Уроки Торы II

Уроки Торы II. Ваигаш

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Богатства народов

И из всех стран приходили в Египет покупать у Йосефа, ибо усилился голод на всей земле.

Брейшис, 41:57

 

И собрал Йосеф все серебро, какое нашлось в стране египетской и в стране Кнаан (и все серебро и золото, что были в мире. — Талмуд, Псохим, 119а), за хлеб, который покупали; и внес Йосеф серебро это в дом фараона.

Брейшис, 47:14

 

В течение нескольких недель мы следили за историей Йосефа: как продали его в рабство, бросили в тюрьму, как истолковал он сны фараона и стал наместником в Египте, как он распоряжался всем зерном Египта в течение семи урожайных лет и как управлял всем распределением пищи в стране и на прилегающих к ней землях семь голодных лет, так что все богатство Египта и окрестных земель сосредоточилось в его руках; и как отправились его братья в Египет покупать зерно, он же выдвинул против них обвинения и удержал у себя Шимона и Биньямина.

В главе Ваигаш (Брейшис, 44:4‑18; 47:27), которую мы читаем на этой неделе, история достигает своей кульминации: Йосеф открывается братьям. От потрясения, смущения и раскаяния они теряют дар речи, но он успокаивает их и призывает поторопиться в Кнаан, чтобы привезти в Египет отца. Отец с сыном радостно воссоединяются после 22‑летней разлуки. Яаков и его домочадцы — всего 70 душ — остаются жить в Египте.

В главе Ваигаш нам также дано объяснение, почему все произошло именно так. Йосеф говорит братьям: «Не вы послали меня сюда, а Всесильный… (45:8). Поторопитесь, вернитесь к отцу моему и скажите ему: так сказал сын твой Йосеф: поставил меня Всесильный господином во всем Египте; сойди (в Торе все путешествия в Святую землю описаны как восхождение, а пути из нее — как нисхождение) ко мне, не медли. И ты поселишься в стране Гошен, чтобы быть вблизи меня, ты и сыны твои, и сыны сынов твоих, и мелкий и крупный скот твой, и все, что у тебя» (45:9,10).

Иными словами, все это было сделано Б‑гом для того, чтобы дети Израиля поселились в Египте.

Но разве не было иного способа привести Яакова в Египет? Талмуд (Шабос, 89б) дает следующее объяснение: «Яаков мог бы быть приведен в Египет в цепях, но удостоился того, что, как описано словами пророка: “Узами человеческими влек Я их, узами любви…” (Ошеа, 11:4)». Мидраш предлагает следующую притчу: «Корову нужно было впрячь в ярмо, она же не давалась. Что тогда сделали? Взяли теленка ее и отвели на то место, где хотели пахать на матери его. Теленок начал мычать. Услышав голос его, корова пошла к теленку, и хоть не хотела туда идти, но пошла во имя своего чада. И также Б‑г хотел, чтобы исполнилось назначенное (египетское изгнание — голус), и устроил все так, что (Яаков и его домочадцы) должны были сойти в Египет» (Мидраш Танхума, Ваейшев, 4). Сказал Б‑г: «Сведу ли перворожденного сына моего с позором в Египет?.. Приведу прежде туда сына его, и последует тогда за ним, даже себе вопреки» (Брейшис Раба, , 86:1).

Тем объясняется, почему Йосеф был поставлен управлять Египтом: чтобы Яаков сошел в Египет не в цепях, как пленник, но явился туда как отец самого могущественного человека в стране. Однако почему Йосеф пришел к власти именно таким образом? И почему были семь лет урожайных, что сменились годами голода (первоначально голод должен был длиться семь лет, но с приходом Яакова в Египет он прекратился через два года [см. Раши на Брейшис, 47:10]), и почему все золото и серебро мира оказались собранными в Египте — ведь эти события повлияли на жизнь миллионов людей?

Изгнание: его материальная цель

В текстах мудрецов слово «Египет» — синоним слова голус, «изгнание» (Ваикро Раба, 13:5). При том, что голус в Египте длился лишь 210 лет (тогда как наш нынешний продолжается более 1930 лет), он был самым важным из четырех голусов (три других: вавилонское изгнание [423 — 353 до н. э.], греческое изгнание [318 — 138 до н. э.] и римское изгнание, которое началось с разрушения Иерусалимского Храма в 69 г. н. э. императором Титом и длится доныне), выпавших на долю еврейского народа. Египет был «плавильным котлом», превратившим потомков Яакова в народ. И он же был «отцом» и прообразом всех последовавших потом изгнаний, ибо в египетском пленении содержались семена всего того, что предстояло пережить евреям под чужим правлением.

