприимчивом» к вашему присутствию, устроенном для удовлетворения ваших нужд и желаний. Здесь вы можете быть самим собой, таким, какой есть, в отличие от того, каким вы можете быть в прочих местах.

Материальный мир в своем обычном виде для Б‑га отнюдь не гостеприимная среда. Если можно выделить общее для всего материального, так это присущий ему эгоцентризм — всякая вещь утверждает себя как основу и цель существования. Каждой своей частицей камень провозглашает: «Я есть». Все инстинкты дерева и животного направлены на самосохранение и размножение, что и является для них целью всякого действия. А кто больше человека превратил честолюбие в искусство и самовозвеличивание во всепоглощающий идеал?

Эгоцентризм, себялюбие мешают видеть суть стоящего за ними, а суть такова: творение — не цель, а всего лишь производное своего Творца и Его орудие. Но себялюбие — не случайная или второстепенная примета нашего мира, а его определяющая черта. Так что, дабы сделать наш мир «домом» для Б‑га, мы должны изменить природу этого мира, перестроить его основы: из сущности, ориентированной на самое себя, создать нечто, существующее ради куда более значительных целей.

Мы осуществляем такое изменение всякий раз, когда обращаем материальный объект или духовные усилия на службу Б‑гу: беря ли кусок кожи для изготовления тфилин, отдавая ли банкноту на благотворительность или используя свой разум для изучения главы Торы, — все суть осуществление такого изменения. В своем изначальном состоянии кусок кожи как бы заявляет: «Я существую», но в тфилин это «заявление» уже иное: «Я существую, чтобы служить своему Творцу». Доллар в кармане «нашептывает»: «Жадность прекрасна», а в ящике для пожертвований он «считает» иначе: «Цель жизни — не брать, а давать». Человеческий разум алчет: «Обогащай себя», разум же, изучающий Тору, наставляет: «Познавай Б‑га твоего».

Границы личности

Два основных шага способны привести к тому, чтобы сделать наш мир домом для Б‑га. Первый из них — превращение материальных объектов в «сосуды Б‑жественности» (из куска кожи сделать тфилин, дать деньги на благотворительность, выделить время для изучения Торы), второй — использование этих «сосудов» для служения Б‑жественному (надевать тфилин на руку и голову, использовать пожертвования, чтобы накормить голодных, изучать Тору, дабы познавать Б‑га, и т.д.).

На первый взгляд может показаться, что второй шаг более важный, а первый — всего лишь нечто, его предваряющее. Но, узнавая из Торы, как в нашем мире был построен первый дом для Б‑га — Мишкан, мы уясняем, что основное значение придается строительству «дома», а не собственно его использованию в качестве Б‑жественной обители.

Сооружению Святилища, которое строят дети Израиля в пустыне, посвящена значительная часть книги Шмойс. Тора, зачастую настолько скупая на слова, что многие законы в ней заключены в одном лишь слове или даже букве, на сей раз не скупится на подробности. Пятнадцать материалов, используемых для Святилища, — золото и серебро, и медь, и голубая шерсть, и багряница, и червленица, и лен, и козья шерсть, и шкуры бараньи, окрашенные в красный цвет, и шкуры тахашей, и стволы акации, и масло для меноры, и благовония для масла помазания и ароматного воскурения, и ониксы, и другие камни, вставляемые в эйфод и хошен (Шмойс, 25:3‑7) — перечисляются трижды. Во‑первых, Б‑г перечисляет эти материалы, повелевая Моше построить Мишкан, затем Моше полностью перечисляет их, передавая повеление Б‑га сынам Израиля (там же, 35:5‑9), и в третий раз тот же список приводится, когда Тора рассказывает, как сыны Израиля возносили эти приношения и Б‑г призвал Бецалела возглавить строительство (там же, 22‑35).

