Уроки Торы II

Уроки Торы II. Ваикро

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Искренность извинений

Если кто‑нибудь согрешит перед Б‑гом
и злоупотребит доверием ближнего…

Ваикро, 5:21

 

Кому не доводилось по чьей‑либо вине изведать унижение, обиды или потери? Нередко в такой ситуации люди дают волю гневу, а бывает, все же находят в себе силы подняться над случившимся и, приняв его, простить обидчика.

Быть пострадавшим плохо, но гораздо хуже другое — почти каждому из нас доводилось самому оказываться в роли обидчика, не жертвы, но — мучителя. Какие же чувства обуревают душу, когда осознаешь, что причинял другому боль? Чувство вины и стыда?.. Возможно, поначалу и было стыдно, но в таких случаях сознание человека нередко стремится отмежеваться от мучительного стыда, и на смену ему приходит своего рода благодушие, что сродни душевной глухоте. Что ж, мир в конце концов не перевернулся, — говорит себе такой обидчик, — жизнь вошла в нормальную колею, а что до ближнего, который продолжает лелеять свою рану и стенать, то это он слишком… Кто из нас, оказавшись в такой ситуации, дорос до того, чтобы действием искупить причиненное зло?

 

Тому, кому это принадлежит

«Если кто‑нибудь согрешит перед Б‑гом и злоупотребит доверием ближнего, отрицая, что ему было отдано что‑то на хранение или во временное пользование; или будет виновен в грабеже или присвоении имущества ближнего; или найдет потерянное и будет отрицать все это, и поклянется ложно, что он не совершал эти грехи… он… должен возвратить все сполна, прибавив пятую часть (Вор обязан возместить стоимость украденного, прибавив сверх того одну пятую часть, в качестве штрафа. Это правило относится к тем случаям, когда, представ перед судом, вор раскаивается в содеянном и признает свою вину), и отдать тому, кому это принадлежит, в день признания вины своей» (Ваикро, 5:21‑24).

Слова «кому это принадлежит» Раши комментирует следующим образом: «то есть, тому, кому принадлежат эти деньги». На первый взгляд, Раши толкует то, что и без того ясно. Кому должны быть возвращены деньги, как не первоначальному владельцу? Но этот же вопрос можно задать и в связи со стихом, толкуемым Раши — почему Тора видит необходимость уточнить «кому это принадлежит»?

Если не уточнить такой, казалось бы, простой вещи, может возникнуть спорная ситуация: дополнительное возмещение в размере одной пятой от стоимости присвоенного имущества накладывается на вора как наказание за совершенное им противозаконное действие, а потому, исходя из правовых норм, получателем этих денег может выступать не столько жертва, сколько суд, или может быть выдвинуто требование, чтобы эти деньги пошли на благотворительность. И дабы подчеркнуть, что они выплачиваются именно потерпевшему, в Торе сказано: «тому, кому это принадлежит».

И прибавить сверх того

Этот, казалось бы, простой стих затрагивает серьезную проблему, связанную с человеческими взаимоотношениями.

В еврейской мистике существует объяснение, согласно которому тот, кто пережил потерю или претерпел ущерб по вине другого человека, не должен на него гневаться, ибо потеря ниспослана Свыше. Даже передумай обидчик в последний момент причинить это зло, тот, кому назначено претерпеть страдание, столкнулся бы с тем же самым злом на каких‑то иных путях (Тания, Игерес а‑койдеш, гл. 25).

Исходя из такой логики, покусившийся на чужое добро легко может уклониться от необходимости загладить ущерб, причиненный жертве, сославшись на то, что все происшедшее касается только его и Б‑га. Он может рассуждать так: «Я всецело верю, что всякая справедливость — от Б‑га; и да пребудет происшедшее между мною и Б‑гом. Потеря, которую понес ближний, не трогает моего сердца — она ниспослана ему Свыше. Я же несу ответственность за то, что отпал от Б‑га, нарушив нашу с Ним связь. Я преступил Его заповедь, упомянул имя Его всуе (ложно присягнув на суде). Но это прегрешение я искуплю и буду молиться, чтобы восстановить связь с Б‑гом. Я покорно исполню библейское предписание, согласно которому должен возместить потерю, и присовокуплю к возмещению соответствующий штраф. Что же касается зла и обиды, причиненных ближнему, — его переживания не мое дело. Разве мне вменено в обязанность бесконечно заботиться о том, чтобы между нами вновь было доверие?! Ведь для меня этот человек — “пустое место”, что мне до него?»