Когда бы ни заходила речь о египетском изгнании, особое внимание уделяется материальному богатству, которое евреи вынесли из Египта, покидая его. В завете Б‑га с Авраамом египетский голус описан следующим образом: «Знай, что дети твои будут странниками в чужой стране, где испытают рабство и мучения… потом же выйдут оттуда с богатством великим».

«Великое богатство», обещанное Аврааму, — тема, раз за разом возникающая в рассказе об Исходе, так что даже может сложиться впечатление, будто именно ради него длилось пребывание Израиля в Египте. В первом обращении Б‑га к Моше, когда Он открывает Себя в горящем кусте ежевики и возлагает на Моше миссию — вывести еврейский народ из Египта, Он также велит: «когда пойдете, не уйдете с пустыми руками, но попросит женщина у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных, и вещей золотых, и одежд… и опустошите Египет» (Шмойс, 3:21,22). «Тьма египетская», когда мрак столь плотно накрыл египетские земли, что египтяне не решались выйти из дома, нужна была для того, чтобы евреи, которым тьма не причиняла неудобств, могли свободно входить в дома египтян и легко «сделать опись» всех богатств египетских, и египтяне, когда покидающие их страну попросят дать тот или иной драгоценный предмет, не могли бы утверждать, что этой вещи у них нет (Шмойс Раба, 14:3).

Перед Исходом Б‑г говорит Моше: «Скажи народу: пусть возьмет в долг каждый у знакомого своего и каждая у знакомой своей вещей серебряных и золотых» (Шмойс, 11:2). Б‑г буквально уговаривает детей Израиля взять богатство Египта!

Талмуд (Брохойс, 9б) дает следующее объяснение тому, почему евреи не желали медлить с исходом из Египта ради того, чтобы собрать богатства этой страны. «На что похоже это? На положение человека, сидящего в тюрьме, которому говорят: “Завтра тебя освободят из тюрьмы и дадут много денег”. Он же говорит: “Освободите меня сегодня — и более ни о чем не прошу”». Потому Б‑г молит евреев: «Просите у египтян вещей золотых и серебряных, чтобы не сказал Праведный (Авраам): Он исполнил (Свое обещание), что “они испытают рабство и мучения”, но Он не исполнил (обещание), что “потом же выйдут оттуда с богатством великим”». Но разве Авраам не был, в свою очередь, готов забыть обещание «великого богатства», лишь бы ускорить искупление своих чад?

Блеск золота

Талмуд (Псохим, 87б) утверждает, что «народ Израиля находился в изгнании среди других народов только затем, чтобы могли прибавиться к нему новообращенные». В своей первооснове это относится прежде всего ко множеству неевреев, которые на протяжении веков нашего рассеяния вступали в контакт с еврейским народом и, вдохновленные этим опытом, переходили в иудаизм. Но хасидизм объясняет, что Талмуд также имеет в виду «души», наделенные самыми разными свойствами, которые были преображены и облагорожены в течение нашего изгнания: «искры святости», заключенные внутри физического сотворенного мира (Тора Ор, Брейшис, 6а).

Все существующие в природе объекты, силы и явления содержат в себе искру Б‑жественности (ивр: «ницуц шхина»): искру, включающую данный объект в целостный замысел творения Б‑га и отвечающую Его желанию, чтобы этот объект существовал, — некую мельчайшую частицу Б‑жественности, которая и является «душой» данного объекта, его духовной сутью и структурой. Когда человек обращает что‑либо на службу Создателю, он вскрывает «мирскую скорлупу» данного объекта, тем самым раскрывая и принимая в свое сознание его Б‑жественную суть. Именно ради этого мы были рассеяны по шести континентам — чтобы соприкоснуться с искрами Б‑жественности, в каждом уголке земли ожидающими высвобождения и искупления.

Всякая душа имеет свои «искры», суть неотъемлемые ее части: душа «неполна» до тех пор, покуда не высвободит искры, которые соотносятся с самим ее бытием. Человеку кажется, что он движется по жизни, перебираясь с места на место, переходя от одного занятия к другому в результате игры случайных сил. Но все происходит по воле Б‑жественного провидения, а оно ведет каждого из нас к тем данностям и возможностям, которые сущностно соответствуют именно нашей личности.

Последние можно разделить на два основных типа, которые отражены и в разбираемом нами стихе: «попросит женщина у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных, и вещей золотых». Каждая душа имеет своих «насельников в доме» — иначе говоря, постоянные, регулярные обязательства, продиктованные ее природными талантами и склонностями. Также душа имеет и «соседей» или просто знакомых — «случайных попутчиков», которых предлагает жизнь, когда мы вступаем с чем‑то в недолгий контакт, ненамеренно, а порой и против воли. Однако и в тех и в других следует видеть источники «золота» и «серебра». Сам факт, что некоему человеку явлены какие‑либо возможности или средства, указывает на то, что это — часть его жизненной миссии. Это смысл его голуса, его изгнания в ту или иную часть материального мира и подчинения порядкам, царящим там. Он — и только он — может высвободить ту искру, что содержится в этой части мироздания, дав ей то бытие, что и назначено Б‑гом. (Так мудрецами сказано: «Никому не дано коснуться того, что предназначено для его ближнего» [Талмуд, Йома, 38б].)