Кроме того, восемь раз оговаривается устройство и украшение Святилища: в повелениях Б‑га Моше (там же, 25‑27), в Его повелениях помазать все части Святилища и «сосуды» (30:26‑28), в назначении Б‑гом Бецалела (31:7‑11), в наставлениях Моше народу (35:11‑19), в рассказах о том, как были сделаны части и сосуды Святилища (36:8‑39:32) и все сделанное было представлено Моше (39:33‑41), в повелениях Б‑га Моше воздвигнуть и помазать Святилище (40:3‑11) и, наконец, в рассказе, как Святилище было воздвигнуто (40:18‑33). К тому же дважды упоминается каждая мельчайшая деталь сооружения — от размеров балок и столбов до цвета каждого покрывала: в наставлениях Б‑га Моше и когда говорится о сооружении Святилища.

Целых тринадцать глав посвящено описанию материалов, используемых для сооружения Мишкана, и обучению коэнов (священников), которые должны были осуществлять служение Б‑гу в Мишкане, тогда как на рассказ о сотворении мира в Торе отведена всего одна глава, три — на описание Откровения на горе Синай и одиннадцать — на рассказ об Исходе.

Святилище стало моделью и прототипом всех впоследствии сооруженных на Земле домов для Б‑га. И то, насколько важное значение придается этапу «сооружения» (в сравнении с этапом «воплощения»), подразумевает, что и в нашей жизни очень существенно то, как свои духовные силы мы претворяем в вещи, способные служить Б‑гу. Сделать себя «сосудом» Б‑жественности — это в каком‑то смысле больший подвиг, чем само привнесение Б‑жественности в нашу жизнь.

Именно в этом заключен истинный смысл изменения — превращение из личности, ориентированной на себя самое, в нечто, преданное чему‑то более значительному, чем она сама по себе является.

Если бы Г‑сподь желал просто дружественной среды, Ему не нужно было бы обращаться к материальному миру — мир духовный легко мог быть обращен Ему на службу. Изменение и переориентация происходят на первом этапе, когда из чего‑то материального выковывается инструмент Б‑жественного. На втором этапе различные образы единого Б‑жественного желания творения, воплощенного в различных «мирах» или «царствах» Б‑га, только реализуют уже определенный потенциал, и объект используется в соответствии с его истинным назначением.

Доброе утро!

Вы встречаете человека, еще не принявшего в свою жизнь Б‑га, чьи усилия и способности — сколь бы ни были они успешны и похвальны — остаются в рамках его собственного «я» и личных целей, и вам очень хочется расширить его (ее) горизонты — показать богатство и радость жизни, выходящей за рамки личности человека. Вы хотите надевать вместе с ним тфилин, вместе с ней постигать мудрость Торы… Но эти люди к этому еще не готовы.

Вы знаете: человеку, приученному видеть все сквозь призму собственного «я», чужда идея служения Б‑гу и понимаете: прежде чем ввести его в мир Торы и заповедей, нужно научить его воспринимать Б‑жественность, чувствовать близость к священному. Поэтому, встречаясь на улице с ним или с ней, вы просто улыбаетесь и говорите: «Доброе утро!» и приглашаете к себе домой на чашечку кофе или на ужин в Субботу. Вы говорите о пустяках и пока что не предлагаете неподготовленному человеку попробовать изменить образ жизни, потому что прежде всего нужно обрести его доверие — к вам и к тому, что вы собой представляете.

Вы еще якобы ничего не «сделали», но изменение по сути уже произошло, глубинное и коренное: этот человек стал сосудом Б‑жественности. Конечно, задача сосуда — наполниться, как задача дома — стать обитаемым. Святилище было построено, чтобы быть пристанищем Б‑жественного присутствия. Но именно изготовление сосудов для Б‑жественности — самая важная и трудная задача человека, самое значимое его достижение.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Бегар-Бехукотай». Сила проклятия

Иудаизм — религия любви и прощения. Но в то же время это религия справедливого суда. Наказания, описанные в Торе, упомянуты в ней не потому, что Б‑г обожает наказывать, а потому, что Он хочет, чтобы мы вели себя хорошо. Вообразите страну, где есть законы, но нет наказаний. Стали бы люди соблюдать законы? Нет. Каждый предпочел бы поживиться на дармовщинку, извлечь выгоду из усилий других людей, сам ничего не вкладывая. Без наказаний нет действенного закона, а без закона нет и общества.