Столь извращенная точка зрения на человеческие отношения указывает, что связь между говорящим и Б‑гом крайне поверхностна. Если бы мы должны были заботиться об отношениях с ближними только затем, чтобы угодить Б‑гу, в основе этой заботы был бы элементарный эгоизм. Мы хотим упиваться чувством собственной праведности. Нам неуютно от мысли, что поступок наш скверный. Это побуждает загладить вину. И тогда исполнение заповеди, предусматривающей искупление вины за принесенный ущерб, диктуется исключительно стремлением к спокойствию и безмятежности.

В то же время истинная связь с Б‑гом — это когда человек всецело проникается отзывчивостью и вниманием к ближнему, стараясь уподобиться в этом Всевышнему. Мы внимательны к чувствам ближних не потому, что это вменено нам в обязанность, но потому, что их нужды нам не безразличны. Признав или обнаружив, что причинил ближнему зло, я озабочусь, как утешить его боль и облегчить ношу. Мои же личные обязательства и уныние в этой ситуации из‑за вины перед лицом Небес второстепенны. Самое важное — возместить ближнему потерю, восстановить его спокойствие. И я хочу не только возместить потерю, но и прибавить что‑то сверх того — лишь бы сгладить то, что человек пережил по моей вине, и компенсировать доход, который пострадавший мог получить, если бы его деньги находились в его собственном распоряжении.

Покорность Б‑гу

Заповеди, регулирующие отношения между людьми (например, запрещающие клеветать на ближнего, требующие честного ведения дел, не уклоняться от благотворительности), попадают в особую категорию — «мишпотим», как называют законы, основанные на логике. При том, что они полностью согласуются с человеческим разумом, выполнять их мы обязаны из чувства покорности Б‑гу («каболас ойл»). Ему ведома присущая людям тенденция рационализировать и оправдывать свои прегрешения. Потому Тора дает кодекс поведения, не укладывающийся в рамки человеческого рационализма: таким образом человек не может избежать чувства вины, совершив неподобающий, но выгодный ему поступок. Попытка исполнять обязанности перед ближними только из чувства долга перед Б‑гом, игнорируя устремления и переживания окружающих, с Б‑жьим замыслом не имеет ничего общего. Каболас ойл, покорность воле Б‑га, выражена только тогда, когда она захватывает всю личность человека, пронизывая все уровни его сознания.

Б‑гобоязненный человек очистился от злоречия и злословия, аккуратен в ведении дел, избегает брать ему не принадлежащее. Но какова при этом его мотивация? Действительно ли он заботится о чувствах и нуждах ближних или только пытается обрести заслуги перед лицом Небес? Мишпотим призваны сформировать более человечный характер, чтобы еврей стал внимательнее к другим и проникся любовью. Благодаря тому что над нами есть воля Б‑га, у нас есть все основания преодолеть эгоистичную природу — исполнившись любви, приблизиться к Нему.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Аазину». Дуга моральной вселенной

Зло берет верх на короткое время, но в долгосрочной перспективе победа никогда не остается за ним. Нечестивые подобны траве, праведные же похожи на деревья. Трава вырастает за одну ночь, но дереву нужны годы и годы, чтобы достичь полной высоты. В конечном счете тирании терпят поражение. Империи приходят в упадок и гибнут. В финальной битве побеждают добродетель и справедливость. Как сказал, выразившись в духе Теилим, Мартин Лютер Кинг: «Дуга моральной вселенной длинна, но склоняется к справедливости».