Вот почему Тора рассказывает о том, как Яаков рисковал жизнью, чтобы вернуть «горшки», оставленные им на другом берегу реки Ябок, когда он возвращался в Святую землю (Брейшис, 32:25; Раши, там же; Талмуд, Хулин, 91а). «Праведные, — отмечает Талмуд, — ценят достояние свое более, нежели свое тело». Ибо они различают Б‑жественную потенцию во всякой сотворенной сущности и во всяком предмете, которым обладают, прозорливо видят элемент своей духовной целостности.

Массовый исход

Египетский голус — «отец» и прототип всех изгнаний. То был крайне насыщенный период истории, когда закладывалось основание всему тому, что явственно проступило уже в следующие столетия. Кабала утверждает, что материальный мир содержит 288 основных «искр» (каждая из которых состоит из бесчисленных частиц и производных); при этом 202 из них были взяты из Египта (таков глубинный смысл выражения эрев рав — «многочисленная толпа иноплеменников», букв. «великая примесь» [Шмойс, 12:38], употребленного, дабы определить тех, кто присоединился к народу Израиля при исходе из Египта. Нумерологическое значение [гематрия] ивритского слова рав — 202 [рейш=200, бейс=2]), искуплены и возвышены, когда евреи забирали из страны ее богатства, оставив ее «подобно зернохранилищу, освобожденному от зерна, и озеру, освобожденному от рыбы» (Талмуд, Брохойс, 9б). (Таким образом, 33 столетия еврейской истории, что последовали за Исходом, со всеми выпавшими на них тяжкими испытаниями и горестями, являются попыткой освободить оставшиеся 86 «искр»!) И когда Йосеф собрал богатства соседних народов в Египте, это было сделано для того, чтобы обеспечить возможность массового искупления.

И в этом урок каждому из нас: мы должны быть прозорливы в отношении ниспосылаемых нам Б‑гом возможностей и ресурсов для их реализации, понимая, что они — неотъемлемая часть нашей жизненной миссии. Иные склонны избегать изгнания, завернувшись в некую духовность, как в кокон, посвятив дни и ночи изучению Торы и молитве. Но вместо того чтобы освободиться от голуса, такой человек лишь глубже погружается в состояние «плененности», предавая свои «искры» святости, что подобны «членам» его души, — он оставляет их без искупления в бесплодной земле непреображенной материи.

Только отвечая на вызов, посланный нам Б‑жественным провидением, обращая всякое материальное «золото» и «серебро» к той цели, что предусмотрена для них Б‑гом, мы выводим эти искры из состояния голуса, достигая через это личного искупления и освобождения, и приближаем освобождение всего мироздания, когда «вострубит великий шофар, и затерявшиеся придут из земель изобилия, а покинутые — из земель наказания, и поклонятся Г‑споду на горе святой в Иерусалиме» (Шмойс, 27:13. На иврите слово Ашур [Ассирия] буквально значит «богатство», а Мицраим [Египет] — наказание).

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Дрейфус, сионизм и Сартр

Большинство европейских евреев, вместо того чтобы эмигрировать в Палестину, либо, как Дрейфус, хранило верность государствам, которые их презирали, либо надеялись пересидеть грядущие гонения, не покидая дома, и уцелеть. Надежды их не сбылись. Возле парижских школ ныне можно видеть таблички в память о тысячах еврейских детей, убитых нацистами при активном содействии французского государства.

Хасидизм, Юнг и еврейский духовный кризис

Нойманн писал свои работы, движимый убеждением, что мудрость хасидских поучений и юнгианской глубинной психологии можно соединить в неком феноменальном путеводителе по внутреннему миру человека... Двухтомник Нойманна, несмотря на его специфическую юнгианскую терминологию и своеобразную манеру письма, может очень много предложить современному читателю. Это блистательная незавершенная симфония вдохновенных умозрений и глубоких прозрений.

Сообщения о чудесах в Цфате

Миф о Цфате, бережно хранимый и распространяемый следующими поколениями, что Цфат в те времена изобиловал святыми чудотворцами во главе с Лурией, был совершенно неизвестен человеку, жившему в этом городе в период «золотого века» и считающемуся одним из самых крупных местных мудрецов. И сам Лурия говорил о том же, согласно свидетельству его ученика рабби Хаима Виталя.