Уроки Торы II

Уроки Торы II. Ваейлех

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Единство

Раздел Ницовим всегда читается перед праздником Рош а‑Шона: так предписал и Рамбам в Законах молитвы (13:2) и Шулхан Орух (Орах Хаим, 428). Если же читается глава Ваейлех — причем сама по себе, без чтения ее вместе с Ницовим, — то происходит это лишь на Шабос в канун Йом Кипур. Следовательно, глава Ваейлех как‑то особо связана с праздником Йом Кипур.

«Вы стоите сегодня все…»

И Рош а‑Шона, и Йом Кипур сосредоточены на одной и той же теме: на пробуждении в Б‑ге желания, объектом которого стал народ Израиля. Тем самым, для евреев Новый год, со всем его явленным и осязаемым благом, «написан» и скреплен именно в эти дни. Однако эти два дня: Рош а‑Шона и Йом Кипур различны. Ибо в Рош а‑Шона «приговор» на новый год лишь пишется, тогда как «скрепляется» этот приговор на Йом Кипур. Так что второй праздник — кульминация процесса, начатого ранее (см. Рош а‑Шона, 16 a,б).

Алтер Ребе следующим образом объясняет связь между Ницовим и праздником Рош а‑Шона: «Как сказано ранее, Рош а‑Шона — день, когда Б‑г простирает Свою царственную власть и владычество над народом Израиля. И имеет сие силу, когда евреи объединены, как если бы все они были — один человек (Ликутей Тора, 16 a,б; 34б).

Это же представление — и в сердцевине стиха, открывающего Ницовим: «Вы стоите сегодня все перед Б‑гом, Всесильным вашим: главы колен ваших, старейшины ваши… от дровосека твоего до черпающего воду для тебя…» (Дворим, 29:9,10). Это свидетельство, что несмотря на различие в положении каждого из евреев, все они стоят перед Б‑гом воедино.

«Собери народ»

Но этот аспект единства еврейского народа — также и центральный нерв всей главы Ваейлех. Она начинается с того, что «пошел Моше, и говорил слова эти всему Израилю» (31:1), то есть — эти его слова обращены были ко всем евреям разом. И характерным образом раздел этот кончается обращением Моше ко «всему собранию Израиля» (31:30) — ко всем и каждому, — обращением, которым он объединяет своими словами всех предстоящих ему.

Более того, те заповеди, которым научает глава Ваейлех — собирание народа и написание свитка Торы — являются мицвойс, подчеркивающими единство еврейского народа.

«Собери народ» охватывает всех евреев: «мужчин, женщин, детей и пришельцев» в равной степени (31:12). Именно поэтому данную заповедь называют «Акгел» — само это слово означает «община верующих». В таком случае, принадлежащие к этой общине теряют свою индивидуальную идентификацию и образуют совершенно новую общность.

Написание свитка Торы также подчеркивает представление о единстве евреев: пусть уровень понимания Торы каждым из них серьезно отличается, но все они равны по отношению к письменной Торе.

Две ипостаси единства

Однако при том, что тема обоих разделов, и Ницовим, и Ваейлех, — единство евреев, существует различие двух этих чтений из Торы. Выше уже говорилось: Рош а‑Шона и Йом Кипур объединены — оба праздника посвящены тому, что у Б‑га пробудилось желание выделить народ Израиля среди иных народов, избрать его объектом Своего особого отношения. Эта тема начинается в Рош а‑Шона, проходит через Десять дней раскаяния и завершается в Йом Кипур.

И тут сама разница между Рош а‑Шона и Йом Кипур поможет нам уяснить различие в том, как понятие о единстве народа Израиля по‑разному выражено в разделах Ницовим и Ваейлех.

Рош а‑Шона «восходит» к Б‑жественной Царственности — своему сверхъестественному истоку, тогда как Йом Кипур отмечает нисхождение этого Царственного аспекта в мир, раскрытию Б‑жественной Царственности в мире. И хотя оба процесса предполагают, что для их реализации сущностно необходимо единство еврейского народа, подразумевается, что указанное различие распространяется и на характер такового единства.

Единство евреев на Рош а‑Шона есть, в глубинной своей сути, единство, достигнутое Свыше, — именно в горних его истоки и корни; Йом Кипур выражает это единство, каким оно существует в дольнем мире. Поэтому в Йом Кипур еврейское единство выражено и физически, и духовно.

Посудите сами: все евреи равно соблюдают пять запретов Йом Кипура: запрет на еду, питье и т. д. Различие может быть между свершением благого деяния праведником — и деянием человека обычного. Однако в том, что касается «запретительных» заповедей, все евреи одинаковы.

Вот в этом‑то и заключается различие между Ницовим и Ваейлех. Притом, что оба раздела обращены к теме единства евреев, Ницовим повествует про объединение евреев, стоящих на различном уровне, тогда как единство, о котором говорится в Ваейлех, таково, что стихи этого раздела не проводят никаких различий между теми, к кому обращены.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Ребе Шолом‑Шахна, сын ребе Зуси

Когда моего отца и его товарищей везли в тюрьму, он решил про себя не выдавать ничего даже под угрозой смерти. Он был готов к таким угрозам и не собирался давать показания. Так, рассказывал он мне, их воспитывали в России — с того дня, как ребенок поступал в хедер. Даже малыши из хедера повторяли клятву: «Недер, недер, ни слова про хедер». Теперь ему было 15, он уже успел познакомиться с «миром», но помнил свои детские клятвы и дал себе слово сохранять молчание любой ценой.

Недельная глава «Вайелех». Тора как песнь

Мы, каждое поколение, должны взять Тору и обновить ее. Мы должны написать свой свиток. Суть Торы не в ее древности, а в ее новизне; она рассказывает не только о прошлом, но и о будущем. Это не просто какой‑то старинный документ, реликт какой‑то более ранней стадии развития общества. Тора говорит с нами здесь и сейчас — но только при условии, что мы прилагаем усилия, чтобы написать ее снова.

Дрейфус, сионизм и Сартр

Большинство европейских евреев, вместо того чтобы эмигрировать в Палестину, либо, как Дрейфус, хранило верность государствам, которые их презирали, либо надеялись пересидеть грядущие гонения, не покидая дома, и уцелеть. Надежды их не сбылись. Возле парижских школ ныне можно видеть таблички в память о тысячах еврейских детей, убитых нацистами при активном содействии французского государства.