Уроки Торы II

Уроки Торы II. Ваейлех

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Единство

Раздел Ницовим всегда читается перед праздником Рош а‑Шона: так предписал и Рамбам в Законах молитвы (13:2) и Шулхан Орух (Орах Хаим, 428). Если же читается глава Ваейлех — причем сама по себе, без чтения ее вместе с Ницовим, — то происходит это лишь на Шабос в канун Йом Кипур. Следовательно, глава Ваейлех как‑то особо связана с праздником Йом Кипур.

«Вы стоите сегодня все…»

И Рош а‑Шона, и Йом Кипур сосредоточены на одной и той же теме: на пробуждении в Б‑ге желания, объектом которого стал народ Израиля. Тем самым, для евреев Новый год, со всем его явленным и осязаемым благом, «написан» и скреплен именно в эти дни. Однако эти два дня: Рош а‑Шона и Йом Кипур различны. Ибо в Рош а‑Шона «приговор» на новый год лишь пишется, тогда как «скрепляется» этот приговор на Йом Кипур. Так что второй праздник — кульминация процесса, начатого ранее (см. Рош а‑Шона, 16 a,б).

Алтер Ребе следующим образом объясняет связь между Ницовим и праздником Рош а‑Шона: «Как сказано ранее, Рош а‑Шона — день, когда Б‑г простирает Свою царственную власть и владычество над народом Израиля. И имеет сие силу, когда евреи объединены, как если бы все они были — один человек (Ликутей Тора, 16 a,б; 34б).

Это же представление — и в сердцевине стиха, открывающего Ницовим: «Вы стоите сегодня все перед Б‑гом, Всесильным вашим: главы колен ваших, старейшины ваши… от дровосека твоего до черпающего воду для тебя…» (Дворим, 29:9,10). Это свидетельство, что несмотря на различие в положении каждого из евреев, все они стоят перед Б‑гом воедино.

«Собери народ»

Но этот аспект единства еврейского народа — также и центральный нерв всей главы Ваейлех. Она начинается с того, что «пошел Моше, и говорил слова эти всему Израилю» (31:1), то есть — эти его слова обращены были ко всем евреям разом. И характерным образом раздел этот кончается обращением Моше ко «всему собранию Израиля» (31:30) — ко всем и каждому, — обращением, которым он объединяет своими словами всех предстоящих ему.

Более того, те заповеди, которым научает глава Ваейлех — собирание народа и написание свитка Торы — являются мицвойс, подчеркивающими единство еврейского народа.

«Собери народ» охватывает всех евреев: «мужчин, женщин, детей и пришельцев» в равной степени (31:12). Именно поэтому данную заповедь называют «Акгел» — само это слово означает «община верующих». В таком случае, принадлежащие к этой общине теряют свою индивидуальную идентификацию и образуют совершенно новую общность.

Написание свитка Торы также подчеркивает представление о единстве евреев: пусть уровень понимания Торы каждым из них серьезно отличается, но все они равны по отношению к письменной Торе.

Две ипостаси единства

Однако при том, что тема обоих разделов, и Ницовим, и Ваейлех, — единство евреев, существует различие двух этих чтений из Торы. Выше уже говорилось: Рош а‑Шона и Йом Кипур объединены — оба праздника посвящены тому, что у Б‑га пробудилось желание выделить народ Израиля среди иных народов, избрать его объектом Своего особого отношения. Эта тема начинается в Рош а‑Шона, проходит через Десять дней раскаяния и завершается в Йом Кипур.

И тут сама разница между Рош а‑Шона и Йом Кипур поможет нам уяснить различие в том, как понятие о единстве народа Израиля по‑разному выражено в разделах Ницовим и Ваейлех.

Рош а‑Шона «восходит» к Б‑жественной Царственности — своему сверхъестественному истоку, тогда как Йом Кипур отмечает нисхождение этого Царственного аспекта в мир, раскрытию Б‑жественной Царственности в мире. И хотя оба процесса предполагают, что для их реализации сущностно необходимо единство еврейского народа, подразумевается, что указанное различие распространяется и на характер такового единства.

Единство евреев на Рош а‑Шона есть, в глубинной своей сути, единство, достигнутое Свыше, — именно в горних его истоки и корни; Йом Кипур выражает это единство, каким оно существует в дольнем мире. Поэтому в Йом Кипур еврейское единство выражено и физически, и духовно.

Посудите сами: все евреи равно соблюдают пять запретов Йом Кипура: запрет на еду, питье и т. д. Различие может быть между свершением благого деяния праведником — и деянием человека обычного. Однако в том, что касается «запретительных» заповедей, все евреи одинаковы.

Вот в этом‑то и заключается различие между Ницовим и Ваейлех. Притом, что оба раздела обращены к теме единства евреев, Ницовим повествует про объединение евреев, стоящих на различном уровне, тогда как единство, о котором говорится в Ваейлех, таково, что стихи этого раздела не проводят никаких различий между теми, к кому обращены.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Сбывшееся благословение. На всю оставшуюся жизнь

Мог ли простой мальчик из местечка, учивший в подполье хасидут и мечтавший о встрече с Ребе, — хотя бы на несколько минут, — представить себе, что он будет редактировать язык его речей, делать его как можно более понятным простым хасидам! Ребе сказал, что прекратил бы говорить свои речи, если бы знал, что он болен?! Большей награды, большего счастья он уже не мог удостоиться.

На их плечах: Сара Рафаэлова

Мнение нашей семьи о событиях в стране определял и формировал отец Шимшон. Будучи глубоко верующим человеком, все обсуждения он завершал словами: «Им (властям) не отпущено много времени. Геула (избавление) близка, мы должны продолжать делать свое дело — служить Б‑гу».

Недельная глава «Эмор». Двоякость еврейского времени

В иудаизме время — незаменимая среда духовно‑религиозной жизни. Но у еврейского понимания времени есть особенность, незаслуженно обойденная вниманием: двоякость, пронизывающая всю его темпоральную структуру... В иудаизме время — нечто и историческое, и природное. Да, звучит неожиданно, парадоксально. Но воистину великолепно, что иудаизм отказывается упрощать богатую многослойность времени: часы тикают, цветок растет, тело дряхлеет, а человеческая мысль проникает все глубже.